Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №13 июнь 2017
1 место в номинации "Проза" рассказ Талгата Ишемгулова "Ястребок". В номинации "Лирика" 1 место Иван Малов с подборкой стихов "Степью навеяны строки".











Об искусстве и кино

Как бы не прокляли меня ханжи и ярые консервативные заступники культурных традиций, но скажу – говорить об искусстве и кино пошло. А об искусстве кино еще и непристойно. Все дело в объекте описания. Сидя перед телевизором или в кинотеатре, объясняясь сам-на-сам по поводу всей этой совершенно сумасшедшей свистопляски, сами собой приходят, без стука, слова господина Пелевина из «Generation П» о единственной возможности наблюдать экран черного ящика – выключенным и перевернутым. В пределах дома подобные акробатические этюды исполнять вполне можно, скорее даже нужно, в пределах кинотеатра – вряд ли.
Без определенных перечислений кинокартин, которые канут в небытие так же скоро, как скоро обратится попкорн из кинотеатра на Кутякова (недавно открытый саратовский Мультиплекс – прим. авт.) в прах и насытит землю необходимыми химическими элементами, можно с уверенностью сказать – популярное кино умерло. А умирало оно некрасиво и скучно - так, как умирает перелитое денежное дерево на подоконнике моего соседа по квартире (я, кстати, никогда не понимал, почему все говорят о цветах на окне – они же не на стекле стоят, не на раме, а на подоконнике, слово же для этого места специальное создано, оформлено и должно быть использовано по назначению). Так вот, всхлипывало-всхлипывало и погрузилось в тьму непроглядную. Хотя, по Верберу там не тьма, а разноцветные круги с разными начинками, но Вербер нам тут не законодатель, так что ушло оно, кино, просто и не прощаясь, никак то есть. Дело опять же не в этом. Суть вопроса заключается вот в чем – с чем мы остаемся. Вот, в частности, саратовец, с чем остаешься ты? А ни с чем. И чтобы, не упрекали меня в географической узости моего рассуждения – спрошу, с чем остается житель Мурома, житель Москвы, житель Гомеля или житель Бийска. Они мне ответят – ни с чем, наедине с собою. И почему же пошло говорить о кино? А потому что само кино пошлое, непристойное, расплюснутое понятиями рейтинга, популярности и покупаемости. Не стану спорить, что предпоследняя часть «Гарри Поттера» вызвала во мне исключительные эмоции, прокатилась по щеке щедрая мужская слеза и упала крупной каплей на оранжевую простыню, без поддержки и без прямого противоречия. И «Властелин Колец» заставляет переживать за юного хоббита, жалеть его и уважать силы его, а более всего – бессилие его. Но сколько, скажите мне, в душе осталось шрамов и шрамиков от просмотра подобного рода эпических, без преувеличения, картин? Один-два!? Вам повезло, меня не проняло до шрамов.
А вот иная картина, не национальная, импортная – «Я убил свою маму», иногда вместо «маму» критики ставят «мать», что, на мой субъективный взгляд, кажется совершенно невозможной заменой. Молодой Долан, канадский муж 23-х лет отроду снял простую и честную историю об элементарном – об отношениях матери и ребенка. И никто там, то бишь в картине, не умер, не стал наркоманом и не вышел на панель. И сказать о ней более нечего, поскольку канву драматического произведения просто так не перескажешь, за фабулой не угонишься, мысль за хвост не поймаешь – здесь смотреть надо. А Альмодовар со своей давнишней «Все о моей матери» - ну что за история? Смотреть – не пересмотреть. Альмодовар вообще очень необычен, и даже не потому что гомосексуален. «Гомосексуален» - сегодня не приговор, а всего лишь объяснение угла зрения и восприятия действительности. Так вот, Альмодовар о той же самой простой истории жизни, о самом наивном и самом обычном, «подкустовном», «застеночном». Мы же так отвыкли смотреть вокруг себя и замечать драматургию момента. Был у нас в 2009 году в Саратове мастер-класс Кирилла Разлогова, сопровождавшийся «Запрещено к показу» - серией короткометражек о самом страшном, что сейчас может быть в жизни – о сексе. Нет, не о любви, а именно о процессе совокупления. И сколько тогда было разговоров, иски подавали в прокуратуру за публичное распространение порнографии – отбились. Так вот, к чему все эти воспоминания, а вот к чему – вчера вечером, после порции обезболивающего (операция недавно была, сложное восстановление), лежа на мягкой кровати под выключенный телевизор и включенные мысли, слышалось, как дама этажами двумя выше и на противоположной площадке в своей собственной, приобретенной за наличный расчет деньги квартире, получала плотские удовольствия. Что же делать в такой пикантной ситуации? Ханжеский расклад следующий – добежать до аптеки и купить беруши, если к моменту возвращения стоны удовольствия не улягутся, заткнуть уши силиконовыми пробками и уснуть, предварительно вырезав скальпелем совести всякое воспоминание об ужасном инциденте.
Ни в коем случае, никогда такого не будет. Потому что единственное, что пришло мне в голову после трехминутной оперетты госпожи соседки, так это мысль: «надеюсь, она стонет от удовольствия, а не от боли». Связана мысль – первое, с просмотром сериала «Скарлетт», предпоследней серии, и с больничными воспоминаниями, естественно. Так вот, кино и жизнь – сплетение символов и трактовок. Смешение иллюзий и оценок: то, что мы боимся додумать себе, то, что стесняемся представить куда естественнее, чем то, что мы делаем. Как там было – занимайтесь любовью, нет войне? Все так, все именно так. Но это опять же частное мнение, может быть, очень субъективное и, конечно же неправильное (отрицать себя проще, чем гореть на костре инквизиции, это поняли еще древние переписчики церковных книг, многажды извинявшиеся за их человеческое происхождение, а значит за ошибки, которые суждено им делать, выводя каллиграфически буквы на пергаменте).
Кино об этом боится говорить, потому что его инквизиция – отсутствие кассовых сборов, потому что простота непопулярна, простоту не продашь на рынке даже за три копейки. И то ли страх человеческий перед жизнью, перед обычными проявлениями настоящего вступает в свою силу, то ли еще что похлеще. И вот опять простая ситуация, очень грубая, никакая не изящная – есть в Саратове Дом кино, пока есть. Тут его у нас хотят закрыть за непопулярность, а точнее, за правду. За правду канадского фестиваля, итальянского фестиваля, за правду саратовского фестиваля «Саратовские страдания». В общем, эвтаназия за документалистику. А что такое документалистика? Это вопрос вообще, кажется, не предполагает ответа, потому что для каждого она своя. И, кажется, нельзя отыскать двух похожих мнений после просмотра фильмов документального толка. Но есть возможность отыскать другое – веру в жизнь. Такое кино возвращает человеку человеческое, то самое, что по образу и подобию Божьему сотворено, истину и гармонию возвращает, веру в себя и в мир. Вот такое кино было пока у нас здесь, в маленьком купеческом городе, куда в отправляли к тетке в глушь.
Все это проблемы насущные, местного характера, довольно узкие и неоднозначные, но они-то и есть отражение общего состояния общества. Распадающегося от недостатка клейкой составляющей. В котлеты добавляют яйцо, чтобы на сковороде не расползались, а в общество добавляют культуру, чтобы оно не теряло формы и не превращалось в хаотичную массу. Упорядоченность – символ единства. И это совсем не значит, что сформированная человеческая мысль теряет всяческую свободу, она лишь обретает границы, а двигатель прогресса – это постоянное желание раздвинуть границы.
Так вернемся же к кино, о котором говорить пошло. Пошло, потому что кино не может сейчас сказать правды, а то, которое говорит, медленно умирает. И публика его не поддерживает, она его хочет что ли потерять, чтобы после потратить все силы на новое обретение. Зачем исполнять этот цикл умирания-возрождения, чтобы вернуться к исходной точке?
Категория: Статьи Автор: Роман Павленко нравится 0   Дата: 07:01:2012


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru