Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №14 коротких рассказов и стихов
Все кроме любовной лирики. Текст ЗАГЛАвными буквами меняется программой на произвольный обычным шрифтом. Спасибо. Итоги 1 февраля 2019 г.











Где ты

Он,такой бешеный,ввалился ко мне в комнату.
«Ты пил?» - после некоторой паузы спросила я, глядя на его разгорячённые щёки и растрёпанную шевелюру.
Он подошёл к дивану и лицом вниз упал на подушки. Потом лениво только голову повернул в мою сторону и сверкнул блестящим глазом.
«Скажи, вот ты меня любишь?» - промямлил он и вдруг каким-то нечеловеческим рывком поднялся и сел на диване.
Я немного смутилась то ли этому вопросу, то ли этому заискивающему взгляду, то ли его порыву.
Я подумала, что мне, наверное, должно было быть противно видеть этого недалёкого нетрезвого человека, но что-то во мне возмутилось такой идее и родило неожиданно новую мысль:
«Мало того, что мне не было противно, этот «недалёкий человек» должен для меня действительно много значить».
Я с прикрытым спокойствием отвечала: «Люблю, кот».
Никто же не спрашивает, КАК я люблю, - пронеслось в голове вдогонку.
«Отлично!» – он вскочил, как пришпоренный, и шаркающей походкой направился к мини-бару. Вдруг резко развернулся на месте и неожиданно спокойно сказал: «Тогда у меня к тебе другой вопрос».
Повисла театральная пауза.
Тут уж у меня всё опустилось. В голове промелькнули его рассказы о бабушке-колдунье, которая читала мысли людей, и то, как он пошутил после рассказа: «Сверхъестественные способности передаются через поколение».
Я всё накручивала в ожидании вопроса на палец маленькую ниточку, наконец, он вывернул: «Почему с того дня, как мы с тобой вместе, ты меня постоянно называешь котом?»
Я озарилась приятным облегчением.
Он продолжал, разливая тёмное терпкое вино по бокалам:
«Я уже настолько привык, к тому, что я - Кот, это будто уже второе имя моё. Кажется, что, если кто-нибудь третий меня назовёт Котом, я ни капли не удивлюсь. В чём вообще дело?»
Он взял бокалы за тонкие ножки и понёс ко мне. Потом дал мне один, сел рядом. Мне на секунду показалось, будто я принимаю из его рук бокал с ядом.
«Ну что, на брудершафт?», - он хитро скосил на меня глаз, и я уже не успела опомниться, как мы пили. Вино по-особенному жгло горло, будто у меня не простое горло, свинцовое, а вино, действительно кислота. Процесс окисления был почти невыносим, и я зажмурила глаза. Слёзы невольно хотели выпрыснуть из глаз, но вдруг я почувствовала знакомое тепло на губах. «Ах, как это всё некстати!» Я резко отодвинулась от него, встала с дивана и сдавленно шепнула: «Мне нужно проветриться».
«Я пойду с тобой», - он мгновенно встал и вихрем ринулся ко мне на встречу.
Я отпрянула в сторону, и он, промахнувшись, повалился, сонный, на другой диван.
«Нет, лучше тебе остаться дома. Отдыхай».
Я собрала сумку, накинула пальто и вышла из дома.
Воздух был прекрасно чист и свеж, тьма и иней уже поглотили город, и намечалась ночь переваривания крыш и леденения луж. Белый пар, как дым от сигареты, клубами вываливался изо рта и радовал своей молочностью. И куда хочешь, туда и направишь струю. Всегда любила играть с этим живописным потоком. Одно из прекрасных воспоминаний детства, когда выходишь ноябрьским утром: у тебя щиплет нос, хрустит под ногами и валит пар изо рта, а ты идёшь по свежему сочному снежку, будто какой-то ледяной огромный дракон, и чувствуешь, как приглушаются звуки,прорывающиеся сквозь стену снега.
Так вышла и я, чувствуя себя лишь крошечной ящеркой;кроме того, снега еще не было, а лишь покалывало лишь кончики пальцев.
«А если бы уехать из этой мути?», подумала я.
«Куда?», засомневался мой невидимый собеседник.
«Разве некуда?»
Молчание.
Голос робко прорезал: «Некуда».
«Как некуда? Разве нет выхода?» - я смутилась.
«Сама знаешь».
Да, уехать - не выход. Смыться из города… но ведь невозможно же будет до конца смыть всё. Что-то да останется.
«Боишься, да?», спросил голос.
«Да. Я боюсь, что ничего нет».
«Лукавишь ты, ты же знаешь всё».
«Может быть».
Эх, ты, что же чувствовать и знать, когда в голове, кроме вина нету ничего! Мой организм совершенно отравлен, вот это я знаю.
Грудь наполнил глубокий вздох. Выдох, почему- то дался мне с огромным трудом, будто вместе с воздухом из меня посыпались острые снежинки. Снег! Невообразимое совпадение, - подумала я, - удивительная романтика. Я даже улыбнулась.
Набережная дошла до меня. Снег падал мимо, он будто не касался моих плеч. Я почувствовала себя обиженной. Передо мной открылась широкая Нева. Неприветливая вода, заливающаяся на ступеньки аварийного причала, стучала по голове. Огни на острове, мостах светились чётко, как никогда, только шпиль Петропавловки почему-то показался мне длиннее, чем обычно.
Снег остановился. Шпиль был, какой-то слишком дерзкий, слишком резкий и неожиданный. Я подумала, что, наверное, на этот шпиль можно было бы насадить несколько китовых тел. Но откуда уж киты в Неве, да и зачем их нанизывать на шпиль. Всё – вино.
Вдруг как - то потянуло вниз, в волны:
«Э, нет, ведьма, не возьмёшь! Вот поплавать бы… пф,- глупые мысли». Я поёжилась.
На набережной становилось скучно. Редкие машины, с гулким свистом пролетающие мимо, становились всё реже. Так я стояла минут сорок. К двум часам ночи жизнь Петербурга остановилась недалеко от нуля. Уныло смотрел на меня сверху вниз Зимний дворец, из-за угла хитро выглядывала Зимняя канавка. Я, закоченевшая, отправилась обратно.
«Где же всё-таки мой дом?»
Меня вздёрнуло вверх, я успела заметить улетающий в сторону ботинок, потом мгновенно - боль, как игла, выстрелила где-то внизу. Меня потянуло за волосы вправо, и я шваркнулась животом о голый асфальт. «Неужели?»
Сознание я не потеряла: через мутную дымку - свет фар, хлопанье двери автомобиля, фигуры, тени, метания, охи. Потом лицо, седое такое, паникующее, уродливое, мужское. Потом губы, как два синих проводка, елозящие в истерике друг об друга. Много еще было всего там, как на свалке: прикрыто равнодушные брови, которых выдавало редкое нервическое подёргивание волосков, эти чёрные ноздри, маленькие, как норки ос в песке. Только глаз не помню, как-то не отпечатались.
Меня подняли, я сообщила моему «убийце» количество его растопыренных пальцев, цвет его шапки, вспомнила своё имя и адрес. Пальцев – три, шапка - зелёная. Всё как надо. Везите.
Кот был тоже, кажется, напуган, всё вино вышло и не вернулось. Бедная, я была окружена заботой и лаской такой силы, что внутри во мне всё заплакало от умиления и счастья.
Быть спокойным можно, «убийца» сразу же сунул мне некую стопку денег, отдал кучу реверансов и поклонов. Его голубые губы неприятно тёрлись между собой, таких губ, пожалуй, слишком много. Они, как сети расставленные, которые со своего пути не уберёшь.
Кот так преобразился. Всю ночь лежал рядом, светился и смотрел мне в спящий висок, я чувствовала. Наутро наделал неумелых сырников. Они меня-то и разбудили, сочный запах чего-то вкусного, непривычного и нового смутил меня еще во сне.
Я открыла глаза и поняла: Мой дом – здесь.
Категория: Рассказы Автор: Настя Сабянина нравится 0   Дата: 13:10:2012


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru