Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---






Раз, два, три, четыре, пять. Продолжение

***
Знаешь, я сейчас поняла, что ни о чём не мечтаю. Так странно это осознавать. Это, наверное, ненормально. Я спросила Оксану, о чём она мечтает. Она мне ответила, что о большом доме с камином, с большими окнами до пола, и чтобы был красивый вид из них.

- А ещё у меня будет большая сторожевая собака, которая будет меня охранять. Мы с ней будем гулять по парку, а потом я встречу своего суженого и мы поженимся.

- А дети у вас будут?

- Да. Их будет двое. Мальчик и девочка. Девочку будут звать Луной, а мальчика - Солнцем. И я их никогда не сдам в детдом. Они всё время будут со мной.

- Ты знаешь, что Александр не даст нам сбежать. Он говорит, что это очень опасно. Мы погибнем одни.

- А мы ему ничего не скажем. Ты же хочешь найти Его?!

- Он не найдётся, пока он сам этого не захочет. Он не хочет приближать меня к себе. Он уже забыл меня давно. Он мне не снится.

- Глупости! Заставь его прийти к тебе. Скажи, что ты в опасности, и тебе нужна его помощь. Он не сможет не прийти.

- Я не хочу ему врать.

- А увидеть ты его хочешь?! Я могу ему снова позвонить и сказать, что ты при смерти.

- Не надо. Это его добьёт.

- Я звоню. Аллё, это Оксана, приезжай как можно скорее. Аврора..., ей очень плохо, не могу долго говорить, приезжай, ты ей очень нужен сейчас.

- Зачем ты это сделала.

- Но я же не соврала. Тебе и вправду очень плохо. Всё честно. Он приедет, выдаст себя, ему будет не отвертеться от того, что он тебя любит. Если в этот раз ты его отпустишь, то я уж точно его не отпущу. Свяжу вас вместе, и запру на замок, и буду следить за вами, чтобы вы всегда были друг с другом. По-другому с вами нельзя. У вас какая-то мания убегать друг от друга.

- А если он не придёт.

- Посмотрим.

***
Однажды ночью я проснулась, и оказалась в лесу. Я никогда его раньше не видела. Он был очень тих и тёмен, и я слышала своё сердцебиение. Оно было очень сильное. Я осторожно ступала по опавшей листве, но моим босым ногам всё равно было щёкотно. Неужели я, в чём была, вышла на улицу? Было холодно в одной рубашке. Хотя странно, что на мне одна рубашка, и не моя, сплю я в другой одежде.

Где-то на окраине леса в противоположной стороне слышался телефонный звонок, он отдавался гулким эхом по всему лесу. Сердце мне подсказывало, что это ты мне звонишь, и я шла на этот звук. Мне было очень страшно, я шла, а вокруг меня ничего не менялось, и телефонный звонок становился всё тише и тише. Я чувствовала, что не успею. А потом я споткнулась и упала, и разбила себе коленку, и ушибла руку, на которую падала. Под листьями, оказывается, был лёд.

К этому времени телефон совсем затих. А я поднялась с земли и увидела прямо перед собой тот самый телефон, к которому я так долго шла. Он молчал, и был без цифр. Я не могла набрать твой номер. А потом его унесли совы. И я вспомнила, в детстве у меня была книжка. Там была история про мальчика, который не слушался, и его за это забрали совы и унесли с собой в лес. После неё я очень долго боялась сов и лесов. Мне кажется, я до сих пор боюсь. Снова стала бояться. Мне кажется, совы забрали тебя, как и этот телефон. Ты плохой мальчик, непослушный, они легко могли тебя забрать.

***
Утром меня разбудил шум в соседней комнате. Это ругались Оксана с Александром.

- Я же вас предупреждал, что пользоваться телефоном нельзя! А теперь они знают, где мы! Кому вы звонили?

- Никому!

- Не ври мне! Это ему вы звонили? Отвечай!

- Нет! И хватит орать на меня! Мы, вообще, можем уйти! И ты останешься один, без никого! Дурак!

- Какие же вы дуры. Я больше не могу так. Давай иди, буди её, а то я сам...

- Не трогайте её! Она не виновата! Это всё я! Я ему звонила! Она не хотела...

- Она должна понимать, во что тебя ввязывает... Ты ему называла наш адрес? Чего молчишь. Говорила?! Дура!

Александр, кажется, разбил телефон об стенку. Я выбежала на кухню, чтобы это проверить. Александр со злостью посмотрел в мою сторону, и вышел из кухни, ничего мне не сказав. Оксана же сидела на полу, и ревела у разбитого телефона. Увидев меня, она бросилась мне навстречу, схватила меня за руку и потянула за собой к входной двери. Я не сопротивлялась, и мы оказались в подъезде.

- Я знаю одно место, - ещё всхлипывая, говорила Оксана, - Мы там прятались с ребятами... Это недалеко отсюда. Может быть там до сих пор кто-то из наших... Но это не самое главное... У меня там заначка припрятана на всякий случай. Это нам может пригодиться... Да, и вообще, место неплохое... Нас там вряд ли будут искать, если нас, вообще, кто-то ищет.

- А Александр? - почему-то спросила я.

- А что Александр?! Пусть остаётся... Мы, вообще, чужие...

- А если... Он придёт, а нас нет. Ты же ему говорила адрес. Я, конечно, в это не верю, но вдруг... он придёт.

- Уже две недели прошло... Вряд ли он придёт. Ты уж извини, Аврора.

- Две недели? Но это же совсем мало! Может быть он пока что не может прийти, но потом он обязательно придёт, может быть...

- Ты до скольки лет верила в деда Мороза?
- Не помню... А причём тут это?

- Мне бы тоже хотелось в это верить... Может быть он и придёт. Но ты же не можешь ждать его вечно. Хочешь, мы ему оставим записку?

- Какую записку?

- Нет, даже не записку, а целую карту сокровищ, так чтобы другие не поняли, а он понял и нашёл нас.

- Ты серьёзно?

- Вполне.

- Где мы её оставим?

- А здесь, прямо на стене.

***
Начертив карту у входной двери, мы сразу же отправились в то место, которое было обозначено на карте, как "А и О", и являлось сокровищем на ней. Я не была уверена, что по этой карте можно будет что-нибудь понять, но Оксана была так увлечена составлением этой самой карты, что я не посмела ей ничего сказать.

Сокровищем оказался самый обыкновенный подвал в какой-то нежилой зоне. И в нём никого не было.

Мы здесь долго не протянем. Здесь холодно и сыро. Я немного жалела, что мы ушли от Александра. Всё-таки у него было очень комфортно.

Не знаю, что с нами будет дальше. И почему-то с этой мыслью мне хотелось смеяться. Знаешь, это как почувствовать полную свободу, и не знать, что с ней делать. А ещё мне хочется бродить по городу и искать тебя! Или просто идти по нему, пока с тобой не столкнусь. Когда-то ведь это должно произойти?!

В подвале делать нечего. Если только скрываться от кого-то, в крайнем случае.

Оксана откопала свою заначку. Это сломанный радиоприёмник и три пакета лапши быстрого приготовления. Это так грустно, что даже весело. Мы стоим у подвала с нашим сокровищем и смеёмся, а на нас падает снег. В августе! Всё это так неправдоподобно и чудно. Я начинаю верить, что всё это затяжной сон.

- И куда мы теперь? - спрашиваю я, даже не Оксану, а так просто. Это даже не вопрос.

- Можно вернуться к Александру, - глупо, конечно, во второй раз... Но больше я здесь никого не знаю.

- У меня тётка здесь недалеко живёт...

- Тётка?

- Ну да. Моя опекунша. Бывшая. Мы с ней поссорились тогда, она меня и выгнала. Она так-то хорошая, только нервная.
- Пьёт?

- Да нет, просто она немного того, с головой не дружит. Гадания там всякие, предсказания...

- Колдунья?

- Ну что-то вроде того. Но ты не бойся, она не злая. Немного странная, вот и всё.

- А из-за чего она тебя выгнала?

- Да, деньги я у неё украла. Но она так... не прогоняла, это я сама сбежала. Но сейчас такое время... Думаю, она не в обиде, всё-таки родственники. И что это я про неё раньше не вспомнила?!

Ну вот, Оксана теперь не одна, она будет жить у тётки. А я, куда там я? В этом городе я лишняя. Только сейчас стала это осознавать. Вот даже не верится, что я поймала первую попавшуюся машину и приехала сюда. Я знаю, что сейчас мне будет трудно вернутся назад в мой город. Если бы я смогла это сделать, я первым же делом отправилась к твоей бабушке, и рассказала бы ей всё. Она бы погладила меня по голове, напоила чаем, рассказала бы пару забавных историй про вашу кошку, а потом уложила бы меня спать. А я бы всё не засыпала, и всё расспрашивала бы о тебе.

Как же я ей завидую: она помнит о тебе больше, чем я. Она помнит тебя совсем крохой, знает, что ты любишь, и что ты терпеть не можешь. И ты к ней обязательно когда-нибудь приедешь, она же твоя бабушка. Она же не обычная девчонка, которая тебя любит.

А я останусь жить у неё, меня будет сложно прогнать. И когда ты приедешь к ней, ты приедешь и ко мне. И как бы ты не хотел, я всё равно тебя увижу.

***
Было холодное лето или жаркая зима. На мне были тёплые сапоги, но на улице не было снега. Непонятное время года. Но я с трудом тогда это осознавала. По мне так, как будто было лето. Ярко светило солнце, и зелень была на деревьях. Я не помню, что я делала на улице. Меня там как будто и не было. Я себя плохо помню в тот момент. А потом раздался твой голос. Ты говорил, но тебя самого не было видно. Ты сказал: "что за дурная привычка ждать на улице". Ты сказал: "никогда этого не делай, всегда заходи в дом". Я послушалась тебя, и зашла.

Нужно было забраться по лестнице, чтобы попасть к тебе. У первой ступеньки я сняла свои тёплые сапоги, и уже вверх поднималась без них. Ты был в комнате, саму её я плохо помню. Помню только то, что ты одевался, подбирал себе рубашку и галстук, а я сидела на коленках в дверях комнаты, и смотрела на тебя снизу вверх. Ты сменил белую рубашку на рубашку в полоску, и долго не мог завязать фиолетовый галстук. Ты мне что-то говорил, улыбался, шутил, что лучше бы меня сюда не звал, что для меня ещё это рано. А я думала, что мне надо научиться завязывать тебе галстук, и мысленно представляла себе, как я буду это делать.

А потом меня разбудил телевизор. Тётя Оксаны смотрела в соседней комнате новости, их она включала чуть ли не на всю громкость:

"Всех неподписавшихся убедительно просим явиться в государственные органы по своему месту жительства. Не явившиеся до 1 сентября будут автоматически считаться подписавшимися".

И так каждые полчаса. А между ними - ролики о войне в С-и, без рекламы и перерыва. Как будто мы живём там. О том, что происходит у нас, ни слова.

- Не верьте им, это всё ловушка, - говорила мне тётя Оксаны, - Они хотят, чтобы вы испугались, и пришли к ним. А там они вас свяжут, и увезут куда подальше, что никто не будет знать, где вы и живы ли.

- А что будет с теми, кто подписался? - спрашиваю я её.

- Они сами ещё не знают, на что они идут. Хотят сладкой жизни, а цену не знают. Дорого им придётся заплатить.

- Но что им грозит?! Неужели лучше скрываться, как неподписавшиеся?

- Умная девочка, а задаёшь такие глупые вопросы. Сама то, небось, не подписалась.

- А вы не боитесь?

- Нет.

- Научите.

- Не думай, что боишься.

***
Кто-то что-то поджигал в туалете. Их было трое. Они вышли оттуда в костюмах животных. Нет, один был в костюме, а другие два были непонятными существами, они не были людьми. Мне их сложно описать, они и на существующих животных были не похожи, разве на каких-то мифических, сказочных. Они очень радовались чему-то, и человек в костюме крокодила, которого они вели, тоже. Крокодил даже больше их радовался. Он не совсем походил на крокодила, скорее на какого-то мультяшного дракона, только не очень весёлой расцветки, как их обычно рисуют. Он был болотного цвета, ближе к светло-коричневому. Только его я хорошо запомнила. Было такое ощущение, что я его знаю, но просто пока не могу вспомнить, кто он.

Потом я видела, как они шли по каким-то коридорам, больше похожим на больничные, как они свернули на лестницу, поднялись на этаж выше, пройдя мимо какого-то седовласого сторожа на лестничной площадке. Как навстречу им шёл какой-то странный измученный человек с совершенно отсутствующим видом и пустым взглядом в никуда. А потом они скрылись за большими дверями до самого потолка.

Дальше я только помню себя, сидящей за партой, и, кажется, большую перемену, так как в классе творится какой-то беспорядок. Я ищу взглядом тебя, но меня отвлекают.

Потом в класс заходит седовласый мужчина с бородой, как у деда Мороза, и уводит меня. Я почему-то ничему не удивляюсь, и доверяюсь ему. Он ведёт меня всё теми же коридорами, которые я видела до этого. И мы также поднимаемся по лестнице на этаж выше, и так же проходим мимо того зомбированного человека, который идёт нам навстречу и не обращает на нас никакого внимания.

Старик доводит меня до больших дверей до потолка, и я оказываюсь в большом светлом спортзале с большими окнами, посередине которого стоит фонтан. Я присаживаюсь на скамейку у стенки, и потихоньку начинаю осматриваться вокруг. В зал приводят не только меня, и я вижу тебя в другом конце зала. Я смотрю на тебя периодически, и ты тоже на меня смотришь. А вокруг становится всё больше и больше людей. В основном, это молодые ребята и девушки, многие из которых мои одноклассники. Я понимаю, что мы какие-то особенные, и нас привели сюда неслучайно. Только причём тут крокодил?

***
Утром я проснулась одна в квартире. За окном снова шёл снег, но я была уверена, что это не сон. Телевизор был выключен, и дверь была закрыта на ключ с той стороны. Странно, что и Оксаны не было, она обычно не выходила из дома без меня. Разве что, она пошла куда-то со своей тётей.

Я не стала завтракать одна, а просто сидела на стуле и ждала, когда все вернутся. Через полтора часа тётя пришла, но без Оксаны. Я спросила её, где Оксана. Она ничего не ответила, только схватила меня за руку и выпроводила меня из квартиры. Я успела вцепиться за дверной косяк, и до того, как тётя закрыла за мной дверь, ещё раз спросила её, где Оксана, а она только вытолкнула меня за дверь, и сказала: "уходи".

- Куда вы её дели?! - кричала я уже на лестничной площадке, - Вы сдали её обратно в детдом?

***
Вот я и вернулась к тому, с чего я начинала. Одна, без адресов, в незнакомом городе. Не знаю, куда идти, не знаю, куда приду. Только теперь я ещё без телефона и без денег. И с моей топографической идиотией мне даже к Александру не вернуться. Тётя Оксаны меня обратно не пустит, пусть я даже тут ночевать буду, у её двери. Искать Оксану я не знаю где, как и тебя.

Дойти до ближайшего автомата и позвонить тебе? Ты единственный, кто может мне сейчас помочь. Ещё бы найти эту телефонную будку. Такое ощущение, что вся моя жизнь связана с телефонами и звонками тебе.

Знаешь, тогда я и вправду не хотела тебе звонить, когда мы жили у Александра. То есть, я хотела, но не могла. Я не знала, что тебе говорить. Всё очень запуталось. Ты, мне кажется, и сам запутался. Ведь я чувствую, что ты меня любишь, но я не понимаю, почему ты меня отталкиваешь. Может этим ты хочешь уберечь меня от чего-то, о чём я ещё не знаю.

Но знай, если мне посчастливится снова встретить тебя, то я ни за что тебя не отпущу больше, вцеплюсь в тебя, и буду ходить за тобой по пятам. Ты не посмеешь больше от меня скрываться. Если мне грозит опасность из-за тебя, то я выбираю умереть вместе с тобой, а не быть от тебя на безопасном расстоянии. Да, и какая опасность мне может грозить от тебя? С тобой мне никакая опасность не опасность. Только бы ты ответил мне. Только бы мне хватило смелости просить у тебя помощи.

***
Тебе когда-нибудь снилось, что ты в другом городе и вокруг тебя всё такое необычное... И такое странное ощущение, перемешанное с любопытством и страхом, преследует тебя весь сон.

Мне очень часто снились такие сны. Всё разные города, и я там совершенно одна.

И вот сейчас я иду по такому же городу, в сумерках и какими-то дворами. Здесь я с трудом отыщу телефонную будку. Кажется, я плутаю. И знаешь, мне не страшно, мне ужасно интересно, чем всё это закончится и куда я приду.

В нескольких метрах от себя я вижу силуэт человека, расплывчатый и далёкий, как будто в тумане. Мне бы остановиться, но ноги меня ведут вперёд, к нему. Этот путь длится очень долго, почему-то мои движения замедлены. И фонари гаснут, как только я к ним приближаюсь.

И вот я оказываюсь в полной темноте с этим человеком. Я останавливаюсь, а он берёт меня за руку и уводит из темноты, в арку напротив. Мы выходим из неё на оживлённую освещённую улицу, и наконец-то я вижу лицо моего спутника.

Это молодой человек, примерно моего возраста, чем-то похожий на тебя. Он одет в буро зелёную куртку, на правом рукаве которой - нашивка с крокодилом. Я смотрю на его, а потом оглядываюсь по сторонам, и замечаю через дорогу от себя телефонную будку.

Я поворачиваюсь в сторону незнакомца, чтобы поблагодарить его, но никого не вижу.

Почему я не заметила, как он ушёл? Как будто его и не было, и я сама нашла этот путь.

Я наступаю себе на ногу, чтобы убедиться, что это не сон, и иду дальше.

Я иду на красный. Мне нравится этот цвет.

***
За окном идёт снег, машины подъезжают и отъезжают, дворник выносит мусор. Врачи говорят, что ничего серьёзного, просто голодный обморок. Я им не верю. Мне всё время очень холодно и хочется спать. Я не помню, что было там, на светофоре, когда я переходила дорогу.

Нас в палате двое. Я и какая-то бабушка. Она всё время лежит и не встаёт с постели. Она просит меня рассказывать ей, что происходит за окном. Я вру ей, так как за окном ничего никогда не происходит. Я придумываю что-то и рассказываю ей.

Вчера я выдумала целую историю про то, как одна девушка не могла попасть в больницу к своему любимому. Она день ждала, два. Стояла и под снегом, и под дождём. Пряталась от града под козырьком больницы. Не ела, не пила все эти дни. Ходила под всеми окнами в надежде, что он её заметит. А потом вдруг взяла и ушла под проливным дождём. А когда дождь закончился, её любимого выписали, а она уже ушла. Так он и уехал один, не узнав, что она его ждала.

Грустная какая-то получилась история. Бабушка тоже это заметила, и просила рассказывать истории повеселее.

За окном и вправду идёт снег. Только он один. Окна выходят на лес.

***
Я сбежала из больницы. Не могла больше оставаться там. Я выпрыгнула из окна, когда в палате никого не было. Был второй этаж, я подвернула ногу. Отползла в лес, что виднелся из окна, в одной ночной рубашке и босиком. У меня теперь все коленки красные.

Сержусь на тебя. Убил бы меня сразу, сказал бы, что не любишь.

Ползу обратно к больнице. У входа стоит чья-то машина, стучусь в неё - опускаются стёкла.

- Увезите меня отсюда, пожалуйста.

Мужской голос из машины: "Что случилось?"

- Увезите меня, пожалуйста, куда-нибудь.

- Может всё-таки в больницу? Давай, я тебя отведу.

- Нет, пожалуйста, мне надо в город.

- Ладно. Давай, я тебе помогу... (помогает забраться в машину). Едем.

- Что с тобой, - спрашивает.

- У вас есть телефон?

- Да. Вот (подаёт телефон).

Я набираю твой номер.

Ты: "Да, я слушаю".

Я некоторое время молчу, потом: "Это я, Аврора".

Ты некоторое время молчишь, потом: "Ты как?".

Я: "Хорошо, а ты?".

Ты: "Тоже. С тобой всё в порядке?"

Я: "Да".

Ты: "Я... (связь обрывается).

У телефона садится зарядка. Хозяин телефона пожимает плечами, мол, так бывает.

- Если бы ты не врала, то успела бы всё сказать, - водитель через некоторое время, - Зачем ты ему говорила, что у тебя всё хорошо? Ты себя, вообще, видела?! Ну ничего, вот приедем, зарядим телефон, и снова ему позвоним.

Я улыбаюсь. Водитель смеётся.

2015
Категория: Рассказы Автор: Ольга Елезова нравится 0   Дата: 24:05:2019


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru