Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?
















Горка


Снегопад начинался постепенно. Большие, одинокие хлопья ложились на забор, калитку и дорогу.
Девчонки стояли и вытянув руки ловили снежинки, которые ложились на их рукавички.
-Смотри, смотри какая большая и красивая снежинка,- толкая сестру, проговорила Любашка.
-А у меня сразу три, у меня больше, прыгая от радости, смеялась Маринка.
Сестры крутили рукавички, направляя их на солнце, и от этого они сверкали, словно маленькие кристалл
-А давай будем их ловить языком, предложила Маринка.
- А давай, посмотрим, кто больше поймает, - быстро ответила Любашка.
Они выстави языки стали бегать по двору и ловить снежинки. Ловили, глотали и смеялись своим звонким детским смехом.
Снегопад усиливался, снег уже был не так одинок, его становилось все больше и больше, словно кто-то его вытряхивал из мешка. Уже не проглядывалась дорога, по которой с работы они всегда встречали маму и папу. Да и сами сестры превратились в снеговиков.
Ветер тоже набирал силу, он летел со стороны сопок. Щеки у девочек горели, на ресницах висели, словно кружева снежинки.
Собака Альта, виляя хвостом, просила взять её с собой поиграть. Привязав собаку к санкам, они весело катались по очереди. Альта тоже хотела играть с ними, поэтому часто переворачивала санки, а потом ласково лизала щеки сестер. На дорожке показались родители, словно два снеговика, они двигались к дому. Собака завидя хозяев, в очередной раз, опрокинув санки, рванулась на встречу. Отец огромной рукавицей похлопал её.
-Маруся, ты не знаешь, что это за сугробы на дороге, надо взять лопату и убрать их,- с лукавой улыбкой сказал Макар.
- Ой, и правда, дорогу надо чистить отец, - подыграла ему Мария.
-Это не сугробы, это мы,- радостно закричали дочки и побежали к родителям.
-А ну-ка сугробики, быстро в дом, скомандовал отец.
Вещи уже были разложены на печке. Семья собралась за столом. Старшие решали, какую ёлку поставить на Новый год, а игрушки и конфеты, это дело младших. Под кроватью, как обычно уже стояли две коробки с мандаринами. Главное лакомство на Новый год. До праздника их нельзя было трогать, это знали все. Больше всего конечно праздника ждали младшие, они ещё верили в чудо. Ветер усиливался, от этого очень громко стучали ставни.
-Хорошо, что крючки крепкие, а то окна могут выбить, с тревогой проговорил отец.
Девчонки прилипли к окну и смотрели, как снежный ковер увеличивался в высоту.
- Уже почти до окон,- проговорила Любашка.
- А если, весь дом засыплет? – спросила, испугавшись, Маринка.
-Значит, будем откапываться, проговорил, подойдя не заметно, брат Толик.
- Давайте будем оформляться на ночь, - убирая со стола чашки, пробормотала мама.
Слово «оформляться» осталось у неё с войны и уже все к нему привыкли, и понимали, о чем она говорит.
Под гул ветра и стук ставен дом погружался в сон. Проснувшись утром, родители не могли понять, почему так темно, в выходной домочатцы баловали себя и просыпались позже. В доме было тепло, печка любила своих хозяев и старалась держать тепло, как можно дольше.
- Ты, уже встаешь, спросила Маруся.
- Пойду, почищу дорожки, пусть дети ещё поспят, -тихо проговорил Макар.
Сняв теплые валенки с печки, он с благодарностью стал в них вставлять ноги.
-Ай, да печка, вот спасибо, главное, чтобы ноги были в тепле.
Одевая кожух, ему вспомнился концлагерь в Германии, когда каждый старался свою дырявую обувь поставить к печке, но обуви было много, а печка была маленькой, поэтому утром кому, как приходилось, у кого была теплая обувь, у кого ледяная.
Прошлое часто посещало его, но с детьми он старался об этом не говорить.
Выйдя на веранду, открыл засов и толкнул дверь, она не открывалась, он толкнул ещё раз. Посмотрев в окно, понял, что дом занесло снегом выше окон.
-Так вот почему темно,- подумал Макар.
Дети в доме уже проснулись,
-Ну, вот, ребятки, наш дом занесло снегом, так что придётся приложить силы, чтобы открыть дверь, сказал отец и подозвал сына Толика. Они пошли на веранду.
-Я не думаю, что снег плотный, можно с разгону просто толкать дверь, и она откроется, а там откапываться будем, по- взрослому проговорил Толик.
-Ну, тогда пробуй, - подбодрил его отец.
Толя разогнался и толкнул плечом дверь, и она к его радости поддалась.
- Ура, ура, - закричали младшие сестры.
Почувствовав себя спасателем, Толя с отцом по очереди стали толкать дверь. Когда она открылась, чтобы можно было протиснуться, то неба над головой они не увидели. Это была сплошная стена.
-Вот это да! – проговорили, переглядываясь сестры и мама.
Старшие Надя и Вера отправили младших в комнату, где было теплее.
Мама была женщина мудрая и никогда не вмешивалась, когда работал отец. Она просто знала, что он всегда знает, как выйти из трудной ситуации. Просто знала и всё. Ей вдруг вспомнилось, как они после плена добирались на Родину. Плыли на большом корабле по Балтийскому морю, и тогда начался шторм, передали, что волна идет двенадцать балов. Много, это или мало она не понимала, но страх сковал спину.
- Ничего не бойся Маруся, я ведь рядом, - успокоил её Макар, -ты только одень спасательный жилет.
- А ты? – с удивлением спросила Мария.
-А я? Если мы выжили в концлагере, то море нас не заберет, - улыбнувшись, ответил Макар.
- Ты только будь осторожен,- тихо проговорила Маруся.
Ей хотелось обнять его, но она сдержалась.
Почему именно сейчас она вспомнила все это, наверное, снежная стена навела воспоминания. Они часто посещали её, ведь три года концлагерей не сотрешь из памяти. Но то, что их встреча произошла именно там, и именно там они полюбили друг друга, несмотря на войну, смерть, разлуку с Родиной связала их на долгую жизнь. Какая она была? Всякая, и счастливая и горькая, но была.
Тем временем Толик взял лопату и начал копать лаз, просто дыру в снегу, чтобы вылезти наружу. Долго пришлось копать, пока образовалось окно, через которое вылез и отец.
Сестры и мама наблюдая за всем этим, удивлялись, сколько снега выпало за ночь. Прокопав проход к входной двери, Толя радостно всем сообщил, что путь свободен. Щеки его горели, глаза сияли от радости, а отец с гордостью смотрел на сына, который стал совсем взрослый и ему можно поручить любое дело.
Макар учил сына всякому ремеслу при этом, не заставляя, а показывая, как это делать. Толя был мальчиком смышленым и словно губка впитывал очень быстро уроки отца. Маруся всегда любовалась ими, когда они вместе что-то делали. Четыре дочки и один сын. Конечно, сына она очень любила и всегда его жалела. Мария любила всех детей, но Толика по особенному, всегда за столом старалась положить мужу и сыну кусочек повкуснее и побольше.
- Освободители вы наши,- прижав к себе сына, - сказала мама.
Конечно, всем было интересно посмотреть, как там на улице и сестры одевшись, быстро выбежали на улицу через туннель. То, что они увидели, их просто поразило. Вместо дома стояла снежная пирамида, накрытая крышей.
- Вот, это горка, - пискнула Любашка.
- Вот, это, горка, - повторила за ней Маринка.
- А, что Маруся зальем для детей горку на огороде и лесенки сделаем, проговорил отец.
-А весной, что ты потом будешь делать, горка весной не растает, огород садить будешь в августе?- спросила строго мама.
- До весны, еще далеко, - крикнул Толик, и начал орудовать лопатой.
Все смотрели на маму с мольбой, ведь понимали, что последнее слово за ней.
- Ну, что с вами делать, только сначала подкрепитесь, строго ответила мама.
Через несколько часов работы, горка была готова. Осталось только залить водой и подождать пока она замерзнет и можно кататься. Ждать надо было до утра. Быстро поужинав, Люба с Маринкой первыми побежали спать, им хотелось, чтобы быстрее наступило завтра. Но сон, как назло не приходил.
- Наверное, сон заблудился, - хихикнула Маринка.
-Наверное, застрял в снегу и болтает ножками, - ответила Любаша.
И девчонки начали хихикать и представлять, как дядя-Сон застрял в дороге, они всегда были фантазерками.
-А, ну, - строго проговорила мама, войдя в комнату.
Этих слов было достаточно, чтобы они успокоились, им было достаточно даже её взгляда.
Родители были строгими, но они их очень любили и старались не огорчать. Поэтому девочки быстро уснули.
Наступило утро.
Горка стояла важно, словно барыня, она была ослепительно белой, что хотелось подойти и лизнуть как сосульку. Девчонки тащили с собой санки, ступеньки немного скользили, поэтому подниматься надо было осторожно. Они катались на санках и без санок. Потом Толя принес старую, металлическую ванну, в которой мама когда-то стирала бельё, она уже кое-где поржавела, поэтому была не пригодна для стирки. Сестры готовы были его расцеловать. Усевшись паровозиком, где Толя был капитаном, они быстро с визгом съехали с горки. На визг вышли и старшие Надя с Верой. Они были взрослыми, но и им захотелось прокатиться на таком корабле.
С соседних домов сбегались дети, и всем разрешалось кататься, для всех наша горка стала общей.
Дух захватывало от такой езды, казалось, ты летишь, и нет конца этой радости, которая вырывается из твоей детской души. А рядом сопки и широкая река Амур, скованная льдом, сверкала как большое зеркало, а в нем отражалось детство.
Возле дома стояли родители, смеялись глядя на детей.
Горка, смех, родители, сестры, брат. Детвора, река, сопки слились в одно целое, то единое, что делает человека счастливым.
Счастье – это чудо, а чудеса случаются под Новый год. А до Нового года оставалось несколько дней.
Категория: Рассказы Автор: Марина Воробей нравится 1   Дата: 18:08:2016
Пользователи которым понравилась публикация
Гаврилович С.


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru