Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?
















Идущий краем моря

Предисловие

Я сидел на песке, на берегу Средиземного моря и наблюдал за тем, как старик в высоких резиновых сапогах шел по краю воды и собирал выброшенные прибоем монетки.
–––
Маленькая леди Кристина стояла с закрытыми глазами перед детской и улыбалась в ожидании чуда. Она была уверена в том, что родители наконец-то поняли – дочка не может больше жить без милого щеночка! И на пятилетие ее уже поджидает самый лучший подарок в мире, который только можно себе представить. Распахнулась дверь, шаг вперед, второй… ладошки мамы больше не прикрывают глаза Кристины и… перед изумленным взглядом девочки предстал маленький рыжий пушистый зверек, который сидел в углу клетки на задних лапках, а в передних держал яблочный огрызок. Увидев девочку, тот замер. Черные бусинки глаз прекратили хаотичное движение… недоеденный фрукт выпал из ослабевших конечностей хомяка Фомы и, долетев до дна, разломился надвое, выпустив наружу водопад из коричневых зернышек.
–––
– Девка у тебя будет! – уверенно заявила бабушка Прасковья, отнимая руки с живота Ниночки. – Смотри, как уютно лежит, ничто не выпирает. Да и со спины ни дать, ни взять – дыня ты созревшая. Как назовешь кровиночку?
– Софочка, – зарделась та, застегивая кофточку.
– И к УЗИ не ходи – палец лишний на ноге девчонке совсем ни к чему! Еще ехать на край… как там ее… хирохрафии, заради того, чтоб слова мои повторили, незачем! Вот рожать пора придет – тогда и снаряжайся в путь-дорогу, в соседское село.
Нина и сама была практически уверена в том, что ждет именно ее, свою Софочку. А слова бабушки, деревенской советчицы, знахарки и местной прорицательницы в одном лице лишь подтверждали ее чаяния. Она уже давно представляла, как будет растить и лелеять крошечку: радоваться ее первым шагам, первому «Агу», рассказывать сказки, заплетать волосы цвета спелой пшеницы в косички и украшать их пышными бантами…
Очень быстро пролетело время, и пришла пора становится счастливой мамочкой.
– Тужься, девонька, тужься! И дыши шумно! – Нине было до смерти больно. Она не видела всего лица акушерки, скрытого за белой маской, но выражение глаз из-под огромных очков не оставляло ей ни малейшего шанса даже на короткую передышку.
– Идет, идет, еще немного, – голос врача снизу дал надежду на скорое избавление от боли и она, собрав в кулак последние остатки сил, громко запыхтела.
– Тааак, принимаю, подхватываю, какой богатырь! А кто это еще тут спрятался? Тужься! Иди до света, малыш… принимаю, подхватываю… Ух, какие черненькие кудряшки! Поздравляю, мамочка, у вас двойня, мальчики.
«Прасковья, мать твою!!!» – пронеслось в голове у Нины прежде, чем она потеряла сознание.
–––
«Роман за год? Легко!»
Григорий смотрел на пухлую пачку исписанных листов на краю стола и вспоминал о споре с приятелем, который случился годом ранее. И был рад не тому, что выиграл его, а тому, что подтвердил собственную теорию – вдохновение можно приручить! Стоит лишь захотеть, и муза будет сидеть у тебя на поводке, словно послушный щенок. Григорий перевел взгляд вниз и потрепал рукой прикорнувшего около стула Беляша. Вчера, прогуливаясь по набережной, он заметил возле уличного фонаря дрожащий от холода белый пушистый комок и, поддавшись внезапному порыву, взял песика с собой.
– Скоро мы станем с тобой знаменитыми! Но будем скромны – к чему нам почести и премии? Ведь так, дружище? Я назову роман: «Идущий по краю прибоя». Как тебе? Вот и мне нравится. Будем укладываться спать? Или сделаем последнюю вычитку? Половим, так сказать, блох? Уговорил, – засмеялся он и, потянувшись, взял в руки первый лист.
Однако чем дольше Григорий вчитывался в написанное, тем все сильнее менялось выражение лица – от удивленного к потрясенному и, в конечном итоге, сосредоточенному. Время от времени, он снимал очки, не отдавая в том себе отчета, протирал их, надевал и вновь погружался в бумаги.
– Все верно… как сразу не догадался… математическая функция… структура потока Риччи... это же… что я создал? – шумно выдохнул он и растерянно посмотрел на собаку:
– Выходит, теорема Пуанкаре доказана…
–––
«Встретить рассвет, любуясь потрясающим видом на Эйфелеву башню, стоя на балконе дома, расположенного на бульваре Саше… Что может быть прекраснее»?!!
Джулия оперлась на перила и, набрав полную грудь воздуха, шумно выдохнула:
– Париж, я в тебя безумно влюблена!!!
«Ну, и в тебя, конечно, мой милый Серж», – добавила про себя, улыбнулась и опустилась на пуфик у сервировочного столика. Дымящийся кофе в чашке, шоколадный круасан в блюдце, сотейник со сливками, букетик белоснежных роз Крем Пьеже в вазе и… что это? недопитый бокал с красным вином? По спине Джулии будто мурашки пробежали – она вспомнила ночь… темно-бордовый шелк простыней, его напористость, ее нежность… они наслаждались друг другом так, словно познакомились только вчера. Она взяла в руки бокал и поднесла его к губам.
– Джулия, любовь моя, вот ты где… Мишель нашла свою прекрасную принцессу…
С хрустальным звоном разбился бокал, выпавший из ослабевших рук, окропив бордовым ноги и сорочку, но Джулия этого не слышала. Она замерла – у раскрытой балконной двери с накинутой на плечи простыней стояла незнакомая девушка. И, сонно потягиваясь, влюблено смотрела на нее.
–––
Дьякон Борис стоял у алтаря и, ничтоже не сомневаясь в том, что настал час, к которому он шел не один год в служении Господу, благостно ждал. Рукоположение в епископы сопровождалось исполнением Апостольских правил, и собор епископов уже был готов вручить ему всю полноту власти.
Борис закрыл глаза и приготовился покорно принять таинство священства.
– Шалом Алейхем, раввин Барух!
– Алейхем Шалом, – ответил он и пораженный не столько услышанным, сколько своим ответом, открыл глаза. Мужчины в черных шляпах с вьющимися пейсами на висках добродушно улыбались и каждый из них, подходя к нему, обнимал и мягко похлопывал по плечу. А еще заметил, как со стороны улицы, приложив ладошки к оконному стеклу храма, на него смотрела дочка. Она улыбалась и крутила головой, пытаясь лучше рассмотреть происходящее внутри. Светлые косички с розовыми бантиками на концах повторяли движения любопытной озорницы.
–––
Серж за свои тридцать пять лет покорил не одну горную вершину. Но та, к которой стремился сейчас, была для него самой главной в жизни. Покорение Руанье должно было стать не просто победой человека над природной стихией, но подарком для своей Джулии. Он шел к этому, готовился почти год и, не раскрывая тайны «неожиданной командировки» (версия для любимой), уехал в сторону Грайских Альп, поцеловав ее и бросив напоследок:
– Оревуар, моя принцесса!
Серж уже представлял, как они с Джулией стоят на балконе своего собственного пентхауса, смотрят друг на друга так, словно никого и ничего в мире больше не существует (не считая розовой полоски занимающегося рассвета на небе). Как он, преклонивши колени перед самой прекрасной девушкой на свете, протягивает ей темно-бордовую коробочку с обручальным кольцом. И следом вручает фотоснимок с вершины Руанье, на которой он держит в руках французский флаг и на котором написано имя возлюбленной.
Серж потряс головой, отгоняя, хоть и прекрасные, но лишние сейчас мысли, воткнул ледоруб в снежный склон и уже через час был на вершине. Несколько недель, которые понадобились на восхождение наконец-то остались позади. Не медля ни минуты, он скинул с плеч рюкзак, достал из кармана сложенное полотнище, расправил и натянул его на тонкий алюминиевый флагшток. Не стихающий ни на секунду ветер моментально его раскрыл.
– Черт побери!!! – вырвалось ругательство и эхом отразилось от гор.
По центру выкрашенного собственноручно! в цвета французского флага полотна, красовалось невесть откуда взявшееся имя «Мишель».
–––
Сгорбленный старик медленно шел по краю моря и, влево-вправо, водил над прибрежной полосой устройством, похожим на миноискатель эпохи второй мировой войны. Время от времени он останавливался и, с трудом согнувшись, выковыривал из золотистого песка потемневшие монетки . Каждую из них прежде, чем отправить в закрома заплечной сумки, тщательно протирал тряпочкой, затем подносил к глазам и, подслеповато щурясь, пытался разобрать отчеканенные на ней надписи. После этого монетка отправлялась к таким же пленницам, принадлежащим некогда людям из разных стран. И, дзинькнув напоследок и перемешавшись с остальными, успокаивалась. Загаданные желания, подобно картинкам в калейдоскопе, перемешивались не менее причудливым образом. Жизнь продолжалась.
Категория: Рассказы Автор: Энди Вид нравится 2   Дата: 25:06:2016
Пользователи которым понравилась публикация
Варшавская Яна
Тертышный Николай


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru