Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---
---
---






Кресло


Оно было красиво... Необычайно... Невероятно красиво. Словно не было плодом рук человеческих. Высокая спинка с какими-то таинственными, манящими изгибами. Подлокотники... Из красного дерева. Бессовестно играющие солнечными бликами, уверенные в своей неповторимости, в своём очаровании. А кожа... Чёрная как крыло древнего ворона. Сияющая, будто бы покрытая тонким слоем прозрачного, волшебного лака. И оттенок... Этот едва уловимый оттенок... Сквозь густой мрак вечной темноты, пробивающийся едва уловимым цветом. Фиолетовым? Да, да... Фиолетовым... Фиолетово... Фиолетово-чёрное....

Анна Владимировна работала в этой компании пятый год. Работа не отличалась особым разнообразием и уже к концу первого года работы она стала не просто высококлассным специалистом, – она стала профессионалом своего дела. Рано или поздно это должны были заметить и месяцев семь-восемь тому назад её назначили заместителем начальника отдела. Карьера, хоть и медленно, но двигалась. Двигалась...
В свои тридцать два года Анна Владимировна так и не встретила суженого, не родила детей. Слегка полновата, страдающая близорукостью, она не расставалась с очками. Практически поставив крест на личной жизни, Анна Владимировна всецело отдавалась работе. Формально являясь заместителем начальника отдела, она, по сути, тянула на своих плечах весь отдел. Даже на совещания к директору департамента ходила всегда только она
Кроме начальника отдела, Андрея Петровича, мирно ожидающего грядущего выхода на пенсию и ни во что не вмешивающегося, в отделе работало ещё три человека. Две юные сотрудницы, – Наташа и Марина, и подающий большие надежды, только-только окончивший ВУЗ, – Олег. Анна Владимировна ощущала по отношению к своим молодым коллегам какую-то невероятно глубокую нежность. Иногда ей казалось, что это её... Её две дочурки и сынок... Дети, о которых она так мечтала в годы своей юности. И нежность, которую Анна Владимировна испытывала к этим молодым людям, вольно не вольно окутывалась коконом невыразимой, бескрайней грусти.
Она установила этакий патронат над ребятами. Всё, что она знала, что умела, она старалась передать им. Показать, объяснить, научить. Часто она доделывала за них работу, оставаясь после окончания рабочего дня на час, два, а то и на три... Дома, ведь всё равно её никто не ждал... Никто... Даже кошку она не рисковала заводить. Ведь это, – ответственность. Вдруг, что-то случится...
Ребята отвечали Анне Владимировне взаимностью. Между собой они называли её ласково, – «Наша Аннушка». Уверенность, что их начальница самая добродушная женщина и в этой компании и в других в радиусе ста километров, что им неимоверно повезло, была абсолютно непоколебима.
День был похож на день. Повторяемость... Рутина... Но это абсолютно не угнетало Анну Владимировну. Она, как обычно, приходила раньше всех и покидала отдел, когда за окнами уже темнело. Охранники с облегчением вздыхали, принимая от неё ключи.
В повторяемости она находила стабильность, в рутине – понимание того, что завтра она точно также будет нужна. Так было уже не один год, так есть и так… Так и было бы… Было бы ещё очень и очень долго, если бы не… Если бы не…
Звонок телефона и журчащий голос секретаря директора департамента напоминал о том, что сегодня состоится планерка, как обычно. Только, – на час позже. В кабинете директора департамента меняли мебель, а эти сборщики что-то долго суетятся, долго… Трескотня секретарши утомила Анну Владимировну. Она положила трубку, перелистывая подготовленные для доклада бумаги, пыталась сообразить, чем ей занять этот час? Вспомнив, что с утра пригрузила молодёжь задачами, решила им немного помочь. Она подозвала Олега, взяла подготовленные им наброски и углубилась в правки. Час пролетел незаметно. Телефон. На этот раз секретарь была краткой, – «Вас ждут!».
– Олежка, ну ты понял? Давай, доделай в этом направлении… Я на планёрку, – Анна Владимировна выпорхнула из отдела и, слегка покачиваясь, засеменила в сторону кабинета директора департамента.
Уже в предбаннике она заметила изменения. Секретарь восседала за новым столом, какого-то странного цвета, и не коричневый, и не красный, чем-то напоминающий запёкшуюся кровь под тонким слоем лака, бесцеремонно играющего солнечными лучами.
– Анюта, оцени! – залепетала секретарша, – Настоящее красное дерево… А у шефа… Там вообще… Упасть – не встать… Это, – Италия! Или, – Голландия? Нет, кажется, всё-таки Италия? Или… Блеск! Скажи…
– Да-а-а-а…, – протянула Анна Владимировна, – Красиво! Я пошла?
– Угу! Там все уже…
Взявшись за ручку двери, Анна Владимировна ощутила, как ладони покрылись капельками пота. Опять? И так каждый раз… Нет, это был не страх… То есть, не совсем страх… Это было ощущением чего-то… Чего-то… Величия, что ли? Чего-то такого, что над… Над ней… Высоко…
Выдох... Поворот ручки... И она вошла в кабинет. На удивление все уже были в сборе. Впервые она пришла на совещание последней.
Опустившись на свободный стул, Анна Владимировна молча, кивком головы поздоровалась с присутствующими и обвела взором кабинет. Да-а-а-а... Новая мебель изменила его почти до неузнаваемости. Теперь помещение наполнилось какой-то торжественностью, каким-то новым, особым величием, какой-то музейной магией, завораживающей, обволакивающей безмерностью тишины.
Оставалось поздороваться с директором департамента. Она повернула голову в его сторону, одела на лицо отшлифованную годами улыбку и ... замерла.
Её руководитель восседал на... На чём-то невероятном, непостижимом... Глаза Анны Владимировны поймали свечение, волшебное, почти неразличимое, фиолетово-чёрное свечение... Это свечение заполняло её. Вползало внутрь, в мозг, в лёгкие, в сердце. Наполняло её всю. Что это? Кресло? Обычное кресло? Но... Как? Как же...
Ей дали слово. Она автоматически, словно запрограммированный кем-то робот озвучила подготовленную информацию. Шеф подвёл итоги, дал указания. Совещание окончено. Все засуетились и потопали к выходу. Она не вставала. Она не могла оторвать глаз от этого кожаного чуда. Она продолжала пить, впитывать в себя это фиолетово-чёрное свечение, это волшебство.
– Анна Владимировна, у Вас что-то ещё? – голос шефа заставил её вздрогнуть.
– Нет! Нет! Так... Задумалась... Спасибо! Иду..., – она с трудом встала из-за стола, словно отрывалась от родника, так и не утолив свою жажду, и вышла из кабинета.
С этого дня видения кресла цвета вороньего крыла с загадочным фиолетовым отливом стали преследовать её. Только работа отвлекала от них. Но как только выдавалась свободная минута, фиолетово-чёрное свечение возникало вновь и манило её таинственной недостижимостью объекта. Кресло... Оно стало приходить к ней в снах. Всё чаще и чаще... И теперь, – каждую ночь...
Через две недели случилось то, о чём Анна Владимировна и не мечтала. Директора департамента давно «сватали» в министерство. Он колебался, отнекивался и... И, в конце концов, – согласился.
Генеральный вызвал Анну Владимировну к себе, с видом искренней отеческой заботы и с интонацией, достойной открытия самых торжественных мероприятий, сообщил, что руководство долго и тщательно думало над тем, кто способен занять освободившуюся вакансию и достойно руководить таким ответственным участком, как этот департамент...
– Короче говоря, Анна Владимировна, Вы назначены директором департамента. Приказ я уже подписал. Правда, пока исполняющей обязанности... Но, я уверен, что это ненадолго. Уверен, что Вы справитесь... Поздравляю! – завершил свой спич Генеральный директор, с неживой улыбкой на лице протягивая ей руку.
– Сп... Спа... Спасибо! – от неожиданности она слегка заикалась, – Поста... Постараюсь не по... Не подвести Вас!
– Да! Да! Что ж, – приступайте! Занимайте кабинет и, – за работу!
В состоянии близком к обмороку Анна Владимировна вернулась в отдел. Бегло отвечая на поздравления сотрудников, она собрала свои вещи и направилась к своему новому месту работы.
– Аню... Анна Владимировна, здравствуйте! – встретила её секретарь, вытянувшись во весь свой рост, растерянно и слегка встревожено улыбаясь, – Что-то хотите? Кофе? Чай?
– Позже, – бросила она и зашла в кабинет, захлопнув за собой дверь.
Замерев у порога, она ласкала взглядом своё навязчивое видение. Теперь, оно – реальность! Теперь, оно – её! Только её! Она подошла, и притронулось к его коже. Провела рукой по спинке, подлокотникам. Она еле сдерживала себя. Ей хотелось обнять это чудо, прижать его к себе. Слиться. Слиться, как с любимым мужчиной. Мужчиной, которого она всё ещё ждёт.
Несколько минут она просто стояла и гладила, гладила, гладила... Ощущая кончиками пальцев нежность кожи, впитывая в себя запах, окунаясь в фиолетово-чёрный омут, она наслаждалась. Наслаждалась этим мгновением, этой вечностью.
Она села, опустив расслабленные руки на подлокотники, откинувшись всем телом на спинку. Закрыла глаза.
– Ну, здравствуй! – какой-то еле различимый шёпот вползал в её уши, проникая в сознание и глубже, куда-то ещё глубже..., – Вот мы и вместе... Ты и я...
Анна Владимировна встрепенулась, открыла глаза и пробежалась взглядом по кабинету. Никого! Тихо! Тихо! Веки опустились...
– Мы – одно целое! Теперь, ты со мной... Теперь, ты – властительница! Ты будешь повелевать! Ты – царица! Ты – Клеопатра! Ты – Екатерина Великая! Ты – Великая! Ты будешь карать или миловать! Карать! Твой департамент... Твой... Будет лучшим... Лучшим в компании... Ты научишь их работать! Заставишь их работать! Ты покажешь им... Ты заслужила... Заслужила! – шёпот заполнял её, заполнял, сплетаясь в голове в бесформенный клубок из импульсов, мыслей, эмоций, ощущений с фиолетово-чёрным оттенком...
«Наша Аннушка» умерла...
Через месяц сотрудники называли её совсем иначе, – «АВ-АВ». Сейчас и не вспомнить, кто первым придумал это прозвище. Но теперь... Теперь она разговаривала только так...
Она ввела жёсткую дисциплину. Задания должны выполняться в чётко обозначенный ею срок, иначе – лишение премии. За опоздание на минуту – лишение премии. Уход с работы только по её личному распоряжению, исключительно. Выходные? Выходные дни те, которые определила она. Она даже ввела обязательную форму одежда. В её департаменте одеваются только так! Олег как-то заикнулся о КЗоТе, о правах... К вечеру он написал заявление... «По собственному»...
Как-то Наташа попросила её отпустить с работы на час раньше. Сестра, не сориентировавшись, отправила к ней племянника. Девятилетний ребёнок едет сам в маршрутке, в незнакомый ему город. Встретить…
– Наталья, это – Ваши проблемы или Вашей сестры! На работе – работают! Уйдёте, как положено! Не раньше! Я отпущу, когда посчитаю нужным!
Наташа… Наташа не сказала ничего… Ни-че-го…

Департамент стал лучшим… Самым лучшим в компании… Фиолетово-чёрным…

Но… Не вечно… Ничто не вечно! Кто-то затеял реорганизацию… Оргструктуру поменяли. Административный аппарат сократили. И департамент… Департамент Анны Владимировны ликвидировали. Её… Её уволили. Где она сейчас? Кто знает… Кто знает…
Реорганизация… Суета… Переезды… Техника. Папки. Из кабинета в кабинет. И все заняты. Сосредоточены.
А кресло? В этой суете… Как-то… Не досмотрели… Оно исчезло. Исчезло самым таинственным образом. Столько людей вокруг и… Исчезло. Бесследно… Странно…
Может… Может быть где-то в офисе? В каком-нибудь? В чьём-нибудь?
У Вас?... Нет?
Фиолетово-чёрное…
Категория: Рассказы Автор: Александр Скрыпник нравится 0   Дата: 29:05:2014


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru