Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---
---






Послевкусие воспоминаний

Под несколько телефонных разговоров мне все-таки удалось допить свою обычную утреннюю чашку чая, но только появилось желание сходить за еще одной, как пришел запрос на необычный прибор - маслоохладитель с одной, несущественной на первый взгляд, особенностью: в трубах его вместо машинного масла течет растительное, и вдобавок охлаждается. Подумаешь. Можно тупо сесть, и рассчитать его, и все бы в порядке, и не хватает какой-то ерунды – свойств этого самого масла. Вот оно. Теперь я сижу, и разглядываю предметы на своем рабочем столе, и думаю об одной и той же воде, в которую дважды ни-ни, и ругаю себя за то, что когда-то забыла о святости рабочего места, и пытаюсь решить: личный визит, телефонный звонок или е-мэйл. Последнее кажется мне самым приемлемым, поскольку не видно лиц, и не слышен голос, и официально, и можно спрятаться за словами. Но вместо того, чтобы следовать своим же собственным мудрым советам, я пишу что-то такое мое, дерзкое, резкое, озорное, что он буквально через несколько минут оказывается в моем кабинете.

Пропала. Снова этот обволакивающий голос, и эта улыбка, слегка грустная, слегка отеческая, почти святая, и необыкновенные его глаза, в которых мне опять хочется утонуть. Он рассказывает о масле, и в руках его распечатка со свойствами этого самого масла, но я уже не слышу слов, я вся в мелодике этого голоса, растворяюсь в лучах его доброты и ласки, плавлюсь в них и просто не замечаю того, что мы оба уже не сидим, а стоим так близко друг к другу, что губы наши соприкоснулись бы, не будь он на две головы выше.

Телефонный звонок пытается вернуть меня к действительности, но мое сознание в автономном режиме, и, хотя я и отстраняюсь от него, но всего лишь на расстояние, позволяющее ему протянуть руку и притянуть меня к себе. Я знаю, он не сделает этого, не сейчас, ибо слишком много глаз смотрят в эти минуты на нас, и слишком резок был тогда разрыв, и... звонок прекращается. Произношу что-то вроде «перезвоню позже», не отрывая от него глаз. О чем же это мы говорили? Мы? Говорила ли я вообще что-либо?

Говорит он. О том, что прочел недавно в прессе репортаж о Сибирских просторах, и что там на тысячи километров не встретишь ни единой живой души, и первозданная, не тронутая человеком природа, и дикие звери, и лишь изредка попадаются поселения охотников. А еще дальше Тундра, и индейцы, до сих пор живущие в юртах, и запрягающие оленей в сани, и верящие шаманам. И... телефон звонит снова.

- Ты перезвонишь позже.

В его голосе нет ни тени сомнения или вопроса, он гипнотизирует меня своим взглядом. Из последних сил пытаюсь сконцентрироваться на происходящем – о чем же это мы? Ах да, Тундра. Его голос струится, он повествует о романтике этих мест, и об охоте, и о том, что будет охотиться для меня, и мы будем жить в юрте, как первобытные люди, и любить друг друга, и плодиться, как и положено человеку... Стоп! Вот оно, то, что заставило меня так стремительно сбежать год тому назад. Дети. Это не для меня. Я же ему говорила. Или нет?

Наверное, я еще тогда должна была бы все объяснить, прежде чем просто испариться и прервать всякое общение. Но я не успела, у меня в то время начал прорисовываться другой вариант, гораздо более привлекательный с точки зрения моих амбиций и каррьерных планов.

- Понимаешь, в мире существуют всего два типа женщин, - недоумение в глазах – коровы и львицы. – недоумение усиливается – Я не имею в виду особенности фигуры. Просто корова будет стоять, жевать траву и ждать, пока бык ее защитит. А львица сама выходит на охоту. Я – львица.

Недоумение исчезло, он делает вид, что понял. Ну да, ты львица, если хочешь, я назову тебя кем угодно, только давай размножаться. Печально. Хотя почему? Он всего лишь честно признается в том, что другие пытаются завуалировать прилизанно-напыщенными речами. Он продолжает говорить, о борьбе за существование, о нашем добровольном заточении в стенах этого офиса, и о том самом инстинкте, что всего лишь несколько минут тому назад заставлял нас тянуться друг к другу. Ему бы остановиться, и помолчать, и привлечь меня к себе, и затуманить мой мозг поцелуем, но он тупо продолжает свою речь.

- Видишь ли, мои джунгли – это город. Большой город. Или фирма. Я убиваю людей своим, цивилизованным способом. Так, что они потом долго и мучительно существуют до предписанного им срока. В Тундре я не смогла бы жить. Перспектива воткнуть нож во что-то живое и тем самым сразу лишить его жизни меня не привлекает. Слишком гуманно. Да и кровь... Кроме того, там очень опасно. Там дикие люди. Они опаснее зверей.
- Я бы справился со всеми. Ради тебя.

Как можно в таком возрасте оставаться наивным романтиком? Пытаюсь что-то объяснить, рассказываю ему, что тоже зачитывалась романами Джэка Лондона и Фенимора Купера. В детстве. Телефон звонит снова.

- Ты не возьмешь трубку.

Да, пожалуй, не возьму. Узлы нужно разрубать. Сразу и навсегда.

- Когда я говорю об убийствах, я не преувеличиваю. Не думаю, что ты не слышал о моей репутации.
- Это не ты. Все, что о тебе говорят...
- Это я.
- Ты вынуждена. Как в джунглях. Это закон самосохранения. Или тебя, или ты...

Надежда в глазах. Надежда на то, что я не стану до конца рушить его илюзии, останусь мягкой и пушистой, такой, какова я, наверное, в его мечтах. Но я безжалостна.

- У меня нет необходимости ломать чью-либо каррьеру. Просто ловлю от этого кайф.
- Не верю ни единому твоему слову. Зачем ты так? Хотя... если тебе нравится уничтожать, как тебе перспектива охотиться вместе со мной, а в случае необходимости защищаться, стоя спина к спине?

Боже мой, всегда знала, что у программистов не все дома. Без сомнения, мне нравятся фильмы о древних героях, эти загорелые мускулистые тела, сцены сражений. Всю жизнь мечтала о том, чтобы ты пришел в юрту, где я поддерживаю огонь, вымазанный грязью и кровью твоих врагов, со стойким запахом пота и давно не мытого тела, и мы бы занялись продолжением рода. Незамедлительно. На шкурах убитых тобой животных. Он продолжает нести чушь все в том же роде, и я пытаюсь убедить себя, что это шутка, пустой треп, рассказ о его снах. Мне становится невообразимо скучно. Где же спасительный телефон?

- Ты считаешь меня идиотом?
- Почему же? Я, например, когда-то мечтала возглавить племя амазонок. Мне тогда было двенадцать.
- Значит, считаешь. Я ведь просто хотел развлечь тебя.
- У тебя получилось.

Почему он не уходит? Ух, как я не люблю эти сентиментальные прощания, и это его ожидание моей милости. Почему молчит этот чертов телефон?!

- Зачем ты хочешь казаться хуже, чем ты есть на самом деле?

Ну чем же я это заслужила?! Знаю, знаю. Тем, что растаяла от его визита, и звука его голоса, и взгляда его глаз, и желания отдаться этим сильным рукам. А ведь странно, даже сейчас смотрю на него и таю, и ноет сладко внизу живота. Может, действительно в Тундру? На недельку?

Телефонный звонок. Наконец-то. Бормочу о том, что все же должна взять трубку, и это важно, и... Он прощается. Наконец-то.

Печально смотрю ему вслед. И все же он хорош: фигура воина, длинные густые волосы, походка, словно он идет против ветра. Зачем ему мозги? И почему я всегда ищу идеал? Да его в природе не существует, моего идеала! А с ним можно было бы куда-то завеяться на пару дней, и не вылазить из постели, а потом мило расстаться и поздравлять друг друга с Рождеством и Пасхой. В том-то и дело, что именно с ним нельзя. В его глазах написано «постоянство», и даже если отбросить весь его бред, он ведь действительно хочет детей, и семью, и его манит тихая размеренная жизнь где-нибудь подальше от цивилизации.

Поразительно устроена жизнь. О нем мечтают миллионы женщин по всей планете, именно о таком примерном семьянине-программисте с докторским титулом, бессрочным контрактом и приличной зарплатой. А о чем мечтаю я? Об экстриме, о власти, о завоевании новых стран и рыночных долей конкурентов. О легких, ни к чему не обязывающих отношениях, не оставляющих после себя послевкусий и воспоминаний.

Облака сегодня потрясающие. Не идеально белые, а какие-то кремовые, как пирожные. Сладенького хочется! Что со мной? Облака такие странно прекрасные, небо синее-синее, бездонное. Лежать бы сейчас в траве глубокой, смотреться в это необыкновенно красивое небо, вдыхать аромат полевых цветов, а я вместо этого: крем, чего-нибудь сладенького. Сильно я изменилась за последние годы. Ведь была же когда-то такой же романтической идеалисткой, и не заботили меня вопросы каррьеры или собственой значимости! А может, действительно махнуть на все рукой, положить на всю эту мишуру? Ведь он прав, мы стали рабами собственных амбиций и моральных норм, скованы ими, как цепями. Откуда-то из детства проснулось желание сорваться с места, побежать за ним, крикнуть «с тобой – хоть на край света!».

Каблуком зацепилась за порог. Высокий каблук, дизайнерские туфли. К ним прилагаются костюмы, и сногсшибательные блузки, и аромат дорогих духов, и парикмахер с косметичкой. Ты влюбился в декоративное офисное существо, а пытаешься разбудить во мне дикую кошку. Справишься ли ты со мной, с дикой? Смешно.

Зазвонил мобильный. Да, молодец, что позвонил, как раз вовремя. Нет, что ты, очень рада тебя слышать. Не поверишь. Голос странный? Да так, день сегодня какой-то...Много работы? Нет, не в этом дело. Скажи, а ты увез бы меня в Тундру? Что такое Тундра? Это такая абсолютно дикая и холодная местность в России, где лето всего неделю в году, и полярная ночь, и ездят на оленьих упряжках... Говоришь, лучше в Италию? Могла себе представить. Почему я спросила? Так, навеяло что-то. Коктейль сегодня вечером? Лучше два. Или три. И я тебя. До скорого.

Облака стали совсем белыми. Теперь они были похожи на снега, и на них стояли юрты, и невдалеке в загоне олени. И собаки грызлись из-за брошенной им рыбы. И охотники спешили к своим юртам, где их ждали дикие их женщины, окруженные оравами ребятишек. А потом подул ветер, и юрты растаяли, оставив после себя горький привкус несостоявшихся воспоминаний.
Категория: Рассказы Автор: Александра Эрлих нравится 0   Дата: 13:11:2011


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru