Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №13 июнь 2017
1 место в номинации "Проза" рассказ Талгата Ишемгулова "Ястребок". В номинации "Лирика" 1 место Иван Малов с подборкой стихов "Степью навеяны строки".











Воспоминание пришло

(или Рассказ о нас)

В кладовке есть простой насос,
А на шкафу – футбольный мяч,
Но я до шкафа не дорос
И забираюсь на кровать…

Воспоминание пришло –
Мир падает куда-то вниз,
Звенит разбитое стекло,
Садится птица на карниз.

Галдят девчонки во дворе,
Распух в игре разбитый нос,
Блестят копейки на столе –
Я сдачу из ларька принес.

А в магазине хлеба нет –
Его привозят лишь в обед.
В руке – бидончик с молоком,
Буханку я куплю потом.

Нам было по тринадцать лет,
Когда приехал в городок
Мой одноклассник и сосед,
Мой друг по прозвищу Малек.

(В начале ты его скрывал
И представлялся в львиной шкуре,
Но очень скоро я узнал:
Ты – Рыба по своей натуре.)

Айда, старик, на школьный двор!
Там по субботам чуваки
На деньги рубятся в футбол,
Им судит тренер без руки.

Мы будем только наблюдать,
Надеяться, что позовут
В замене пять минут сыграть,
Стать мужиком на пять минут.

Кому-то – помнишь? – повезло,
Но это был – увы! – не я.
Сгорела баня той весной,
Хозмаг сменил название.

Универсальный магазин –
Товары выбираешь сам! –
В те годы был такой один.
Ты помнишь тот универсам?!

Играли в марте – дом на дом –
В промокших валенках в хоккей,
В апреле «Солнце» за углом,
Вдруг закурили – хоть убей!

На крик «Лежачего – не бьют!»
Сбежались все, кто рядом был.
Потом был первый, Бибин суд –
Он год условно получил.

Тянулись мы, росли долги –
И Юрка начал воровать.
Из-за подвернутой ноги
Я очень много стал читать.

О, «милый друг» де Мопассан,
Запретный плод «Декамерон»!
Я был впервые в жизни пьян
И в старшеклассницу влюблен.

В тот самый первый Новый год,
Который я встречал в гостях,
Узнал я, где она живет,
И испытал душевный страх.

Я помню «смелый» поцелуй –
Конечно, с девушкой другой! –
И тост «Живи и не горюй!»,
И клятву «Я навек с тобой!».

И в ритме «рок» гремели дни,
В душе звучало «Child in time»,
Казалось нам: мы – не одни,
Нас время ждет – казалось нам!

Попал на «зону» старший друг,
Но дружбой я гордился с ним –
И первый стон духовных мук
Был удивительно терпим.

Учил страдать нас взрослый мир,
В Анголе началась война,
Высоцкий пел, Высоцкий пил,
Глотала «Время» вся страна.

Билетов не достать в кино –
А нам вот-вот шестнадцать лет!
По рубль двадцать семь – вино,
И на закуску – денег нет!

«Гони, деревня, на развод
Копеек двадцать, или – в глаз?!», –
Пугали мы, а через год
Они толпой пугали нас.

Ручной сирены резкий звук –
Тревоги атомной сигнал
Ревел в ночи. Нас военрук
Со сборов от греха прогнал.

Катушечный магнитофон,
Болгарский – за полсотни! – диск,
Поездка в Гродно, телефон,
Тропинка от костела вниз…

Дорогу помнишь в ГДО,
Запрет в восьмом – ходить на танцы?
Нам разрешалось только до…
Достать бы «Lee» у иностранцев!

Поляки джинсы к нам везли,
Фарцовщики их на перроне
Встречали. Мы же стерегли –
За четвертак! – «купца» в вагоне.

А помнишь волосы до плеч
И платья-мини школьных форм,
Стремленье девственность сберечь
И исключения из школ?..

Учился наш беспутный класс
Довольно-таки хорошо,
Учителя любили нас –
Лишь военрук потом ушел.

Светила одному медаль –
Другой по блату получил.
Мне до сих пор Сережку жаль –
Он «золото» не заслужил.

Полгода Муха и Комар
Под ручку рядышком ходили,
И каждый встречный хохотал
Над сочетанием фамилий.

Из Риги к тетке ПБС
(Звучит почти как КГБ!)
Приехала, и двор наш весь
Вдруг позавидовал тебе!

Не даром прозвище звучит
Ее для нас, как песнь Лилит!
Всему тому была причина –
Ты, тезка, первым стал мужчиной.

Но это – к слову! Меньше пей –
Мы распустились слишком рано,
Привычка же – не воробей,
Хотя и он бывает пьяным!

Нас «пить, курить и говорить» –
Почти по Райкину! – учили
Те, кто хотел установить
Немую трезвость во всем мире.

Еще старался комсомол –
Рассадник лучших карьеристов
Воспеть сибирский Беломор
На слетах холостых туристов.

По банькам отдыхала власть,
Копили люди на «копейку»,
Все пили, ели, … жили всласть,
О вечном рассуждали мельком.

Идейно хохотали мы
Над Славой из полка СС,
Дружки писали из тюрьмы,
Что «можно жить неплохо здесь».

Свободны были мы в душе,
Не заходя ни разу в храм,
О жизни знали все уже –
Хватало заповедей нам.

Как глупо! Или, все же – нет?!
Себя представить в тот момент,
Когда вдвоем – брюнет и рыжий –
Смеемся мы над бедным Гришей.

(Монету он нашел на дне
И подарил на пляже другу.
«Три тыщи эл до нашей э», –
Написано на ней по кругу.)

Нужна подсказка дуракам,
Но каждый сочиняет сам –
Талантливо ль, убого! –
Любовь, цель жизни, Бога.

Дремали черти внутри нас –
Судьбу чертили сами мы! –
Закончили десятый класс
И сдали все экзамены.

В семнадцать начиналась жизнь,
В семнадцать мы влюбились,
В семнадцать я уехал в Минск,
На время мы простились…

Про Свету с Тоней разговор
У нас с тобой отдельный –
Мы познакомились на спор
Спортивный и постельный.

Никто тогда не победил –
Но мы не проиграли:
Однажды – помнишь? – впереди
Их на машине ждали!..

А как приятно провожать
Их было после танцев!
И как завидно было ждать
Кому-то там, на станции!

Они смотрелись – суперкласс,
Дуэт со знаком качества!
А как они любили нас
За глупые чудачества!

Жаль, быстро лето то прошло,
И отпылали чувства!
Ты окунулся в ремесло,
Я полюбил искусство.

В тот год войска в Афганистан
Ввели по интердолгу,
Погиб Корсунский Саша там,
Он воевал недолго.

Юрканис Юра был убит
На срочной службе током.
С отцом в земле он рядом спит –
Ему не одиноко.

Я их по-прежнему люблю –
Ровесников из детства
И до сих пор всем говорю,
Что никуда не деться

От тех, кто искренне дружил –
Они восстанут из могил,
Поняв бессмертной жизни суть.
Мы встретимся когда-нибудь!

Ты помнишь – умирали вдруг
Высоцкий, Рид, Дассен и Даль?
Но нам с тобой в те годы, друг,
Была неведома печаль.

Мы не умели горевать –
За счастьем успевала жизнь!
Свиданье, поцелуй, кровать,
Зачет, научный коммунизм…

Кто очень хочет, тот поймет –
Умнея, мозг рождает зависть.
Чужое счастье стережет
Тот, кто свое не смог представить.

Нам не мешали знанья жить,
Одолевали лишь сомненья:
Гораздо легче натворить –
Творить труднее, к сожаленью!

Научный совершая грех,
Друг к другу в гости мы катались,
Попутно изумляли всех
И сами очень удивлялись.

Отчизна, Родина, Страна,
Союз республик нерушимый
Кричали хором: «Пей до дна!»,
Шептали на ухо: «Любимый!».

Мы слепо отдались любви
И – очень юные – женились,
Нас профсоюз благословил
За то, что мы объединились.

Случилось это в двадцать лет,
Когда у всех шалят гормоны,
Когда в карманах денег нет,
Но смотришь в зеркало влюблено.

Уже блондинка для тебя
Разогревает борщ с мослами,
И я, свекольный суп любя,
Спешу отметить праздник с вами.

Мы пережили это зло –
Хмельное, сытое мещанство!
Обоим нам не повезло,
Застолье превратилось в пьянство!

Ты счастлив был. Был счастлив я.
У каждого была семья.
Родились наши сын и дочь,
И все старались нам помочь!

Зачем об этом забывать –
От правды прятаться не надо:
Приятно все-таки поспать,
Когда с ребенком кто-то рядом!

Все люди чересчур добры
К своим взрослеющим потомкам
До той неведомой поры,
Когда в душе начнется ломка.

Кто вырос – тот и виноват!
Известно это всем на свете.
Виновным стал мой младший брат
И совесть выбросил на ветер.

Мы все – сплошной дурной пример,
Я сам себе уже не верю…
Когда-то врать я не умел,
Теперь всем вру, что пить умею.

Или – подлец, или – дурак!
Другого выбора не видно.
Я б поумнел – не знаю как,
До слез плохому мне обидно!

Нас развела слепая страсть –
Не совладали мы с судьбой,
Позволили себе упасть
В салат тяжелой головой.

Реальный на суде развод
Происходил без слез и драк.
С твоей любимой друг живет,
Моя же не вступила в брак.

Признаться очень нелегко –
Об этом быстро я забыл:
Бог современных дураков
В Советской Армии служил!

Известно с чем у остолопа
Рифмуется в уме Европа,
А слово русское на «г»
Рифмуется с ГСВГ.

Когда в начале Перестройки
Мы в форме отдавали честь,
Социализм на русской тройке
Помчался в Беловежский лес.

Прогрохотало, зазвенело –
Чернобыль мимо промелькнул.
Страна свободы захотела,
И ветер с Запада подул.

В умах тогда перемешались
ГУЛАГ, сухой закон и Фрейд,
В кретинов доктора влюблялись
И выпиской махали вслед.

Свихнулись все, из спален жены
На кухни выгнали мужей…
Костюмчик ты купил вареный,
Но счастье прокутил уже.

Быт обогнал на перекрестке,
Когда в кино я повернул –
Исчезли в прошлом два подростка,
Их мысли, словно ветер сдул.

Напомнить? Оба мы считали,
Что жизнь родителей легка.
Легко любовь мы потеряли
В расцвете сил – два дурака.

Что изменилось? Стали старше?
Знакомый мир вдруг стал другим?
Устали мы в сознанье нашем
Бездумно восхищаться им?!

Одно я знаю, тезка, точно:
Мир изменился лишь чуть-чуть,
Перевели всех на заочный –
Чтоб доучились как-нибудь!

Однажды – помнишь? – как-то летом
Ты в Минск зачем-то приезжал,
Знакомил я тебя с соседом,
И кто-то за столом сказал:

«Не надо ничего бояться,
Не важно сколько будешь жить –
Ты должен утром улыбаться
А ночью женщину любить!»

Калечит зависть наши души,
Мы разучились вдруг прощать,
Лишь ощущаем: злоба душит,
Мешает радостью дышать.

Прости себя, оставь обиды!
Назад со смехом оглянись –
Все глупые мечты забыты,
Мы с облаков спустились вниз.

Работа, пиво, телевизор,
В субботу – лишние сто грамм,
Себя я на экране вижу,
Лечиться езжу к вам – друзьям.

Скандал. Безденежье. Автобус.
Пивная. Медицинский спирт.
Какой-то дом, четвертый корпус.
В постели рядом кто-то спит.

Мы удовольствия ценили,
Когда в них закипала страсть,
И сами женам изменили
В семейной жизни первый раз.

Зачем кому-то извиняться,
В слезах прощение просить?!
Приятно иногда влюбляться –
Любите саночки возить!

Когда неверная подруга
Нас отбивала у жены,
Мы сами в гости звали друга,
И сами были неверны.

Влюбляться нас не заставляли –
На то он и запретный плод,
Чтобы его всегда кусали
И сильно обжигали рот.

О чем я – помнишь?! Наше время,
На бег трусцою перешло.
В грехе мы уронили семя,
Оно недалеко взошло.

Начнется скоро все сначала –
Есть предпосылки у детей! –
Воспитывать нам их мешало
Разнообразие идей.

Маразм крепчал. Старели рядом
Советские до слез отцы,
Губил здоровье мирный атом,
Дрались на площадях глупцы.

СССР разворовали –
Вновь отличился комсомол!
Все что-то перепродавали,
В стране закончился футбол.

От новой жизни – шаг за шагом –
Мы отставали не спеша.
Не нравилась нам эта драка –
За прибыль в лишних три гроша.

Закусывать вдруг перестали
Одновременно и везде –
Ты помнишь, как бутылки сдали,
Наклейки отмочив в воде?!

В телеэфир с ножом реклама,
Как рэкетир в ларек, пришла.
Сказала мне с порога мама,
Что папа умер в шесть утра.

Мы научились похмеляться.
Ты – раньше, потому что – врач.
Но – должен все-таки признаться! –
Я норму первым стал терять.

Брат умер трижды виноватым,
Он прожил только тридцать три.
Ты помнишь встречи с моим братом?
Забудь плохое, грязь сотри!

Поверь: Кому-то это надо!
В любой момент – любая жизнь.
Смерть тоже может быть наградой,
Предлогом для веселых тризн.

В мной позже купленной квартире
Ты появился в первый день.
На «Листопад» мы заходили,
Но фестивалить было лень.

Тот месяц пролетел, как птица,
Как двадцать лет тому назад,
Когда – ты помнишь? – нам не спится,
И каждый откровеньям рад.

(Я для родителей «уехал» –
Ты в отчем доме жил один.
Звучало очень много смеха,
Хватало девушек и вин.)

Все в мире движется по кругу
И превращается в спираль,
Не раз признались мы друг другу,
Что прошлого немножко жаль.

Повторный, новый – постный брак,
Впервые в жизни – без иллюзий.
Исчез душевный кавардак,
И тайны нет в сердечном грузе.

Два мира – взрослых и детей
Сосуществуют вновь в квартире,
Для наших мыслей ночь важней,
День исчезает в детском мире.

Так в наших душах свет и тьма
Творят свое благое дело –
Добавить капельку ума
В живущее инстинктом тело.

Алкоголизм – болезнь души,
Привычка мысли расслабляться.
Сознанье в лучший мир бежит
Над этим миром посмеяться.

Но каждая судьба не зла –
Ее мы сами выбираем,
Когда на поиски добра –
Слепые – душу отправляем.

Мы бьемся лбом – она болит,
Включается бессмертный разум,
И голос сердца говорит,
Но понимаем мы не сразу.

Так уж устроены мозги,
Что думать долго невозможно,
Зажать живую мысль в тиски
И удержать – безумно сложно!

Мы учимся разумно жить,
И жизнь нас бесконечно учит.
Однажды каждый бросит пить
И станет – безусловно! – лучше.

Себя ты снова потерял –
Удачу, женщину, работу?..
Не ври – ты слишком часто лгал,
И над тобой смеется Кто-то.

Как мы – над братом-близнецом
(Двоюродным) соседа Гриши…
Ты помнишь, что «на свет» потом
Он с девушкой – счастливый – вышел?

«А-а-а – это ты!.. – скажу тебе, –
И выглядишь ты, брат, – неважно!»
Судьба играет на трубе,
Плывет кораблик наш бумажный…

Воспоминания пишу я ни о чем –
Им нет названья.
Остались все мы дурачьем,
Фиглярство – глупое призванье.

Продолжить я бы мог рассказ
О жалких и ужасных нас,
Но – как уже писалось выше –
Рассудок слов души не слышит.

Перед разлукой говорю,
Что все же должен извиниться:
Я тридцать лет тебя люблю,
Но все же не хочу жениться!..

Январь 1996 г

Вместо эпилога.

Ты умер в сорок девять лет –
Оставшись без работы, спился;
Иных друзей давно уж нет –
Ты жить без них ленился.

Я не в обиде на тебя
За глупости и пошлость –
С насмешкой до сих пор любя,
Ценю свой новый возраст.

Прости меня, покойный друг,
Забыл я годовщину!..
Входил я в твой порочный круг
С довольно кислой миной.

Я ставлю за тебя свечу
Сегодня очень редко,
И вспоминая, я шучу
С тобой о танцах в «клетке»…

Жизнь – череда чужих смертей.
Когда меня не станет,
Мы выпьем за живых людей
И нашу, тезка, память!

3 декабря 2011 г.

©alexdiak@mail.ru
Категория: Стихотворения Автор: Александр Демьянков нравится 0   Дата: 10:04:2017


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru