Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---






Ночное приключение

Видит бог, как же не хотелось мне, шестнадцатилетней домашней девочке из добропорядочной семьи с железобетонными моральными устоями, оказаться в этом парке, на этой танцплощадке, в двенадцатом часу ночи. Да и что было делать здесь безнадежной тихоне и скромнице? Не потому ли, брезгливо морщась и старательно уклоняясь от назойливых ухаживаний изрядно подвыпившего незнакомого парня, я тщетно искала взглядом коварных подруг, едва ли не силой притащивших меня сюда в столь поздний час и бросивших на произвол судьбы.
- Завтра к шести подгребай к памятнику Ленина... Не придешь... зарежу!- икая и оскорбляя мой утонченный нюх запахом винного перегара, заплетающимся голосом, обещал незнакомец. Но не этот гнусавый, не терпящий возражения голос, с угрожающим заявлением, так пугал меня и даже не размышления над перспективами подобного свидания... Сердце мое холодело при одной только мысли о матери. Я совершенно четко видела хмурое, не предвещающее ничего хорошего, выражение ее лица, две укоризненные морщинки, глубокими бороздами пересекающие переносицу. Это лицо, словно, из тумана наплывало на меня сквозь несмолкающую громкую музыку, смех и гогот. И острый взор пышущих праведным гневом глаз больно упирался в мой стыдливо-виноватый взгляд. «Прочь отсюда, прочь, и как можно быстрее», - подталкивая к выходу, шипело во мне все естество, обремененное издержками домашнего воспитания. И я, презрев все приличия, орудуя локтями, пробиралась меж тесно сплетенных пар. Лицо матери, окутанное ореолом высокой нравственности и облаком сигаретного дыма, парящего над танцплощадкой, живым укором неотступно следовало за мной. Но так же неотступно тянулась и странная пошатывающаяся фигура, и невнятные, едва различимое слова, терзая слух, неслись мне вслед:
- ... Не придешь... зарежу!
Я метнулась в сторону, прибавила шаг и вскоре оказалась недосягаемой для обоих. Но ноги почему-то сами продолжали нести меня в им одним известном направлении. Находясь в некоем состоянии прострации, я полностью полагалась на них. А когда, придя в себя, остановилась... Шумный, ярко освещенный островок танцплощадки оставался далеко позади. Оставались позади и тускло мерцающие огни фонарей. А надо мной огромной черной птицей с распростертыми крыльями нависала ночь. Глухая, мрачная, вязкая, безлунная ночь... Ничто не нарушало в ней пугающее молчание... Ничто, кроме частого биения моего собственного сердца, зычным колоколом раздававшегося в той неправдоподобной тишине... Я замерла в ожидании чего-то невообразимо - cтрашного, того, что, как диктовало мне мое воспаленное воображение, обязательно должно было бы произойти. Ужас сковывал тело... Возможно, я ожидала встретить бабу Ягу на метле или змея Горыныча, либо какой другой отрицательный персонаж еще совсем недавно обожаемых сказок... Противный липкий пот наперегонки с мелкой дрожью бежал по коже... И мысль о залитой электрическим светом танцплощадке, которую я так неосмотрительно покинула, спасительным лучиком забрезжила в голове... Пьяный ухажер уже не казался таким безнадежно- отвратительным... Я с тоской вспоминала его нарочито – устрашающий вид, не внушающий никакой опасности, несмотря на нелепое: «не придешь... зарежу!» и решительно собралась было двинуться в обратный путь. Как вдруг (дождалась!), неясный, едва различимый шумок, где –то совсем рядом, остановил меня, заставил затаить дыхание... Я прислушалась...Несколько минут ничего не происходило... Я уже решила –показалось... И тут, с нарастающим шумом и треском зашевелились, кусты, громко хрустнула раздавленная ветка... Маленький дрожащий огонек вторгся в кромешную тьму... И сиплый мужской голос вынырнул из темноты:
-Геракл, ты здесь?..
Сердце мое от ужаса, казалось, перестало биться в ту самую минуту. Пот градом покатился по лбу...
-Где ты, паршивец? Найду – удушу...
Далее последовала отборная брань, острым лезвием резанувшая тишину. Затем вновь послышался шум раздвигаемых кустов. И уже издали прозвучало приглушенное:
-Попадись мне, негодяй..., прикончу гада....
Воспользовавшись случаем, я сорвалась с места и со всей мочи помчалась, куда глаза глядят. А глаза глядели в сторону танцплощадки, туда где много света и людей. Я бежала, ненавидя себя за трусливость и малодушие, не позволившие прийти на помощь беззащитному, несмотря на звучное имя, незнакомому мне Гераклу... И вот уже впереди забрезжили слабые огни фонарей и опустевший островок танцплощадки, медленно погружающийся во мрак. Я еще успела выхватить взглядом несколько припозднившихся пар, неторопливой походкой покидающих парк, и присоединиться к ним. Досада и бремя не исполненного долга терзали мою душу.
Припозднившиеся пары вывели меня к трамвайной остановке, где в ожидании последнего трамвая галдела и дурачилась внушительная толпа молодежи, главным образом, завсегдатаев танцплощадки. Их беззаботно – веселое настроение никак не передавалось мне. За время долгого ожидания я успела несколько раз подавить в себе слабый, но благородный порыв собрать силы и броситься на спасение несчастного Геракла. Но природная стеснительность помешала мне. Не оставалось ничего иного, как лелеять в душе искреннюю надежду на то, что тот не попадет в руки своему палачу...
Наконец, подошел трамвай, и толпа, буквально, внесла меня в салон, приколов, как бабочку, к окну задней площадки. Я так и оставалась там, распластанная на запотевшем, прохладном стекле... А мысли мои в это время витали над кустами мрачного парка, где прятался от страшного человека с сиплым голосом злобного пирата неизвестный мне Геракл. «Кто он, этот Геракл?»- думала я -, « юноша –пленник, бежавший с пиратского корабля или застигнутый врасплох юный любовник...» Имя мифического героя и излишняя начитанность не только сказками, но и историческими и любовными романами навевали мне подобные фантазии... А еще и навалившаяся, внезапно, невероятная усталость и сонливость... Кажется, я задремала, стоя, как лошадь, придерживаемая чьими- то спинами и плечами... Пробудилась, почувствовав как ослабло сжимающее меня плотное кольцо и, отделившись, наконец, от окна, отправилась, гонимая справедливым желанием провести с комфортом остаток пути, вглубь салона... Где-то, на полпути к вожделенному свободному месту давешний гнусавый голос прожужжал над самой головой:
-... Так ты это... не забудь, завтра к шести подгребай к памятнику Ленина... А не придешь...
«Надо же, пьяный, а без труда меня узнал...»,- с удивлением подняла глаза я. Но, оказалось, до боли знакомая фраза предназначалась не мне, а высокой худощавой блондинке, на плече которой едва державшийся на ногах парень, буквально, повис. «Тот еще повеса!» - мелькнуло в голове. Судя по тому, как девушка поспешила стряхнуть бедолагу со своего хрупкого стана, угроза не слишком впечатлила ее...
Пока я стояла с разинутым ртом, кто-то прошмыгнул мимо и уже через мгновение плюхнулся в облюбованное мной кресло. «Что ж, свято место пусто не бывает»,- с досадой констатировала я сей неопровержимый факт и, засыпая на ходу, поковыляла дальше. На передней площадке царило непонятное оживление. С десяток молодых людей, главным образом девушек, шумной и веселой гурьбой обступили какого-то человека. Любопытство оказалось сильнее моих физиологических потребностей. Я подавила очередной зевок и, приложив нимало усилий, чтобы поднять опускающиеся веки, направилась туда... Голос доносившийся из недр толпы показался мне знакомым:
-... Так вот и намаялся я из-за него. До полуночи искал. Звал – звал, даже осип. Уже и не надеялся найти. Он-то вон какой махонький! А вокруг темнотища, хоть глаз выколи...
Я просунула голову между чьими-то острыми локтями... Нет, определенно я никогда не видела этого тщедушного лысого мужичка.... А мужичок, радуясь всеобщему вниманию, тем временем, продолжал:
-... Кричу, кричу, зову, зову. А он, знай, молчит...
-А что и кличка у него есть?
-А как же, ведь тварь Божья... Как же без клички?
-И как его зовут?
-Да,- замялся мужичок,- дети.. Гераклом прозвали... Так, для смеха...
Взрыв хохота и упоминание имени мифического героя окончательно разбудили меня. Я глубже просунула голову и обнаружила, наконец, то самое создание Божье, мысли о котором уже несколько часов к ряду не давали мне покоя. Это была морская свинка, очень забавная, белая с черным пятнышком, сильно смахивающая на своего крупного однофамильца, любителя луж и помоек... Вскоре объявили мою остановку, и я пошла к выходу. Сна не было ни в одном глазу, на душе- легкость и покой... Но ненадолго, на остановке меня ждала мама...
Категория: Рассказы Автор: Светлана Гармидер нравится 0   Дата: 07:07:2012


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru