Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №13 июнь 2017
1 место в номинации "Проза" рассказ Талгата Ишемгулова "Ястребок". В номинации "Лирика" 1 место Иван Малов с подборкой стихов "Степью навеяны строки".











Тропою Грина


23 августа 2010 года праздновалось 130-летие со дня рождения удивительного русского писателя Александра Грина. Его путь к писательству – долгий, длинный и трудный. Путь его души – особенный, не такой, как у всех. Отражение этого, внутреннего, пути лежит в его книгах. Внешний путь тоже, несомненно, присутствует в них. И обе эти дороги сплетаются, сходятся в одну особую, гриновскую тропу, по которой любили бродить многие представители нашей прекрасной русской литературы и огромное количество читателей. Причём обе стороны тропы, и внутренняя, и внешняя, представляют большой интерес.
Как известно, последнюю часть жизни Грин провёл в Крыму. Именно там можно найти поражающие воображения места, связанные с писателем. Там мы можем шагнуть на часть гриновской тропы, пройти по ней и почерпнуть нечто очень важное, связанное прямо с нами и нашим сегодняшним днём. Конечно, начинается эта тропа в Вятке, где Грин родился, тянется через множество городов, где он бывал, через моря, в которых он плавал в юности, через Москву и Санкт-Петербург… Но особое влияние оказал на него Крым и, может быть, особый мир писателя зародился и обозначился здесь, в Крыму, конкретно – в Севастополе. Вот что писал сам Грин: «… Между тем я побывал на Историческом бульваре, Малаховском бульваре, на особенно интересном севастопольском рынке, где в остром углу набережной торчат латинские паруса, и на возвышенной середине города, где тихие улицы поросли зелёной травой. Впоследствии некоторые оттенки Севастополя вошли в мои города: Лисс, Зурбаган, Гель-Гью, Сан-Риоль».
Кроме Севастополя были ещё Одесса, Феодосия и, конечно, Старый Крым… Долог был путь до Феодосии, но однажды из поезда, прибывшего из Ленинграда в этот южный город, на перрон вышел высокий и худой мужчина (это был сам Грин) и с ним две женщины (жена, Нина Николаевна, и её мама). Они переехали в Феодосию на постоянное место жительства. Феодосия (что в переводе с греческого означает «Богом дан-ная»), казалась, была дана Грину для внешнего и для внутреннего пути. Внешняя причина – поправка здоровья. Внутренняя – возможность проекции его странного мира в реальность. Феодосия и Грин совпадали идеально. Именно здесь Грином были написаны чудесные романы: «Золотая цепь», «Бегущая по волнам», «Джесси и Моргиана», начат практически неизвестный читателям роман «Недотрога». Дом-музей Грина в Феодосии, увидеть который – мечта детства, – стал сбывшейся мечтой и произвёл именно то впечатление, которое и хотелось. Любимое, воспетое им море, в сочетании с этим домом, – то, что не забудется никогда. Каждый может увидеть это сам. Музей спроектировал известный художник Савва Бродский, который, кстати, прекрасно проиллюстрировал произведения Грина. Музей находится на улице Галерейная, дом 10.Это дом-корабль, окаймлённый цепью и якорем, а комнаты в нём – каюты. Одна из них называется «Ростральная». В ней поражает выточенная из дерева голова морской девы. Другая комната – «Каюта капитана Гёза», героя романа «Бегущая по волнам». Как раз такую каюту и описал Грин: канатные маты, закрывающие стены наполовину, книжная полка, открытый латунный иллюминатор, подсвечник, подзорная труба, картина Айвазовского (тема «Айвазовский и Феодосия» – отдельный разговор), компас на подставке и множество морских атрибутов. И, конечно же, фотографии, фрагменты рукописей, например: «Лонгрен…» И ещё кое-что… Вещь, которой не каждый писатель может похвастаться: карта созданного им мира – Гринландия. Копию карты можно приобрести в музее, как и интересную и редкую литературу о Грине, его сочинения, известные и не очень (в том числе, роман «Недотрога»), оформленные рисунками Нади Рушевой.
Надя Рушева, юная художница, рано умершая от внезапного кровоизлияния в мозг, известна, прежде всего, своими тонкими, самобытными графическими рисунками, талантливыми иллюстрациями к «Евгению Онегину» Пушкина. Но, как оказалось, Надя иллюстрировала и Грина. После смерти дочери родители подарили все гриновские рисунки феодосийскому музею. Их также можно увидеть своими глазами. Но впервые выпущена серия книг, в которых использованы работы Нади.
Ещё одно связанное с именем Грина место, очередная остановка на крымской тропе – это город двух последних лет жизни, город, принявший в свои недра тело писателя. Старый Крым, маленький городок в 22 км от Феодосии. Грин был уже тяжко болен, времени ему оставалось совсем мало, и это отпущенное ему напоследок время он провёл в старо-крымском домике, с трудом им с женой доставшейся. Этот дом теперь тоже музей.
Во дворе дома росло ореховое дерево, под которым Грин писал «Недотрогу». Роман не дописан до конца, но и из того, что нам оставлено, можно заключить, что писатель предугадал дух нынешнего времени: желание воинствующей серости (богатого торговца, уверенного, что всё можно купить) подчинить себе людей противоположного склада, благородных и непродажных. Причём, у Грина богатство вовсе не являлось клеймом (как вообще-то и в жизни), не означало, что богатый человек обязательно плох (вспомним Грэя из «Алых парусов»). Также как и бедность не всегда указывает на высокие моральные качества (пример – население Каперны из тех же «Алых парусов»).
Грин – реалист. С романтическим уклоном, но реалист. Именовать его просто романтиком, значит, совсем не знать и не понимать его. И в фантастических сюжетах все внешние детали у Грина выписаны точно и правдиво. Поведение героев – в логике их характеров, любой из типажей можно встретить в реальности (благородных, к сожалению, реже). А тот факт, что наибольшее внимания писатель уделял внутреннему миру человека, его способности к воображению и мечте, вовсе не признак голого романтизма. Без воображения, мечты и веры человек опускается на самые последние ступени развития. Что, собственно, сейчас и происходит. Грин имел право описывать блистающий мир – он сам был его носителем. Грин имел право описывать любовь, которая зашкаливала за привычные градусы – он сам так любил. Нежная, светлая, чистая и верная любовь связывала его с женой, Ниной Николаевной Грин. Ей он и посвятил, может быть, самый волнующий роман XX века «Бегущая по волнам». Наделив свою героиню, Фрези Грант, способностью ходить по морю, как по суше, Грин знал, что делает. Как известно, по волнам ходил Иисус Христос. Будучи верующим человеком (Грин не скрывал этого, несмотря на увлечение революционной деятельностью,
в которой не смог принять основного – террор, уничтожение одних для «счастья» других). И писатель точно знал: человек есть образ и подобие Божие, поэтому он должен стремится к духовному совершенству. То, что дано Фрези Грант (она не является плодом фантазии героя, Томаса Гарвея, а реальным человеком), может быть доступно и для других. При определённых усилиях. Об этом говорят последние строки романа: «…– И вот это я скажу за всех: Томас Гарвей, вы правы. Я сама была с вами в лодке и видела Фрези Грант, девушку в кружевном платье, не боящуюся ступить ногами на бездну, так как и она видит то, чего не видят другие. И то, что она видит, – дано всем; возьмите его! Я, Дэзи Гарвей, ещё молода, чтобы судить об этих сложных вещах, но я опять скажу: «Человека не понимают». Надо его понять, чтобы увидеть, как много невидимого. […] »
Самого Грина мало понимали при его жизни, считали угрюмым, нелюдимым и мрачным, он не был в чести у критиков и издателей, жил на грани нищеты, но… Его мир, чистый, сложный, многокрасочный, блистающий верой в человека и лучшие стороны его натуры, не претерпел изменений, никто и ничто не смогли разбить его. И после смерти неприятные ситуации не отступили от писателя: с его могилы в Старом Крыму была украдена статуэтка Бегущей по волнам, Фрези Грант, была травля вдовы, Нины Николаевны, проблемы с захоронениями, некрасивая ситуация после смерти самой Нины Николаевны… Грин очень любил такую концовку: «Они жили долго и счастливо и умерли в один день». Эта мысль поразительно перекликается с незабываемой повестью о Петре и Февронии, которые и умерли в один день, и похоронены в одной могиле. У Грина с женой всё вышло не так, даже над прахом их нашли любители поглумиться. Сейчас справедливость коснулась своим жезлом имени Грина: открыты дома-музеи в Вятке, Феодосии и Старом Крыму, изданы книги, проводятся гриновские фестивали в Одессе и Феодосии, общаются между собой на сайте музея поклонники писателя. Но тропа Грина по-прежнему освещена недостаточно, «островками», на ней ещё много тайн, затемнённых мест. Но мы можем, однажды ступив на неё, шепнуть: «Добрый вечер и тебе, Фрези» и вдруг неожиданно услышать ответ, прилетевший с моря: «Добрый вечер, друзья! Не скучно ли на тёмной дороге? Я торо-плюсь, я бегу…»

Категория: Статьи Автор: Ирина Перова нравится 4   Дата: 03:07:2011
Пользователи которым понравилась публикация
Гаврилович С.

Вальков Владимир
Любимов Валерий


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru