Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---
---
---






Карабушки. 5 часть

1. Исследование.

Сегодня 21 ноября, и я уже сбился со счёту, какой это день с какого-то дня, связанного с Анной, будь то мой последний звонок или моё последнее сообщение, или тот самый день, когда я её видел в последний раз. По мне так, как будто прошёл год, причём самолично по мне. Я бы мог ещё многое сказать про то, как я себя паршиво чувствую из-за всего этого, но мне уже так надоело ныть и жалеть себя, что я лучше промолчу.

На днях я решил для себя подходить ко всему с научной точки зрения (скорее, псевдонаучной, но это не так важно). Я хочу собрать информацию (самую важную для меня) от других людей; мне важно их мнение, так как я сам не могу быть до конца объективным. Но тут встаёт одна загвоздка, я же не могу опрашивать людей на улице, да и вообще не могу самолично их спрашивать об этом (кроме самых близких, конечно). У меня нет друзей, у которых были бы ещё друзья, и так до бесконечности. Поэтому мне остаётся всего один выход, самый безопасный и в то же время самый ненадёжный, так как невозможно совсем доверять этим людям, потому что не видишь их в лицо.

Я имею ввиду анонимные чаты. А может это, конечно, и плюс, ведь они могут спокойно говорить всё, что они думают, если они, конечно, не будут прикалываться и придумывать всякие глупости (я понимаю, что многие будут дурачиться, и не будут воспринимать меня всерьёз). Я буду фильтровать все ответы и записывать только самые серьёзные. Но не уверен, что это всё пройдёт на ура, и я не знаю, какие выводы я хочу в конце сделать и что хочу получить от всего этого, и я не уверен, что это меня успокоит (но я уверен, что это меня отвлечёт хотя бы на некоторое время).

2. Ответы.

В последний раз я написал Анне, что очень хочу её снова увидеть. А перед этим я ей написал, что очень рад за неё (что она нашла своё призвание, и знает, что хочет от жизни). Я это написал, но не очень искренне, я рад и не рад одновременно, ведь это всё значит, что я её не скоро увижу, а может быть, вообще, никогда.

И я так и не понял, что она чувствует ко мне, я её не спрашивал, но из её ответов, редких и появляющихся только после моих схождений с ума и моих тревожных шантажирующих сообщений, кричащих, что мне больно и что я на грани (может быть, она просто жалеет меня, и боится, как бы я чего с собой не сделал), из её ответов ничего не понятно.

А в последнее время она совсем мне не отвечает, хотя я написал ей сотни сообщений, дурацких и вполне серьёзных, но, наверное, не совсем искренних. Одно время я понял, на какие мои сообщения она точно ответит, и пользовался этим знанием очень часто, но потом она, скорее всего, меня раскусила и поняла, что я просто напросто мелкий шантажист и не очень искусный манипулятор, на которого не стоит обращать внимание.

Мне кажется, я потерял её доверие, которого и так было мало. А потом я и сам перестал ей писать. Мне было стыдно. Я столько лишнего и глупого ей сказал (я бы и сам не стал бы больше общаться с таким человеком). Я хотел бы искупить свою вину, и написать ей что-то такое, хорошее, напоследок, чтобы она меня запомнила как хорошего человека, и возможно, как друга (я очень часто просил её позволить мне быть её другом). Я ещё не придумал, что это будут за слова, но я обязательно придумаю, даже если на это уйдёт вся моя жизнь.

3. Девочка Айли.

Дарлен сегодня меня спросила, помню ли я Айли. Я сказал, да, конечно, - он же каждый день за ней заходит. Она удивилась, спросила: "Что?!". Я не ответил, не понял, что она так удивилась, а она такая: "Айли - это девчонка, с которой ты учился, дурак. А его зовут Дастин, придурок". А-а, - сказал я. Просто я думал, что эта его татуировка что-то да значит, например его имя, а Айли я никакую не помнил.

- Она сегодня заходила к нам за карандашами. Вспомнил? Такая длинная и худая, в розовых колготках. Она такая странная, тебе не кажется?

Мне ничего не казалось, я её, вообще, не помнил, и, кажется, никогда не знал. А Дарлен всё продолжала и продолжала. За обеденный перерыв я узнал об этой Айли больше, чем о себе за всю жизнь.

- Ты ей, кажется, понравился, - сказала напоследок Дарлен.

- Почему, - рассеянно спросил я, убирая табличку "закрыто" с двери.

- Она оставила тебе свой номер телефона.

- Когда она успела, - удивился я. Ничего такого я не помнил. Эта Айли даже не заговаривала со мной.

- Она его написала на листке, когда расписывала ручку. Ты не помнишь?

- Странно как-то это всё. Может это случайные цифры?

- А ты проверь.

Проверять это всё я, конечно, не собирался. Но когда я пришёл домой, я нашёл у себя в рюкзаке этот номер, - Дарлен мне его подложила специально (зачем ей это нужно?). Я попытался повспоминать всех, с кем учился, но Айли среди них я так и не вспомнил. Я помнил Банчей - Арло и Дарлен, конечно, Рика и Боба - братьев близнецов, девочку Сьюзи с рыжими волосами, Стэна, который всех задирал, отличника Алекса, трёх закадычный друзей-прогульщиков - Мэтью, Стива и Стью. И ещё двух парней, которые меня невзлюбили, Джона и Барни (они были самые крутые у нас в школе). А ещё, конечно, Анну, которая проучилась у нас меньше полгода (её я помнил больше всех).

4. Анна и школа.

Анна могла встать посреди урока и уйти из класса. Замечания учителей на неё не действовали. Поначалу её поведение выводило их из себя, но потом они свыклись с её дурным характером (так они это называли), и разрешили ей почти что всё, вплоть до прогулов. Я часто прогуливал вместе с ней (в школе про это не знали, все думали, что я болею, ведь учителя верили мне на слово, я был примерным учеником).

Не знаю, как так получилось, что мы стали с ней дружить, мы ведь были с ней очень разными. А хотя я, кажется, вспомнил, как это было. Анна как-то подошла ко мне на перемене, быстрым шагом, уверенно, не раздумывая, и показав на меня пальцем, сказала: "Ты" (это означало, что я - это тот, с кем она хочет дружить, это она мне потом объяснила, а тогда я не очень понял её, она иногда говорила сильно с акцентом, путая слова).

Я не разговаривал с ней в школе, при одноклассниках, - не хотел, чтобы надо мной смеялись (меня и так они не слишком любили). Это было малодушно, я знаю, но меньше всего я тогда хотел проблем в школе. Анна была изгоем, она была резкой и правдивой, и говорила всё, что думала (и ровесникам и взрослым), она могла сказать самому авторитетному человеку в классе, что он сволочь, а мне она говорила, давай сдачи, не молчи, когда тебя оскорбляют.

Я не слушал её, мне было это не очень важно, я редко воспринимал издёвки одноклассников очень близко к сердцу, меня это не трогало, я просто хотел, чтобы от меня отстали (меня и не трогали в основном, я всегда молчал, и ни в чём не участвовал, и давал всем списывать, в отличие от отличников). Меня даже уважали в какой-то степени. А Анну боялись. Я тоже её боялся, даже уже когда дружил с ней.

Она была такая сильная (не в смысле, поднимать тяжёлые вещи; это была другая сила, сила духа, может быть), я ей завидовал даже. Я хотел быть таким же, говорить те же вещи, что говорила она, совершать те же поступки, что она. Я хотел не бояться, как она. Я хотел, чтобы она меня научила, но я никогда не говорил ей этого.

5. Что такое любовь?

Любовь - это чувство. Кому-то это нравится, а кто-то страдает.

Любовь - это самообман.

Любовь - это не только постель.

Любовь - это привязанность.

Любовь - это привычка.

Любовь - это...

Не так уж и много определений дали мне незнакомые люди, которых я никогда не увижу в лицо. Это самые серьёзные определения, которые были. Больше половины опрошенных сразу же прерывали беседу после моего вопроса: "Что такое любовь?". Что такое любовь - беседа прервана, что такое любовь - беседа прервана, что такое любовь - беседа прервана, и так до бесконечности. Это такой сложный вопрос? А как бы я ответил, если меня бы спросили? А как бы ответили бы мои родители, моя сестра, Анна? Анна, что такое любовь? - беседа прервана. Морган, что такое любовь? - спросите у кого-нибудь другого.

Я спросил у Дарлен, что такое любовь. Дарлен удивилась, но ответила. Любовь - это когда любишь человека больше, чем себя. Я спросил Дарлен, любит ли она Дастина больше, чем себя. Она сказала, что да. Я спросил у отца, что такое любовь. Отец сказал: "Чего это ты такие странные вопросы в последнее время задаёшь. Влюбился?" Я сказал, что это научное исследование. Отец сказал: "Надо было тебе в колледж идти". Я повторил свой вопрос. Отец задумался на немного, посмотрел на меня, понял, что я от него не отстану. Любовь - это когда можешь простить человеку всё, что угодно. И когда любишь его, несмотря на все его странные вопросы. Отец пошутил в конце, но я понял его главную мысль. Я спросил его, простил ли он маму за то, что она уходила от него к другому мужчине. Отец ответил, что да.

Я написал Мире свой вопрос. Мира написала, что я и так это знаю. Я повторил свой вопрос ещё раз. Мира написала, что любовь - это просто любовь, и у неё не может быть никаких определений. Когда любишь, не спрашиваешь, что это такое, просто любишь и всё. Я спросил у неё, любит ли она. Мира ответила, что да.

Я спросил у мамы, что такое любовь. Это было сложнее всего сделать (у мамы я ничего такого раньше не спрашивал). Мама грустно улыбнулась в ответ, и спросила меня: "Что случилось?". Я соврал, что собираю афоризмы (мама не поверила, но ничего не сказала).

Любовь - это когда не можешь без него жить. Я спросил, как это не можешь жить, умираешь что-ли. Мама сказала, что нет, не умираешь, но не можешь. Ну можно же, спросил я. Можно, ответила мама, но ты попробуй проживи без того, что ты любишь. Ты пробовала, спросил я. Пробовала, ответила мама, не получилось. А почему пробовала, спросил я. Потому что иногда устаёшь от любви. От неё можно устать, удивился я. От всего можно устать, даже от любви.

Я устал от этого вопроса.

6. Смирись.

Четверг. Я в парке. Не пускаю бутылки с письмами в море, не пишу, не звоню Анне. Не снимаюсь в кино. И снег сегодня настоящий, не бумажный. Зачем я до сих пор сюда прихожу? Мои новые кроссовки лежат у меня под кроватью, их я больше ни разу не доставал оттуда, и не достану, наверное (не в этой жизни). Моё исследование окончено. Нужно придумывать что-то новое. Например, пересчитать все снежинки, которые летят на меня. Или вычерпнуть всю воду из моря. Или смириться.

Сделать вид, что я устал, и мне больше ничего не нужно. Сказать себе, крикнуть себе в ухо: "Проживу как-нибудь и один. Мне никто не нужен". Это же так просто. Это же самое простое. Как вычерпнуть всю воду из атлантического океана, и пройти по образовавшейся суше. К ней. И сказать ей то же самое, что я говорил и себе. Мне. Никто. Не. Нужен.

Позвонить сестре, и сказать ей, что у меня всё хорошо. И всегда всё будет хорошо. Прийти домой, разуться, найти отца, обнять его крепко, и сказать ему: "Папа, я больше никогда не буду задавать странные вопросы". Улыбнуться, когда он рассмеётся. Найти маму, сказать ей, что я её люблю не меньше, чем отца. И что я не сержусь на неё, и что папа не сердится. И никогда не сердился. Только не уходи больше от нас, не уставай. Я тоже знаю, что от любви можно устать, особенно, когда её много. Когда её очень много. Когда перебор.

Телепатически связаться с Анной. Сказать ей, что я...

7. Живу.

Сегодня шёл домой с закрытыми глазами. Специально. Ни одна машина не сбила. Свернул на самую оживлённую улицу (хотя мне было не по пути), там, где двухстороннее движение, и нет переходов, и светофор ещё в прошлом году сломался. Я загадал, если я пройду её, то Анна меня любит. Но всё получилось как-то не так; не знаю, считать ли это за проигрыш или нет. Улицу я так и не перешёл, но и под машину не попал. Меня остановили. Схватили за руку, и потащили за собой на безопасное место.

- Ты что сумасшедший?! - та девочка в розовых колготках. Она шла всю дорогу за мной, ещё от магазина.

- Нет, - ответил я, хотя это было лишним.

- Пошли, - сказала она и взяла меня за руку, и повела меня за собой, не дожидаясь возражений.

- Куда мы идём, - спросил я, когда мы прошли больше пяти минут. Не знаю, почему я шёл за ней.

Когда мы пришли, она повернула меня лицом к зданию, и сказала, смотри. Этим зданием была больница. Я пожал плечами, так как ничего не понял. Она ткнула пальцем мне в грудь, и сказала, что мне нужно тут работать. Я спросил, почему. Она сказала, потому, что я дурак.

- Люди умирают, ты это знаешь? - сказала она. Я кивнул.

- Чтобы об этом помнить, нужно здесь работать, - сказала она.

- А зачем об этом помнить? - спросил я.

- Чтобы жить.

Я покраснел. Айли улыбнулась, и сказала: "Пошли, я отведу тебя домой". Я удивился, что она знает, где я живу, но ничего не сказал.

8. Вопросы.

В детстве у меня была настольная игра про космос; сейчас от неё остались только карточки с вопросами, а куда делась сама игра - я не знаю. Совершенно не помню, что с ней сделалось: пропала куда-то, выбросили, или не было никогда... Ещё помню книгу про жизнь семьи лисов (я её никогда не читал, но помню, что она у меня была), она тоже куда-то исчезла со временем; и я не знаю, как она у меня появилась (не моя была вроде бы вовсе). Такая серенькая, без картинок.

Хотелось бы вернуться в прошлое, и поискать их всех, все пропавшие вещи найти, забрать их с собой в доказательство своей жизни. Вот они, существуют, я помнил, я знал, это было, не придумал, не приснилось, я - это я. В последнее время так боюсь потеряться. Думается, однажды проснусь и не смогу разобраться, где была жизнь, а где сон. Морган, Морган, ты всё проспал! Спал всю свою жизнь, соня. Проспал, и всё перепутал.

Представить себе страшно, я стал думать, что Айли, моя забытая знакомая, и есть моя Анна.
Категория: Рассказы Автор: Ольга Елезова нравится 0   Дата: 24:05:2019


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru