Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №13 июнь 2017
1 место в номинации "Проза" рассказ Талгата Ишемгулова "Ястребок". В номинации "Лирика" 1 место Иван Малов с подборкой стихов "Степью навеяны строки".











Апология Даниила Андреева


Поэт Даниил Андреев стал в некотором роде явлением исключительным в зыбкой и тонкой сфере духовидения. Именно как поэт он известен скорее мало, чем очень, и тому виной вовсе не отсутствие таланта – он талантлив и своеобразен, – а по-настоящему специфичность его стихов, их яркая самобытность, как в стилевом отношении, так и по содержанию. Только совсем не стихи обеспечили Даниилу Андрееву ту достаточно широкую известность, которая позволяет безошибочно выделить его из среды прочих русских литераторов. «Роза Мира» – вот книга, сделавшая его известным! Эта книга принесла автору славу духовидца, она дала ему возможность получить статус в той загадочной, тонкой и фантастической области, в которой рискуют пытаться найти ориентиры лишь немногие из мыслящей людской братии.
«Роза Мира», как книга русского мыслителя, ценна ещё и тем, что написал её именно русский человек, т.е. человек, подключённый к одной из мощнейших земных культур. Русский народ в своих основополагающих инстинктах и желаниях полностью идентичен другим народам, и выделять его в умственном или физическом отношении было бы глупо и совершенно несправедливо – все народы и все люди в своей основе одинаковы. Особенность русского сознания проявляется в другом – это чрезвычайно широкое, всеохватывающее сознание, в полном смысле этого слова всеземное. Нам, русским, всё интересно, обо всём на свете нам нужно составить своё представление, и не всегда конечно, но довольно часто, кровь из носу надобно найти какую-то высшую правду.
И это вообще-то нормально. Тяга к всемирной правде – это особенность русских как сверхнарода по терминологии Андреева. И здесь совсем неважно, какие гены преобладают в естественном теле русского человека: полумулат Пушкин, полурусские Высоцкий и Цой, и совсем нерусский Александр Роу блестяще подтверждают, что главнее как раз внутренняя начинка, душа, а никак не материальный носитель сознания.
В этом контексте я хочу обратить внимание возможного читателя на одну интереснейшую главу из «Розы Мира», а именно на главу вторую из седьмой книги под названием «Христианский миф и прароссиянство». Данная тема интересна прежде всего необыкновенно тонким и уважительным обсуждением (что вообще характерно для Андреева как для писателя и человека) отношений укрепившегося на Руси христианства с дохристианскими духовными концепциями наших предков. Андреев, в отличие от многих современных теологов, вовсе не воинственно настроен по отношению к этому могучему пласту древней духовной жизни, он необыкновенно тактичен и деликатен в освещении своих взглядов, чем, несомненно, доказывает собственное высокое духовное развитие. Такой высший градус уважительности при обращении с тонкими материями (или не материями, если хотите) вообще-то является необходимым условием при обсуждении подобных тем. Все мы люди, а в глубине души – звери, – поэтому ругаться мы умеем здорово, но... гласу страстей необходимо пережать глотку, и сделать это нужно железной и твёрдой рукой.
Итак, Даниил Андреев, сам будучи, что важно, убеждённым христианином, отдаёт должное духовному творчеству нашего народа в предшествующий христианству период. Андреев справедливо указывает на борьбу этих двух мировосприятий, на их во многом непримиримость (что вообще-то совершенно характерно для нашего противоречивого до краёв мира), на их частичный компромисс и длительное совместное существование в недрах одной общей русской культуры. Андреев пишет: «Христианским же мифом оно (дохристианское мировоззрение – авт.) не было преодолено никогда. Произошло другое: параллельное сосуществование двух мироотношений, характеризующееся разграничением сфер проявления. При этом одно из них, христианское, быстро добившееся господства в качестве общегосударственного и общенародного круга идей, вытеснило своего соперника из целого ряда областей жизни, и прежде всего – из области обобщающей и систематизирующей мысли. Второе отношение укрылось в фольклор, в низовое прикладное искусство, в народные обряды и заговоры, в быт, но так никогда и не поднялось до уровня философских или вообще идейных обобщений».
Последнее утверждение Андреева о неразвитости идейно-философских концепций дохристианства или, как он его обобщённо называет «прароссиянства», вообще-то спорно. Но! Это самый что ни на есть реальный факт. Не дошла до нас цельная обобщённая концепция прароссиянства, ибо в нашем современном сознании она присутствует либо фрагментарно, либо в виде так называемого «нового язычества», источники и идеи которого не слишком-то и достоверны. Во всяком случае, новоявленное «священство» новой-старой языческой религии ничем по существу не отличается от догматиков-попов предшествующего тысячелетия.. Оно также косно, закрыто, недружественно к иным духовным течениям, как и старинное византийско-российское «православие». Более того – оно опирается в своей вере на некие неизвестные и никому стороннему не показываемые якобы сохранившиеся источники, что только добавляет настороженности любому здравомыслящему человеку. Да даже если бы таковые источники и были явлены миру, это не очень многое бы изменило. Мы, люди, до того упрямые и коварные создания, что чёрное вполне можем назвать белым, и наоборот. Не в буквах или словах дело – дело в понимании, в осмысленности, в кругозоркости, и в истинной цельности человеческого сознания. Библии, веды и кораны нас не отучили лгать и убивать – это тоже достоверный факт. Вернее, мало кого отучили.
Андреев с удивлением отмечает то, что прароссиянство вообще сумело сохраниться, что оно не исчезло полностью. «С другой же стороны, – он пишет – нас не может не поражать необычайная его (прароссиянства – авт.) устойчивость, феноменальная живучесть. Уже сама по себе эта живучесть говорит метаисторику о том, что мироотношение это коренилось не в случайных, не в преходящих чертах народной психологии, но в таких, которые присущи народу органически. Если же мы имеем дело с чертами народной психологии органическими и неистребимыми, мы всегда имеем перед собой фактор, связанный с проявлением творчества иерархий».
Андреев указывает на неоднородность этого древнего мироощущения, на (во многом) его приземлённость, насущность что ли, связанную с самой необходимостью жить и продолжаться в будущем. Христианство особо не лезло в те сферы народной жизни, которые были связаны с сексуальной стихией – оно их контролировало, боялось, игнорировало, но ни в коем случае не возглавляло. Также и народное искусство в своих многочисленных проявлениях было свободно от нового чужеродного духовного воздействия. Андреев отмечает определённую эстетическую свободу народа от христианских установлений: «Творческая радость, которую испытывали художники и мастера при создании этой орнаментики, этих сказок и этих теремов, так и пышет нам в душу при малейшем к ним прикосновении; любовь к миру, к природе, к стихиям, в них разлитая, свидетельствует о том, что уже не каросса (стихиаль, отвечающая за воспроизводство народа в физическом мире – авт.), но силы самого демиурга (обобщённый дух народа в своём высшем божественном аспекте – авт.) веяли в создавшей эти произведения человеческой душе».
Даниил Андреев, как мало кто из мыслителей, выделял некий высший аспект любой веры; будучи христианином, он настаивал на том, что именно христианство является тем самым высшим достигнутым людьми пиком духа, который открыл им путь к всеобщему благому объединению. Этот его взгляд достоин полного уважения со стороны духовно ориентированных людей, ибо Андреев не втискивал христианство в прокрустово ложе железобетонных догм и суровой нетерпимости, доходящей до высокомерного презрения ко всему чужому и до беспощадных гонений на всё от них отличное. Он писал: «Сам по себе Христианский Трансмиф (высший аспект веры – авт.) не противоречит, и не может противоречить трансмифам сверхнародов, не противодействует и не может противодействовать им...» С данным утверждением не согласится лишь тот, кто ставит на первое место полемику, а не поиск истины, кто любит побеждать во что бы то ни стало, и кто не отдаёт себе отчёта в силе гнездящихся в нас звериных инстинктов. Напротив, люди доброй воли и широкого ума охотно с этим согласятся.
Мы хорошо знаем прошедшую историю, хотя бы историю последнего тысячелетия. Мы знаем о миллионах погибших в нескончаемых распрях и войнах, о неисчислимом количестве замученных и убитых в угоду власти и наживе, о толпах оболваненных и доведённых буквально до скотского состояния тяжелейшими условиями жизни... Этого с весов исторической справедливости не сбросишь и от этого лицемерно не отгородишься. Было! Мы также знаем тёмную сторону иерократического сословия, их всегдашнюю спаянность с жадной и хищной светской властью, их ханжество, их консерватизм во всём, будь то хорошо или плохо, их мировоззренческую узость и убогую естественнонаучную отсталость. Всё это справедливо. Андреев как честный христианин об этой постыдной стороне своей веры не умалчивает, объясняя эти перегибы неусыпной деятельностью Противобога в нашей душе. В части культуры он пишет об этом так: «... в историческом прошлом зрелый уже христианский миф как бы застилал собою едва возникавший миф российского сверхнарода. Застилал – и в силу всё той же присущей историческим церквам, с их ущербной узостью, потребностью утвердить свой религиозный аспект мира как единственную и универсальную истину, исключающую саму возможность существования других.
Сколь благоговейным ни было бы субъективное отношение метаисторика к христианскому мифу, сколь высоко он ни расценивал бы роль этого последнего в культурной истории России, но вряд ли он сможет отделаться от чувства горечи и сожаления, даже какой-то безотчётной обиды, при изучении любого из искусств средневековой Руси. Он почувствует, что тем росткам исконно национального миропонимания, которые пытались всё же проявить себя хотя бы в искусстве, было зябко и мучительно тесно».
Андреев отмечает красочность и жизнерадостность народного искусства. И действительно, цветовая гамма всевозможных поделок, игрушек, одежды, утвари, росписи и резьбы по дереву у русских людей явно стремилась к сочности, солнечности и яркости. В противовес ей чёрные одеяния попов и монахов, их унылые сосредоточенные лица во время богослужений – даже в светлый праздник Пасхи, например, – а также непременное требование к присутствующим на обрядах прихожанам соблюдать эту напускную неестественную серьёзность – явно диссонировала с основным вектором народной культуры. Вот и выбирали люди часто совсем не то, что требовали от них священники. «В церковь близко, да идти склизко, а в кабак далеконько, да иду потихоньку» – говаривал иной хитрый мужичок, увиливая от похоронной мрачности церковных мероприятий. И этот же или другой мужичок любовно выпиливал деревянного петушка на крыше, и тщательно разукрашивал свой домик, словно пасхальное яйцо, в такое бойкое сияние весёлых красок, что глядеть на эту красоту становилось радостно. В то же время его жена или дочь вышивали пёстрые цветы или причудливые орнаменты на народной своей одежде...
Русские, как впрочем, наверное, и все остальные народы, любили попеть, погулять, поиграть, поплясать... Радость земная от этой вот самой земной жизни, искры веселия и оптимизма, высекаемые из наковальни народной души оселком скоморошества и прочего затейничества, куда как сильнее притягивало русского человека, чем довольно-таки отупелое стояние в церкви со свечкою или без свечки в руке, или слушание вполуха одних и тех же, часто непонятных из-за церковнославянского бормотания, библейских поучений... Кстати, это отупелое стояние вполне можно наблюдать и сейчас, в современных церквях. Поглядите на тех людей, которые слушают батюшек или архиереев во время богослужений, и вы удивитесь неподвижности и омертвелости слишком многих присутствующих там лиц. И никакие оправдания в виде якобы некоего внутреннего ликования здесь дела не исправят – у всех есть глаза, и людей не обманешь...
Так что вот так... «Православие – и прароссиянство. И не синтез, даже не смешение, а почти механическое разграничение сфер действия. А если уж говорить о какой-нибудь диалектике, то – теза и антитеза».
Андреев доказывает, что сосуществование этих обеих мироотношений и, хотя и противоборствующее, но в чём-то весьма терпимое друг к другу совместное житьё-бытьё их на общем российском народном основании вовсе не случайно. Не случайно и то, что прароссиянство не было окончательно уничтожено христианским православием, как это случилось в католическо-протестантских культурах, где мощные и очень агрессивные христианские церкви буквально выкорчевали из душ тамошних людей предшествующие им веры. «Создаётся впечатление, что враждебному натиску христианского трансмифа кто-то всё время ставил как бы некий предел, кто-то век за веком оберегал слабые грядки пророссиянства от вытаптывающей поступи воинствующей церкви. Демиург, сам причастный христианскому трансмифу, но свободный от человеческой ограниченности, берёг эту область потенций народного духа для далёких великих веков (выделено авт.); он сам оплодотворял её своим дыханием; сама Навна (соборная душа российского народа – авт.) питала её мерцающей духовной росой...» Андреев полагал, что «... Обе должны быть сохранены до тех отдалённых времён, когда станет возможным не уничтожение их во взаимной борьбе, но переход обеих в общее гармоническое мироотношение и богоотношение, свободное от узости, от эпохальной ограниченности одного из них, и от безотчётности, безынтеллектуальности другого».
Сейчас многие говорят и пишут о некоей загадочной Русской Идее, подразумевая под этим ту великую идею, которая не просто объединит русский народ для дальнейшей успешной жизни, но и выйдет за пределы непосредственно русского бытия, резонируя с душами всего человечества во имя достижения общего высшего идеала. Даже в среде православных теологов, с петровских времён задавленных «глыбами государственности», сейчас заметно оживлённое движение по приданию православию импульса новой энергии. Большую роль в этом играет недавно возглавивший русскую церковь энергичный и харизматичный патриарх Кирилл. С другой стороны поклонники Рода, Сварога, Перуна и Велеса дуют в свою языческую дуду, ополчаясь на христианство и вызывая его на идейное поле брани...
Ничего особо значимого не получится ни у тех, ни у других!
Не получится, пока не будет найдено нечто такое, что объединит недружественные религиозные системы (суть – разъединённые части народа) под общим непререкаемым духовным зонтом. Также крайне важно и привлечение в эту сферу сторонников научного метода познания, которые ныне в своём определяющем большинстве составляют боевой лагерь атеистов-материалистов. Узколобому материализму в период объединения всего человечества должен быть положен чёткий предел: вкладывать триллионы в дело уничтожения себе подобных или в производство миллионов тонн всяческой чепухи могут либо скрытые демоны, либо явные недоумки.
Я убеждён, что Русскую Идею искать и особо выдумывать не надо. Она уже давным-давно нашим народом найдена и спокойно существует и ждёт своего часа под названием…православия. Да, православия, только не узко-христианского, а гораздо более широкого и глубокого, объединяющего обе мощных реки духовности в душе русского народа. Ведь то, что термин «православие» заимствован христианской церковью у предшествующей веры (даже не у языческой, а у более древней), является тайной только для управляемого массового сознания. Этому обозначению в данной конкретной привязке никак не более 5-6 веков, поскольку ранее православные называли себя правоверными. Так их и поныне называют, к примеру, весьма консервативные и памятливые латыши. Это факт.
Так что же такое православие? Нет, это не правильное прославление бога – это прославление именно прави. А что такое правь? Это « по Ра вь», т.е. жизнь (вь – оно же вита, или то что «вьётся, развивается») по Ра. Ра же, как известно многим – это имя Солнца у наших предков. Сейчас это имя частично опошлено и дискредитировано в общественном сознании, но для честного и незашоренного учёного совершенно неоспоримо присутствие этого имени в языках индоевропейских народов, в том числе очень широко в русском языке. Солнце визуально двигается по небу именно вправо, отсюда вращение – это движение «в Ра», а противоположное движение – «из в-Ра», а по другому «извращение».
Мы не будем здесь развивать эту тему, поскольку для этого нужна целая отдельная статья. Просто пойдём дальше…
Солнце! Вот истинный Демиург, превышающий по своим масштабам земного Демиурга-Логоса (в интерпретации Андреева земной Логос и есть сам Христос). Но даже если образ Христа – это само Солнце, с этим никто из разумных людей не будет спорить. К слову, у христиан есть поименование Христа как Солнца Мира. Это вообще-то странно слышать, поскольку Вселенского Бога вряд ли правомочно сравнивать с рядовой звездой – Его вообще не с кем или не с чем сравнивать. В любом случае, если бога сравнивают с солнцем, это лестно для солнца. Но это небольшое отступление… В именах разных богов: Христос-Хорс-Хорус явственно прослеживается один и тот же корень «хор». И русские слова хоровод, хорошо, возможно хоругвь (иранского как видно происхождения, унаследованные славянами от скифо-сарматов) имеют тот же самый солнечный корень.
Застарелые и заржавленные противоречия между земными религиями никак не могут быть сняты войной между ними, и победой из них сильнейшего. Такая победа станет одновременно и поражением победившей религии как светлой духовной системы. Таковые противоречия могут быть сняты только на уровне выше планетарного, т.е. на уровне Солнца. Наша звезда по имени Солнце для любого живого существа без всякой натяжки – всё! Для людей, каковы бы ни были их воззрения – тоже. Солнце для нас – это свет, это тепло, это подавляющее большинство видов энергии (кроме ядерной и геотермальной), в том числе вся наша пища. Мы сами, наши физические организмы есть концентрация звёздной, солнечной энергии. Мы – частички Солнца в буквальном смысле этого слова, в самом обыденнейшем смысле, до того обыденном, что это даже парадоксальным образом никем не замечается. Спорить с этим может только закоренелый упрямец, этакий «суперневерующий фома», да и то спор он ни за что не выиграет, ибо его нельзя выиграть.
Солнечная вера существовала в прошлом у многих и многих древних народов. Славяне не исключения, ведь ещё автор «Слова о полку Игореве» называл их Даждьбожьими внуками, а Даждьбог – это бог Солнца. Времена сейчас кардинально изменились, мы заглянули при помощи науки вглубь Вселенной, но… по-прежнему верим в тясячу придуманных нашей фантазией привычных богов, как бы и не замечая у себя над головой истинный источник жизни. А ведь стоит этому источнику закрыться от нас – например, чудовищным слоем облаков, вызванными ядерной зимой, – и вот вам и крышка! Погибнут все без исключения ненастоящие «боги», ибо исчезнут их носители и поклонники – дурные головы религиозных ортодоксов. И это такая же аксиома как 2Х2=4. Я, пишущий эти строки, вы, мой доброжелательный читатель, и даже мои злобные оппоненты наполнены солнечным, и никаким другим светом. В средние века, являвшиеся временем узаконенного мракобесия, Солнце не признавали центром нашей звёздной системы – довлела геоцентрическая умозрительная идея. Сейчас наука шагнула далеко вперёд, о солнце и его значении для жизни на Земле учёные знают много-много, но… любой из них считает себя почему-то умнее и мудрее великой звезды, а её, звезду – неразумным скоплением плазмы и газов. Никого не смущает тот факт, что Солнце живёт миллиарды лет, а любой из этих «яйцеголовых» – жалкие годы. Всё равно – они де умные и разумные, а оно нет.
Какой жалкий и смехотворный лепет!
Современная наука, распавшаяся на огромное количество течений и направлений, потеряла главный ориентир – единства мироздания. Всевозможные аналитики сейчас в фаворе, но людей синтетического склада ума, энциклопедистов явно не хватает. Если такое разделение продолжится и дальше, то человечество дойдёт до своего логического конца: потратит все планетные ресурсы и деградирует или погибнет. Либо наступит жёстокая диктатура с полным контролем каждого индивидуума, что позволит отдалить агонию и смерть всечеловеческого организма, и уж конечно никому не принесёт счастья.
Надо объединяться. Надо пересматривать свои закосневшие духовные взгляды. Надо создавать всемирные органы управления, умно контролировать численность населения и получить доступ к неограниченной энергии (то, что эта энергия не ядерная – уже, наверное, всем ясно). Много чего надо делать…
Русская Идея в частностях требует весьма обстоятельного разговора. Для этого нужна отдельная статья или даже целая серия статей. В данной работе это не может быть осуществлено. Но всё-таки кое-что мы затронем… Главные постулаты Русской Идеи – это постулаты общности, простоты и близости к природе. Мера, умеренность – не пустые слова для любого русского. Справедливость в распределении благ, помощь малым и слабым – тоже. Теперешний шкурный капитализм, высасывающий из тела огромной страны так нужные ей соки, совсем не вечен. Я полагаю, что это необходимая и не очень длинная стадия народной болезни – она пройдёт, послужив своеобразной мучительной прививкой великому организму. Потом наступит кризис и очищение, после чего этот могучий организм будет только крепнуть и крепнуть… Но может быть, всё-таки нет?.. Я не духовидец, и таких ответов дать не могу. Я знаю, что мы стоим у начала т.н. «водолейской» эры. Любой грамотный тренер (к каковым я причисляю и себя) знает о гороскопических ритмах, в результате которых организм человека претерпевает энергетические падения и бывает награждён энергетическими взлётами. В году таких падений ровно 6, взлётов тоже 6. Особенно тяжко приходится в месяц перед своим зодиакальным знаком, ибо это самая большая энергетическая «яма» в году. Но после неё будет самый большой подъём, который продлится ровно месяц… Страна (именно страна, а не государство!) не человек, у неё другие масштабы: её месяц – это чуть более двух тысяч лет. Предыдущие два тысячелетия были тяжелейшим периодом для «водолейской» страны и народа, особенно последнее тясячелетие, когда российский народ попал в ярмо крепостного и иноземного рабства, лишился своей исконной веры и был отодвинут на вторые роли в мировой политике и культуре.
Это скоро пройдёт. Вновь забурлит силушка молодецкая по жилушкам богатырским у нашего кондового, основного, самого большого в Евразии индоевропейского народа. Всё должно быть путём, надо лишь немного потерпеть и собраться с духом. Мы справимся, ибо на нас лежит великий долг объединения народов Земли на основе правды и чувства меры, а не на основе вранья и алчной «хапности».
Даниил Андреев является, по всей видимости, первым мыслителем, указавшим нам дорогу к временно потерянной Русской Народной Идее. Лишь объединение двух вер, а не толкотня и упрямое держание за уходящее ветхое мировоззрение позволят душе нашего народа обрести невиданные доселе единство и силу. Прароссиянство даст этой объединённой вере любовь к миру и искреннюю жизнерадостность, христианство – выстраданную любовь к чистейшему образу Единого Бога. Красочность и веселие одних и аскетизм и страстотерпимость других при их слиянии позволит обрести чувство меры, чтобы разудалую русскую душу «слишком не заносило на поворотах». Массовое подключение к духовности широких слоёв учёных позволит обуздать беса воинственности и разрушения природной среды; возвращение миллионов людей, уже на новом витке развития и понимания, в природу принесёт здоровье и счастье огромному количеству людей…
И опять же Солнце! В главе второй книги пятой Андреев буквально поёт гимн Солнцу, поёт не в стихах, а в прозе:
«…трижды благословится Солнце. Все мы когда-то пребывали – и будущим нашим телом, и будущей нашей душой, вместе со всем Шаданакаром – в его пречистых недрах. О, великий бог-светоносец! Тебя славили в храмах Египта и Эллады, на берегах Ганга и на зиккуратах Ура, в стране Восходящего Солнца и на далёком западе, на предгорьях Анд. Мы любим тебя все, и злые, и добрые, мудрые и тёмные, верующие по-разному и неверующие, – те, кто чувствует твоё сердце, неизмеримое в своей благости, и те, кто просто радуется свету твоему и теплу. Твоя ослепительная элита уже сотворила в Шаданакаре лестницу лучезарных слоёв и по ней изливает ниже и ниже, в миры ангелов, в миры стихиалей, в миры человечества каскады духовных благ. Прекрасный дух, зачинатель и отец всякой плоти, зримый образ и подобие Солнца Мира, живая икона Единого (подчёркнуто мною –авт.), позволь и мне влить никому, кроме тебя, неслышный голос во всеобщую тебе хвалу. Люби нас, сияющий!»
А в заключение я позволю себе вставить собственное стихотворение, написанное в честь поэта Даниила Андреева, тем самым я хочу подчеркнуть его ощутимый вклад в святое дело увеличения духовности на нашей больной планете. Стихотворение называется «Апология Даниила Андреева»

Поэт Андреев Даниил
Немил мещанскому сознанью
Он «Розу мира» посвятил
Всему земному мирозданью.

Он свято верил – в «Розе» той
Надежды вер соединятся
И в Лиге Солнца золотой
Невежды сердцем просветятся.

Да, это будет – только так!
Та «Роза» сгладит разногласья
Иначе, други, нам никак
Не обрести в умах согласья.

Иначе вечный ярый бунт
И море слёз, и реки крови
И дух наш светлый – общий дух
Иссохнет, в гордость замурован.

Мы алчных демонов клянём
И славим бога в пене фальши
Но, как и встарь, страстей ярём
Мы волочём на шее нашей.

Мы глупо верим – только миг
Нам суждено прожить на свете
И Духа вечного родник
В беспутных душах незаметен.

А ведь Андреев Даниил
Учил – мы в духе части Бога
Нам надлежит, он говорил,
Пройти великою дорогой

И мы растём, всегда растём
Бесценный опыт получая,
И святы мы, коль отдаём
Себя, наград за то не чая.

Забыт Андреев, оттеснён
Потоком пошлости в сторонку
А ведь вполне достоин он
В миру подлунном славы громкой

Ведь в кои веки человек
Сумел над «йотами» подняться
Ужели, устремив свой бег,
За ним нам будет не угнаться?

Не верю – каждый в силе сам
В себе зажечь сиянье духа
И угль, пылающий в сердцах,
Тогда вовеки не потухнет.

Сыграл Андреев Даниил
На струнах зова песню меры
В пустыню зноя он пролил
Из Солнца Мира ливень веры.




Категория: Статьи Автор: Владимир Радимиров нравится 2   Дата: 22:01:2012
Пользователи которым понравилась публикация
Ляшко Николай
Дорофеева-Миро Татьяна


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru