Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №14 коротких рассказов и стихов
Все кроме любовной лирики. Текст ЗАГЛАвными буквами меняется программой на произвольный обычным шрифтом. Спасибо. Итоги 1 февраля 2019 г.











На троих с половиной



На троих с половиной
С моим первым и пока единственным другом мы возились в песке. Еще не было наших кличек – они появились позже – да и сами мы не были теми пацанами, какими стали потом.
В неглубокой ямке с желтым песком мы возводили крепостные стены, строили города и заселяли их королями и воинами. Ни женщин, ни девок в наших городах не водилось. Еще чего!
Захватывающей была игра, красивыми замки, доблестными полки, а короли нас слушались. Битвы и разрушения менялись непродолжительными периодами интенсивного строительства, и снова бушевали беспощадные войны, расчищая место для других городов и новых солдат.
Мой первый друг, после того как в ожесточенном сражении его армия потерпела сокрушительное поражение, грустно смотрел на разруху в своём государстве, потом встал, раздумчиво поковырял в носу и посмотрел по сторонам.
- Твой батя идет, - сказал и добавил уважительно, - самый длинный.
Трое мужчин, не спеша, шли по дороге. Я обождал, пока они поравняются с нашей ямкой, и, задрав голову, крикнул:
- Вы куда?
Они остановились. С усмешкой оглядели нас со своей высоты.
- Водку пить, - сказал Матвей и подмигнул отцу.
- Не, правда, куда?
- Тебе говорят, водку пить!
- А, ладно, я с вами? – спросил я из ямки.
- Пошли, - пожал плечами отец.
- Ты побудь пока тут, - сказал я своему первому другу, - а мы попьём и придем.

Небольшая низинка под железнодорожной насыпью, поросшая ольхой и ракитой, называлась болотом. Это было место, где квакали лягушки и вершились тайные дела.
У высокой и единственной сосны на взгорке остановились. Матвей достал из кармана бутылку, отец – банку бычков в томате и складной ножик, Семен – хлеб и стакан.
Сбросили пробку, налили первому.
Перехватив мой до чрезвычайности заинтересованный взгляд и подмигнув остальным, Матвей сказал:
- Борь, ну ты будешь?
Впервые мне представилась такая возможность, но ведь водка! Скромно и вопросительно я посмотрел на отца.
- А что ты на меня смотришь? – пожал он плечами. – Тебя спрашивают – ты и думай!
В замешательстве я перевел взгляд на Матвея, но он засвистел и что-то увидел в кроне сосны.
Семен, присев на корточки, внимательно разглядывал бутылку.
- А какая она? – спросил я подозрительно.
- Горькая! Не знаешь, какая водка! Гадость!
Э-э, нет, меня тоже на мякине не проведешь! Была б она просто горькая – небось, не пили!
Я сглотнул и переступил с ноги на ногу.
- А что, может, пусть выпьет немного, для пробы, - предложил Семен.
- Как хочет, его дело. – Отец лениво сунул руку в карман. – У меня тут, правда, конфеты, вроде, были, - сказал безразличным голосом. - Но, говорят, кто водку пьет, тот конфеты не ест.
Я насторожился.
Правда. Он вынул руку из кармана, и на ладони вкусно блеснули цветастые обертки. «Ласточка»! Мои любимые!
Как бы ни прогадать! Я вытер ладонью вспотевший лоб и заодно нос.
- А что она…. Совсем горькая? – спросил, переводя взгляд с конфет на стакан и обратно.
Отец почему-то хмыкнул.
- Когда пьешь – горькая, - объяснил Матвей, - а потом ничего….
- Что ничего? Сладкая потом?
- Ну-у…. Потом, вроде, что и сладкая. Но не как конфеты.
«Вроде бы, да кабы, - разозлился я внутри себя, - пьете, а не знаете!»
- А что больше сладкое: водка потом или конфеты?
Они многозначительно переглянулись.
- Это уж кому как.
Колебания мои затянулись, и Семен вздохнул.
- Ну, давай, решай быстрей, а то рука у дяди Матвея устала!
И под нажимом его ждущего взгляда замечательная мысль шустрым воробьем клюнула стриженую мою голову. А ведь если горькое да смешается со сладким – будет среднее, нормальное!
- Ладно, - сказал я решительно. – Давайте мне водку и сразу конфеты, чтоб горько не было!
Брови у них подпрыгнули, подбородки упали.
- А пацан у тебя не дура-ак! – протянул Матвей.
- Угу, - кивнул Семен. – Чтоб, значит, горько не было! Чтоб все время сладко!
Они улыбались, глядя на меня, и довольный умной своей головой, я уже было протянул обе перемазанные лапы, но строгий и внимательный взгляд отца остановил. Ладонь со сладкими конфетами закрылась.
- Да-а, не знал я…, - сказал он задумчиво и серьезно.
- А что? – я насторожился.
И родной мой отец при всех сказал:
- Жадный ты! Глаза у тебя завидущие. «Мне и то, мне и это»! Ты извини, но мне за тебя перед товарищами стыдно.
Колючий ком вырос в горле, слёзы подкатились к глазам, и обе мои загребущие лапы опустились.
- Да ладно ты, не ругай пацана! – сказал Матвей примирительно.
- По стакану и замнем! – предложил Семен.
- Нет, не ладно! Ты спроси у дяди Матвея и дяди Семена, жадничал я когда?
- Да он исправится, - пообещал за меня Матвей. – Исправишься, Борь?
Голова у меня мотнулась.
- Исправлюсь.
- Ладно, - сказал отец, - посмотрим. Но за жадность надо тебя наказать. Вот тебе одна конфета и всё. Хватит!
- А другая кому? – хмуро поинтересовался я.
- Сами съедим.
- Вы же большие, а большие конфет не едят!
- Кто это тебе сказал?! – удивился отец такой осведомленности.
- Мамка сказала, и все так говорят.
Он очень внимательно посмотрел мне в глаза.
- А тебе никто не говорил, что маленькие водку не пьют?
Вконец опозоренный, стоял я с поникшей головой, надутыми губами и щеками. Крупные тёплые слёзы висли на ресницах.
- Говорили. Я забыл.

Яркая и большая была весна. Солнце слепило глаза, грело затылок и спину. Бутылку закинули в кусты, и мы вместе ели с ножа бычки в томате с хлебом. Это было в тысячу раз вкуснее надоевших каш.
Потом они сидели на солнышке, вели неторопливый разговор и по очереди строгали мне из коры высокой сосны кораблики. Я ставил мачты, оснащал их бумажными парусами и пускал на воду. Весело журча, ручеек подхватывал, нес и кружил мой лёгкий флот. Я устроил соревнование. И, не смотря на то, что отец меня так опозорил перед своими товарищами, ставил кораблик, им сделанный, в более выгодные исходные позиции. Я не обижался на него, и вообще не мог обижаться подолгу.
Подумаешь! Ничего страшного. Без водки мне даже лучше. Конфету я съел, и вторую должны скоро дать, потому что я видел: они её не съели, а я уже исправился и перестал быть жадным.
Интересно только, как она из сначала-горькой в после-сладкую превращается!
Гремя на рельсовых стыках, стремительно мчались по насыпи поезда, кричали пронзительно. А в низинке деловито журчал ручеек, и у нас была тайна.
- Смотри, - сказал Матвей, - не проговорись матери, где был!
- Да не качайся! – предупредил отец.
А я качался вовсю и даже один раз упал почти не нарочно. Конечно, когда мы подошли у дому, я перестал дурачиться и пошел прямо, но, видимо, что-то случилось.
Никогда я не видел свою мать такой! Бледная, со злобно сжатыми губами, она встречала нас у калитки.
- Я не позволю спаивать пятилетнего ребенка! – закричала неестественно резким голосом, больно схватила меня за руку и впилась глазами в лицо.
- Признавайся! Пил водку?
Я изо всех сил завертел головой.
- А ну, дыхни!
Я дыхнул.
- Ещё! – потребовала она.
Дыхнул ещё.
Она выпрямилась и отпустила мою руку.
- Смотри у меня! Я тебе такую водку покажу – до седых волос помнить будешь!

На следующий день я в первый раз дал моему Первому Другу Коле по морде. За предательство.
Мать это видела и поколотила меня. Сказала, для справедливости.

Категория: Рассказы Автор: Борис Тропин нравится 0   Дата: 02:08:2016


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru