Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №13 июнь 2017
1 место в номинации "Проза" рассказ Талгата Ишемгулова "Ястребок". В номинации "Лирика" 1 место Иван Малов с подборкой стихов "Степью навеяны строки".











Совершенно серьезно


В парке

Прекрасным, воскресным, летним днем Федор Матвеевич прогуливал свое единственное и ненаглядное дитя в центральном городском парке культуры и отдыха. Интеллигентно отдыхая на лавочке с газетой в руках. Чтобы горячо любимый отпрыск не надоедал изучению новостей, изложенных на страницах местной прессы, горе-папаша сунул ребенку монету и отправил покупать мороженное, заблаговременно зная, что за этим сладким и холодным лакомством в жаркий воскресный день всегда очередь. Но отпрыск к великому удивлению папаши, вернулся очень быстро, да еще и весь зареванный. Объявив отцу, что данная ему монета проглочена. У Федора Матвеевича от удивления и неожиданности глаза расширились до величины очков, и он судорожно приступил к расспросам:
- Ну-ка, скажи мне, сыночек, правду? Зачем ты глотал монету?
Ребенок, всхлипывая и вытирая мокрые от слез глаза маленькими кулачками, оправдывался:
- Я не глотал. Просто взял денежку в рот, чтобы не потерять. Она сама почему-то, cглотнyлась.
Удивление и испуг еще больше выразились на лице папаши. Он всем своим видом не хотел этому верить и стал торопливо и настойчиво выпытывать подробности. Ребенок с каждым вопросом продолжал реветь все отчаяней и показывал, где он чувствует деньги, данные ему на мороженное. Вокруг них стали собираться любопытные граждане, прогуливающие себя в этом же парке. Первым подошел солидный мужчина в шляпе, выслушал и успокоил:
- Не переживайте гражданин. Пройдет время, сядет ваш ребенок на горшок, и вы получите вашу монету обратно, целой и невредимой.
Федор Матвеевич, не обращая внимания на сказанное и надеясь, что ребенок сказал неправду, продолжал уговаривать:
- Скажи, сыночек, может ты все-таки потерял денежку?
Мальчуган настаивал на своем, разревевшись еще сильнее, обиженный недоверием со стороны своего родителя. Подошли еще двое. Парочка престарелых, любознательных граждан, которые сразу же включились в обсуждение:
- Обманывает папку. Наверное, пока шел за мороженным, потерял, вот и придумал – сказал престарелый мужчина.
Престарелая женщина воспротивилась такой концепции:
- Разве ты не видишь? Деточка плачет и говорит серьезно. Ну-ка, малышечка? Скажи тете правду? Проглотил монетку или потерял? Старших обманывать нельзя, а тем более папу. Он тебя ругать не будет. Ведь правда? – она посмотрела с хитрым прищуром на горе папашу.
Ребенок продолжал настырно реветь и показывать на живот. Подошло еще несколько зевак.
Один из них заключил:
- Во, пацан дает! Потерял деньгу, а врет, что съел.
- А может и вправду, слопал? Почем ты знаешь? - Тут же из-за плеча высунулся другой.
- Башка дурная. Как же он, ребенок, проглотил такую железяку - он большим и указательным пальцем показал величину монеты.
- Да очень просто. Положил в рот и сглотнул нечаянно – опять высунулся тот второй из-за плеча.
- О дает! Ты че! Воще в уме! Я же тебе показал. Во какая! - Он снова показал круглешок, описанный большим и указательным пальцем, – а у пацана горлышко, во какое, – он снова показал круглешок, описанный большим и указательным пальцем, но поменьше.
Солидный мужчина в шляпе, прервав небольшую паузу, возразил
- Вполне может быть. Таких примеров сколько хотите. Люди вилки, ножи глотают, гвозди разные.
- Ну, ты мужик даешь! – Удивился сравнитель. – То они спецом! Взрослые, да еще тренируются. Я тоже слыхал. Вон, в Америке, пианино доедают. А то тебе пацан. Не мог он без тренировки сглотнуть такую железяку.
Тут через толпу зевак, которых собралось уже порядочно, протиснулась еще одна наиболее активная гражданка
- Чей мальчик? Что случилось?
- Да вот, пацан монету, говорит, сглотнул – ответил за всех сравнитель. Тот, который сравнивал монету с горлышком мальчика.
- Не может быть? – Удивленно сказала наиболее активная гражданка.
Федор Матвеевич еще раз серьезно спросил сына:
- Проглотил? Или потерял?
Ребенок, упорно ревя, стоял на своем, тыча пальцем в живот.
- Ну, гигант! Ну, врать! Во дает! – удивленно сказал сравнитель.
- Очень может быть. – Сказал солидный мужчина в шляпе.
- Надо доктора – спохватилась активная гражданка и громко объявила. – Граждане! Среди вас есть доктор?
За данным процессом уже активно наблюдала целая толпа зевак и интересующихся. Передние внимательно слушали и передавали стоящим позади, те в свою очередь отвечали на вопросы подходящих.
- Да, говорят, ребенок не то чего-то съел, не то отравился.
Среди гуляющих в парке в воскресный день всегда найдется человек, имеющий отношение к медицине и на этот раз нашелся такой эксперт. К мальчику и горе-папаше протиснулась симпатичная молодая дама и сходу задала вопрос:
- Где пострадавший?
- Вот он пострадавший – робко ответил папаша.
- Мальчик, что у тебя болит?
Папаша перебил, не дав довести диалог:
– Монета в животе.
- Не надо шуток, – строго сказала дама, – я у мальчика спрашиваю, а не у вас.
- Да ведь он отец! – Возмутился мужчина в шляпе.
Дама снова обратилась к мальчугану.
- Ну, скажи, что у тебя болит, мальчик?
Малыш привычным жестом снова ткнул в живот пальцем и уже всхлипывая, ответил:
- Денежка в животе.
- Может кто-нибудь объяснить внятно? Что с ребенком? – возмутилась симпатичная дама.
- Тебе же русским языком сказали! Пацан сглотнул монету! – Возмутился сравнитель.
- Его надо срочно в больницу. Берите своего ребенка – обратилась она к горе папаше – и срочно в больницу. Чем быстрее, тем лучше.
- Это мы и без вас знаем! – Возмутилась наиболее активная гражданка, которая вызывала доктора.
Федор Матвеевич взял своего всхлипывающего ребенка за руку и, вытирая пот носовым платком, торопливым шагом направился к выходу из парка, а собравшиеся зеваки продолжали обсуждать произошедшее, не замечая, что виновников события уже нет.
Федор Матвеевич прекрасным, летним днем, снова прогуливал свое единственное и ненаглядное дитя в этом же парке культуры и отдыха. Так же как и в прошлый раз с газеткой в руках на той же лавочке. Мальчуган на этот раз сидел смирно и жевал жевательную резинку, в руках у него было мороженное. Мимо прогуливалась все та же престарелая парочка.
- Обрати внимание, дорогой. Вон, видишь. Та самая деточка, что в прошлое воскресение проглотила монетку – сказала престарелая дама.
- Да нет. Не похож. Тот был поменьше и папаша не так одет – сказал престарелый мужчина.
- Фу! Какой ты невнимательный – сказала престарелая дама – папаша в очках и у деточки те же брючки.
- Давай подойдем и спросим? Не укусят же – сказал престарелый мужчина.
- Скажите, а это не ваш мальчик, давеча монетку проглотил – приблизившись, спросила престарелая дама.
Федор Матвеевич неохотно оторвал очки от газеты. Внимательно посмотрел на престарелую даму и глубоко вздохнув на выдохе ответил. – Да. Это мы.
- Ну и как?- Поинтересовался престарелый мужчина.
- Да вот на мороженное хватило, а на жевачку пришлось добавлять – улыбнувшись, ответил горе папаша.
- И не больно тебе было деточка – поинтересовалась престарелая дама.
- Не а – бодро ответил ребенок, уже уплетая мороженное.
Подошли еще двое все тех же зевак.
- О! Пацан! Привет шпагоглотатель! Как живот не болит? – доброжелательно и весело спросил сравнитель.
- Не а – снова бодро ответил ребенок.
- Доставали, или сама вышла – из за плеча высунулся второй.
- Ну, ты тупой! – Возмутился сравнитель. – Конечно сама. Чтобы доставать надо живот резать. Это операция, а ты видишь, пацан жив и здоров.
- Деточка, а как отнеслась ко всему твоя мама? – спросила престарелая дама.
- Плакала и на папу ругалась – ответил малыш.
- Ты значить сглотнул, а отцу попало – сказал сравнитель.
- Чего с ребенка возьмешь. Ребенок он и есть ребенок? – Многозначительно произнес престарелый мужчина.
Тут откуда-то появилась та самая активная гражданка:
- А. Это ты мальчик! И папаша рядом. Таких горе родителей надо лишать родительских прав. За единственным ребенком проследить не может. Вот и доверяй таким детей.
- Ну, ты уж больно загнула – оборвал ее сравнитель.
- С каждым может такое произойти – сказал престарелый мужчина.
- Ты мне не тыкай! – Огрызнулась активная гражданка сравнителю и продолжила. - За детьми нужно лучше смотреть.
Федор Матвеевич стыдливо насупившись, ответил:
- Они непредсказуемы.
- Все предсказуемы. За дитем смотреть надо, а не прохлаждаться на лавочке с газеткой. Хорошо, что еще так обошлось.
- Слушай, шла бы ты отседова – оборвал ее сравнитель.
- А ты мне не указ! Где хочу там и стою! Защитник выискался. Пива с утра в парке нажрутся и начинают указывать. Ишь, деловой!
- Закрой подувало, а то просквозит! – Не сдерживая возмущения, ответил сравнитель.
- Хамло! Быдло поганое! Я сейчас милицию вызову, а вы все будете свидетелями.
- Сама такая, - высунулся напарник из-за плеча, – а ментов можешь звать, ты первая оскорблять начала, а мы подтвердим. Все свидетели.
За данной перебранкой уже снова активно наблюдала целая толпа зевак и интересующихся. Передние внимательно слушали и передавали стоящим позади, те в свою очередь отвечали на вопросы подходящих.
- Из-за ребенка ругаются. Не то поделить не могут, не то теща наехала из-за чего-то. До милиции дело доходит.
Федор Матвеевич взял своего ребенка, притихшего от испуга, за руку и вытирая пот носовым платком, как и в прошлый раз, торопливым шагом направился к выходу из парка. Собравшиеся зеваки продолжали обсуждать произошедшее не замечая, что виновников события уже нет.
¬– Вот и отдохнул культурно! – огрызнулся Федор Матвеевич на выходе из парка культуры и отдыха.
Фифа

Жаркий и душный июльский рабочий день приближался к своему завершению. Люди, изнуренные жарой и работой, разъезжались из центра города по домам. На автобусных остановках автобусы, с шумом раскрывая двери, приглашали людей разъехаться по своим маршрутам. В один автобус не очень бойкого и дальнего маршрута вошла она и сразу села на переднее сидение, обращенное не по ходу движения, а в противоположное направление, в общем, лицом к пассажирам. Дама сразу обратила на себя внимание всего личного состава пассажиров, смиренно пережидавших очередную остановку, своим экстроваганным видом. Несмотря на все женские хитрости макияжа и суперованный прикид, не вооруженным глазом было видно, что ей уже за тридцать с большим, большим хвостом. Учитывая, что был летний жаркий день, она была одета в черный брючный костюм, на голове парик серобелого цвета подстриженный по каре, поверх парика большая черная кепи с большой брошкой в центре у лба. Черные туфли на высокой платформе говорили о том, что данная особа хочет быть большой и значимой, несмотря на свой маленький рост. И только блузка грязновато белого цвета с большой брошью на груди скрашивала ее траурный вид. Усевшись на сидение, и не обращая никакого внимания на личный состав пассажиров автобуса, устремивших невольно на нее свои взоры. Она достала из дамской, но довольно объемной сумочки, пудреницу и стала припудривать свой курносый, хоть уже и не молодой носик. После сделанной процедуры, она внимательно осмотрела объект ухаживания, достала губную помаду и стала основательно и очень старательно подводить свои тонкие губы губной помадой, внимательно наблюдая за всем процессом через зеркальце пудреницы. Закончив свой туалет, и еще раз внимательно и самодовольно осмотрев свое лицо, она снова полезла в свою сумочку, но на этот раз достала довольно внушительную книгу с броским и серьезным названием «Основы глобального кризиса» и стала листать сие серьезное произведение, просматривая страницу за страницей. Сидевший напротив мужчина, видимо слегка подпивший после трудового изнурительного дня, улыбнувшись, спросил
- Ну и как там кризис поживает?
- Клево. – Не поднимая головы, ответила особа.
- А как же инфляция и падение спроса на ценные бумаги? Падение курса доллара, наконец. – Не унимался подвыпивший мужчина.
Особа подняла на него сосредоточенный взгляд и ответила вопросом на вопрос.
- Ты че чувак, грамотный что ли?
- Да есть малехо. – Улыбаясь, ответил он.
- Наверно и в туалете газетки читаешь. Смотри, а то глаза испортишь. – Съязвила особа, и закрыв книгу сунула ее обратно в сумочку. За тем порывшись опять в сумке, достала сотовый телефон, набрала номер и приложила трубку к парику
- Привет Люсьен! Я в автобусе еду. К тебе скоро подскочу. Конечно, оторвемся по полной. Ты представляешь, никакой личной жизни. Чувак, в автобусе клеится. А че, легко. Да так средней паршивости. Грамотный. Ну, пока. И я тебя тоже.
- Нужна ты мне! Что бы я к тебе клеился! – Обиженно сказал подвыпивший мужчина, защищая свою грамотность.
- Ну, тогда засунь свой язык, сам знаешь, куда и сопи в две норки, считая остановки.
Пассажиры, увлеченные этим занимательным представлением, не заметили, как подъехали к очередной остановке. Дама встала и направилась к выходу. Приостановившись на ступеньке автобуса, она посмотрела на подвыпившего мужчину и слегка махнула рукой
- Пока чувачек. Не забывай читать газетки. – Сказала она выходя.
- Ну и фифа! – Удивился подвыпивший мужчина.
- А что такое фифа? – Улыбаясь, спросила рядом сидящая пожилая женщина подвыпившего мужчину.
- Да ничего! Фифа она и есть фифа! Одни только фи и фа больше ничего. – Ответил подвыпивший мужчина.
- В общем, курица, хохлатка. – Вставил другой мужчина.
- Не скажите! Здорово она вас! И схамила, нагло, но культурно. – Улыбаясь, заметила пожилая женщина.
- Все равно у нее в голове одни фи и фа. Это видно невооруженным взглядом. – Ответил подвыпивший мужчина, направляясь к выходу.

Китаец

Тихий, теплый осенний вечер клонился к закату. Вот и последние солнечные лучики, скользнув по крышам домов, скрылись за горизонт. На автобусной остановке, всегда людной спешащим народом, было почти пусто и тихо, видимо, ввиду выходного дня. За остановкой прихрамывала бездомная собака, разыскивая, что-нибудь съедобное себе на ужин. Недалеко от автобусной остановки рос старый раскидистый тополь, под тополем большая широкая лавка. Ее соорудили городские власти, заботясь об отдыхе горожан в часы знойной жары. На лавке одиноко сидел пожилой мужик и не спеша пил пиво из горлышка. Так сейчас у нас принято, все стараются пить из горлышка, даже водку. Давятся, неприятно, но все-таки пьют, куда от цивилизации денешься, у культурных американцев научились, по телевизору круглые сутки показывают. Как на молодежь ни посмотришь, с бутылкой в руках и сигаретой в зубах, хоть парень, хоть девица, цивилизация, прогресс. Это у них у молодых называется «понты кидать». Ну, а старикам и подавно, подумаешь, из горла бутылочку пива пригубил. Вот он и сидит, смакует, хлебнет глоток, сделает затяжку и кайф ловит, мужичек видимо с похмелья, вышел проветриться и пивка за одно попить, чтобы головенку поправить. Подошел троллейбус, из него вышли три девицы приятной наружности и прямиком к ларьку на остановке. Ясное дело, за пивом. Взяв три на троих, направились к лавке под тополем. Сели, закурили, звякнули бутылками, как фужерами на приеме.
Одна из них торжественно произнесла:
– Ну, девки, за пятый семестр!
Начали пить подруги молча, время от времени искоса поглядывали на мужика, ожидая его ухода, но тот уходить и не собирался. Молчание длилось недолго. Молодое дело разговорчивое, стали на перебой друг другу рассказывать, кто как на квартире устроился на очередную сессию, с чем приехал. Сколько стоит постой и какие хозяева квартир строгие: там не ходи, то не трогай, поздно не приходи, вообще могут домой не пустить. Вот и решили три подруги обмыть начало семестра пивом возле остановки, так сказать на природе. Из разговора можно было понять, что с деньгами у них напряженка: не до кафешки. Затем обсуждали прошедшее лето. Мужик сидел себе тихо в углу, неспеша пил пиво. Стемнело, тут откуда не возьмись перед лавкой и тремя подругами нарисовался пьяненький китаец. Присел на корточки напротив с пьяно-ехидной оскаленной улыбкой.
- Тебе чего, китаец? – Спросила средняя из подруг, самая разговорчивая и боевая.
- Хочу русска девачка. – Расплывшись еще больше в улыбке, картаво произнес китаец.
- А ху не хохо! Ты бы хоть для приличия сказал, здравствуйте – произнесла та, что побойчее.
- Нихао! – Он вежливо наклонил свою пьяную, засаленную голову. - Русска девочка, хорошо, красива, высоки. У Китая деньги есть. Можно – Он снова расплылся в улыбке, показывая свернутые в рулон и перетянутые тонкой резинкой деньги.
- Да он богатенький Буратино - произнесла средняя.
- Какой он тебе Буратино. Скорее Чипполино китайский. Штаны бы, да рубаху сменил, коли наших девок вышел снимать. Черт узкоглазый.- Сказала одна из подруг.
Средняя вдруг перебила диалог:
- Подождите девки! А давайте его раскрутим. Чипполино богатый, по-русски не понимает, а девочку русскую охота.
- Да брось ты Оля, ведь прицепится, не отстанет. – Возразила все та же подруга.
- Легко! Не боись, девки! Я фокус знаю, да и вон мужчина, если чего поможет.
Она показала китайцу бутылку из под пива и пачку из под фисташек и сказала, улыбаясь:
- Пиво неси и фисташки тоже.
Скоко пиво? – засветился в улыбке китаец.
- А ты что? Считать не умеешь. Три. – Она для пущей убедительности выставила ему перед лицом три пальца.
Китаец исчез и уже через пять минут раздавал пиво и фисташки.
- Вот это уже другое дело. – Сказала средняя из подруг.
Китаец, доверительно улыбаясь, кивал:
– Девочка приятно и китаю приятно.
- Меня между прочим Олей зовут, а их Маша – она показала большим пальцем вправо, затем влево, - а ее Таней.
- Оля короший, красивый, високий. Оля любить кочу.
- А как же китайские девушки, у вас своих много?
- Китай маленьки, некрасивый.
- Ты смотри! Ему красивых подавай и чтобы ноги от ушей. Китаец, с вашими девками знаешь что надо делать: или ноги наращивать, или уши оттягивать, чтобы ноги от ушей росли. А по-другому никак. – Вмешалась в разговор Татьяна.
Китаец, не понимая ни слова, добродушно улыбался и пил пиво. Еще ехиднее заулыбавшись, он положил осторожно Ольге руку на колено, приговаривая:
- Оля хоросая.
Та сбросила руку с колена со словами:
– Ну ты борзой! Взялся за колено – иди в магазин.
Китаец не понял.
– Какой магазин? Зачем магазин?
– А за тем! Захотел Олю за бутылку пива. Еще трогает. Хочешь Олю – иди в магазин, – она показала пальцем напротив, – шампанское, коньяк и конфеты, а то ишь, на халяву. Халявщик.
- Китай не понимай! – сделал удивленные глаза китаец.
- Все ты понимаешь. Пойдем, я с тобой схожу, магазин напротив, недалеко.
Подруги стали ее отговаривать:
- Ну его, этого китайца. Отстань ты от него.
- Так, девки, парадом командую я! Мы с ним туда сейчас пойдем и принесем все, что надо. Если он начнет меня тащить куда в сторону, зовите на помощь во весь голос. Да вот и дядечка нам поможет. Ведь правда? Как вас зовут? Я не пила, можете пить.
И она протянула мужчине бутылку своего пива с фисташками.
- Петрович я. За пиво спасибо. Покараулим. – буркнул в углу Петрович.
Ольга встала, китаец тоже встал, она оказалась на голову выше. Взяв его торжественно под ручку, она с издевкой произнесла:
- Пошли, милый!
Она его развернула, и они направились в магазин.
Прошло не более получаса, как они вышли из магазина с пакетами в руках.
От дверей китаец потащил ее в сторону. Она, сопротивляясь, стала громко на всю улицу говорить:
– Потом. Потом.
Девчонки на лавке зашумели, Петрович встал. Китайцу ничего не оставалось делать, как вернуться с Ольгой к дружной компании.
Девчата сдвинулись и Ольга с победоносным видом выставила на лавку бутылку шампанского, бутылку Армянского конька, полпалки сырокопченой колбасы, полбулки хлеба и коробку конфет.
– Вот сейчас отметим начало семестра по-человечески. Открывай, китаец – Ольга протянула ему бутылку шампанского, – а это ты, Петрович, – и протянула ему бутылку коньяка, – наше дело, девочки, правильно оформленная закуска.
В мгновение ока все было готово и Ольга, вынув из пакета стаканчики, раздала их всем участникам торжества.
- Мужики пьют коньяк, а мы, девочки, шампанское. Петрович, а ты не стесняйся. Брату по разуму наливай побольше, вишь он на глазах трезвеет, – распорядилась она и при этом подмигнула.
– Все понял, – кивнул с ехидной улыбкой Петрович.

Разлили, выпили и закусили.
- Вот видите, девки, а вы говорили, что вечеринка не удалась. Братья нам помогут. Так, миленочек, до дна, до дна, я слабых не люблю.
Китаец послушно выпил, больше половины стакана и стал жадно закусывать, при этом еще громко чавкая.
- Да ты милок, безкультурный, тебе к свиньям надо, а ты на русских девок позарился. Ну что, по второй и по домам.
- А китаец? - спросила одна из девушек.
- Не боись, Маша. И китайца твоего пристроим. – Съязвила Ольга.
Тот сидел на корточках перед лавкой и умиленно качал головой.
- За нас девки, за Петровича, что нам попался и за Китай. Китай, держи стакан, за тебя пьем. Не выпьешь – я с тобой не пойду.
Китаец, морщась выпил только на половину, замахал руками и опять стал жадно закусывать.
– Ну, все. Пора и честь знать – сказала Ольга.
Они встали и собрались уходить. Тут китаец, не ожидавший такого поворота событий, схватил Ольгу за руку и стал тащить куда-то в сторону, умоляя и обиженно шипя:
– Иди ко мне, иди ко мне. Китай платил…
Ольга быстро сказала Тане:
– Беги на остановку, там менты подъехали, я видела. На ходу кричи, что пьяный китаец к подруге пристает, а ты, Петрович, бутылки и закусь спрячь.
Татьяна побежала на остановку. Через минуту нарисовался патрульный экипаж в полном составе и тут же скрутил китайца. Тот в свою очередь сопротивлялся и кричал:
– Моя деньги плати. Пить, кушать давай. Она соглашайся.
- Ну да, – сказала невозмутимо Ольга, – кушать он мне давал и деньги. Я их и без тебя найду. Сидели на лавочке с девчонками и разговаривали, он пьяный пришел и прицепился, деньги большие показывал.
– А этот? - один из экипажа показал пальцем на Петровича.
- Мы его не знаем - скороговоркой ответила Ольга – мы пришли он сидел в стороне пил пиво и курил, не обращая на нас внимания, а тут этот китаец, чуть рукав не оторвал. А в начале: «Нихао», любезный такой.
Старшина строго обратился к китайцу, который уже притих:
- Деньги давал?
– Моя магазин ходи, кушать, пить покупай. Деньги не давай.
- Так ты решил насильничать, если в магазин сгонял. Это тебе не Китай, поедем, разберемся.
- А вы чего с китайцами связываетесь, дамочки? Ваши документы? – сказал он строго.
– Мы студентки, - почти хором произнесли девушки и, вынув из сумочек свои студенческие билеты, протянули сержанту. Тот ознакомился с одним из документов, вернул их студенткам и в назидание сказал:
- В это время дома надо сидеть, грызть гранит науки, а не на лавках прохлаждаться, тогда и китайцы приставать не будут. А вы чего, мужчина? К нашим девушкам пристают, а вы сидите, да еще и безмолвствуете, будто это вас не касается. Эх, гражданин, гражданин, забрать бы еще вас для порядку, да места нет, там у нас один клиент уже сидит – сказал старший патруля.
-Все по домам, а китайца в машину – скомандовал старшина, и они пошли, уводя с собой испуганного китайца.
Только машина отъехала от остановки, все участники события воспряли духом и оживились. Петрович не выдержал и расхохотался:
- Ну, вы девки и даете! А с этим, что делать? - и он весь недавний сервис выложил на лавку.
- Сейчас еще один раз выпьем на посошок и по домам. Надо же нам это дело отметить. Петрович, наливай – скомандовала Ольга.
- Кому чего? - Спросил Петрович.
- Нам шампанское, там еще чуть-чуть осталось, себе коньяк – опять скомандовала Ольга.
- Все понял, - резво отозвался Петрович.
– Ну, за китайца. Менты его в вытрезвитель пристроят, деньги отберут, не будет хвастаться. А завтра, если виза найдется, выпустят, а если нет, выдворят из страны. А валюта, нажитая им спекулятивным путем, по китайским законам, останется в нашем государстве и в надежных руках. Видишь ли, девочку ему русскую подавай. Да, я русская! И свой детородный элемент об всякого китайца марать не стану, даже за очень большие деньги. Если приспичит так я лучше под нашего хиляка родного лягу, или вон под Петровича, в крайнем случае. – Тихо, но гордо произнесла Ольга.
Дружно все выпили и молчали. Первым заговорил Петрович:
- Я уже грешным делом подумывал, треснуть его бутылкой по голове, а это был бы криминал. До греха вы меня чуть девки не довели, а вообще молодцы, отчаянные, да еще и смекалистые, а особенно ты, Ольга. Смотри, а то своей смертью не помрешь, аккуратней надо. Как ты милицейскую машину-то заприметила?
- Я же стояла напротив, и мне все было видно, да и еще, я здесь живу рядом. Эта ментовская машина мотается здесь постоянно по вечерам, клиентуру собирает для местного вытрезвителя. Ну ладно, Петрович, мы пошли. Коньяк дома допьешь, здесь долго не сиди, а то эти гаврики скоро новый заезд начнут и тебя прихватят – сказала на прощание Ольга.
Все участники этой вечерней истории разошлись и только бродячая собака, прихрамывая, подошла к пустой лавке, чем-нибудь поживиться на ужин.

Под стук колес

Леонид Яковлевич с напарником, прибыв на объект очередной проверки, зашли в штабной вагон. После знакомства с начальником поезда, их до начала проверки определили в купе того же вагона. Начальник поезда услужливо предложил чаю и поинтересовался, когда они начнут проверку.
- Часика через два, когда пассажиры угомонятся, мы с вами и пройдем по составу. Тем паче, что у нас до скрещения со встречным времени целый вагон. – Ответил напарник.
Одна из проводниц подсуетившись, принесла чаю. Проверяющие разделись и расположились пить чай. Тут дверь в купе открылась, и вошел еще один пассажир. Прилично одетый гражданин с барсеткой в руках. Барсетка это такая сумочка для мужчин, женщины же ходят с дамскими сумочками, там у них всякие безделушки лежат. И мужики туда же. Не отставать же от моды и прогресса. Портфель там или папка, они большие, а это так, вроде бы и не большая сумочка, а для солидности и куражу сойдет. Из карманов все повытаскивал, в нее сложил - и гуляй для солидности.
Было видно невооруженным взглядом, что данный гражданин в приличном подпитии. Существует два вида подпития, приличное и неприличное, так вот этот пассажир был еще в приличном подпитии. Поздоровавшись и раздевшись, он представился:
- Меня зовут Павел. Еду к матери, находясь в очередном отпуске.
- Очень приятно, и приятной вам поездки – Ответил Леонид Яковлевич.
- Чего так уж официально? И вам того же! Вагон повышенной комфортности, наверно должно быть приятно. Можно будет и сто грамм заказать?
Поезд тихо тронулся с места и набирая скорость удалялся от станции в восточном направлении. В купе воцарилась тишина, попутчики молча смотрели в окно на отдаляющийся город.
В открытой двери купе появилась проводница и обратилась к Леониду Яковлевичу:
- Вам чего-нибудь нужно?
- Нет, спасибо. - Ответил тот.
- А нам нужно. Сто пятьдесят и закусить. – Отозвался новый пассажир Павел.
- Сейчас придет официант, и сделаете заказ. – Приветливо улыбаясь, ответила проводница.
- Премного благодарны. – Поблагодарил Павел хозяйку вагона.
Официант не заставила себя долго ждать, появившись в дверях и приветливо спросила
- Чего будем заказывать?
- Сто пятьдесят, лимончик порежьте и салатик овощной. Ужин, я так думаю, вы принесете позже.
Официантка удалилась.
- Мужики. Как я понял, вы едите в командировку? – Первым заговорил Павел.
- Хуже. – Ответил Леонид Яковлевич.
- Куда уж хуже? – Удивился попутчик Павел.
- Мы проверяем этот поезд. – Ответил напарник.
- Вот клево! Я - с проверяющими. Теперь точно все будет по высшему классу. Вы не возражаете, что я тут заказал и т.п. – Вежливо заметил попутчик Павел.
- Согласно правилам пассажирских перевозок, распитие спиртных напитков, с согласия присутствующих пассажиров допускается, – ответил Леонид Яковлевич и добавил – в разумных пределах.
- Я же заказал сто пятьдесят, а не бутылку. Это так для аппетита и поднятия дорожного настроения. – Оправдываясь, сказал попутчик Павел.
- Да мы не возражаем – Ответил напарник.
- Ну, вот и славненько. Хорошие вы, видно, мужики. Понимаете нашего брата, отпускника. – Повеселевшим голосом сказал попутчик, потирая руки.
В дверях купе снова появилась официантка, на этот раз с разносом в руках и стала ставить на стол, принесенные графинчик, с алкогольной продукцией, лимон, нарезанный на тарелочке и салат овощной. Посмотрев на пассажира, вопросительно сказала
- С вас триста рублей.
Павел полез в барсетку, обшарив ее всю, ничего не нашел. Тщательно обшарив все карманы, он нашел только одну денежную купюру достоинством в пятьдесят рублей. Припьяненно-смущенным взглядом он посмотрел на официантку и произнес
- Вот, у меня только полтинник. Водочку, если можно оставьте, а остальное заберите. – Он смущенно положил деньги на столик.
- Прежде чем заказ делать, надо деньги проверить. На ваши пятьдесят вам только лимон полагается. – Обижено, но вежливо сказала официантка.
- Тогда и лимон забирайте, на кой он мне. – Буркнул попутчик Павел.
- Я уже его порезала. Так что, будьте любезны. Ваш лимон, мои пятьдесят рублей. До свидания и спасибо за сделанный заказ. – Она быстро взяла деньги, лежащие на столике и демонстративно вышла.
- Вот сучка! - Раздражительно сказал попутчик Павел.
- Она то здесь причем? – Вставил Леонид Яковлевич и продолжил – Она, между прочим, на работе и заказ ваш выполнила.
- Да не она! Это я про жену свою. Чтоб ей пусто было. Вот тварь! Крутилась, крутилась, пока все деньги не вытащила. Что бабы за народ? Ну, случилось один раз! Ну и что? Я же хотел, как человек. Под стук, так сказать, колес. Культурно закончить первый день отпуска. К матери еду по хозяйству помочь. Ну и все! Теперь без денег, накрылся отпуск. У матери клянчить стыдно, чтобы к корешам сходить. Вот сучка! Приеду! Я ей устрою, выволочку. Обжегся один раз. Так я теперь наученный. Стыдно. Вы уж меня извините, братцы.
- Да, ладно. Чего уж там. Всякое бывает. – Успокоил напарник попутчика.
А, что произошло? Что жена вам так не доверяет? – Поинтересовался Леонид Яковлевич.
- Да это было два года тому назад, зимой. Я ту зиму на всю жизнь запомнил. Ехал я от матери домой. Сел в поезд вот так же. Сидит в купе мужик, при очках, газетку читает, с понтом. Когда поезд тронулся и все устаканилось, кондукторша раздала постель и собрала билеты. В купе заходит второй мужичек с бутылкой и предлагает тому в очках выпить под стук колес. Тот с понтом, что у него, мол, желудок больной. Если и выпьет, то самую малость. Ну и мне предлагают, ну я конечно не отказался. А чего? Выходить только утром, время выспаться хватает. Ну, посидели, поболтали про жизнь, выходили раза два покурить, больше ничего не помню. Очнулся в купе, когда мне ватку с нашатырем сунули под нос. Надо мной две проводницы и мужик, какой-то в форме железнодорожной. Говорят, вставайте выходить пора, а у меня голова раскалывается. Кое-как я встал, ни вещей, ни одежды, все забрали, даже сапоги меховые. Новые, между прочим. Я людям говорю, куда же я голый пойду, мороз на дворе. Они мне долдонят, это ваша станция, вам выходить пора. Одна проводничка пожалела меня, хоть сланцы старые дала, мужик, что в форме сказал, что милиция сейчас подойдет. Спрашиваю где те мужики, что со мной ехали, проводничка говорит, тот, что с вами ехал только один, а второго вы сами пригласили из другого вагона и что он мой приятель. Я ее спрашиваю, что, мол, кто тебе это сказал, а она, тот, что выходил. Он еще просил, чтобы вас по возможности не беспокоили. Тут подошел представитель власти на железнодорожном транспорте, и я в его сопровождении был доставлен в отделение милиции. На улице мороз с ветром, а я в рубахе, трико и шлепанцах. Сняли с меня допрос в отделении милиции. Теперь говорят нам надо, что бы кто-то подтвердил вашу личность, так как у вас нет документов и вы будете задержаны до выяснения. Я им говорю, что я пострадавший. Они мне, вы уже задержанный. Тут я сразу сообразил, говорю, что жена подтвердит. Позвонили они жене, та приехала только к обеду. Тут можно сказать несчастье, а она еще с вывертами! Ее человеческим языком спросили, подтверждает она мою личность или нет, а она, что, мол, ее муж был прилично одетый, а этот вроде бы похож. Но подтвердила. Оставила деньги на проезд в общественном транспорте, ключи от дома и ушла на работу. Вышел на улицу - стыдобища! Люди на меня смотрят. Кто сочувственно улыбается, кто просто шарахается. Дома только в себя и пришел. Вот она мне из-за того случая и устроила в этот раз поездку.
- Да. Вопрос конечно серьезный. Ну, тебе надо было объяснить, что это с каждым могло случиться. – Сделал вывод Леонид Яковлевич.
- Да объяснял я ей, бесполезно. Она из той породы женского пола, которые сами себе цветы дарят. На день рождения и на Восьмое марта. Потом с гордым видом несут их через весь город, чтобы люди видели, что им цветы дарят.
- А сам не пытался? Сделать жене приятное? – Спросил напарник.
- Конечно. По молодости. Но ей же, никогда не угодишь. – Вот я и не стал.
В дверях купе появилась проводница.
- У вас все нормально. Может еще чайку?
- Нет спасибо, мы лимоны вместо чая. – Тут же ответил попутчик Павел.
Проводница ухмыльнулась, но тут же сделала серьезный вид.
- Принесите-ка нам три стаканчика чаю, и скажите начальнику поезда, чтобы минут через пятнадцать подходил. – Улыбаясь, сказал Леонид Яковлевич.
Проводник принесла чай.
- Угощайся Павел. – Предложил напарник.
- Ну, уж тогда позвольте вас угостить лимончиком. К чаю, он будет кстати. – Павел протянул тарелку с лимоном напарникам.
Положив лимон в чай, приступили к чайной церемонии. В купе воцарилась тишина, все пили чай и каждый думал о своем. Паузу нарушил Леонид Яковлевич.
- Да, Павел! Запущены у тебя дела на семейном фронте. – Задумчиво сказал Леонид Яковлевич.
- Не то слово! Если бы не дети! Ох, не знаю! Наверно бросил бы. – Задумчиво сказал попутчик.
- Ты знаешь Павел? Женщину надо завоевывать. Внимание ей уделять. Тогда и она к тебе лучше относиться будет. – Многозначительно сказал Леонид Яковлевич.
- Чего ее завоевывать? Она сама кого хочешь, завоюет. Зарплату всю до копейки выгребает. Начинаешь возникать, разводом грозит и отселить. А квартиру, между прочим, мне давали и зарплата мной заработанная. А закон на ее стороне. Вот и все! Вот так и мучусь. – Обиженно сказал попутчик и тяжело вздохнул.
- Ты не понял. – Вмешался в разговор напарник. – У японцев есть такая борьба, айкидо, называется. Так вот один из главных принципов этой борьбы: действия противника использовать против него же самого. Для этого надо выработать тактику и парировать нападение. И в этом деле необходимы выдержка и самообладание.
- Слабые места женского пола это жажда лести и внимания окружающих. Вот на них ты и построй свою тактику. – Добавил Леонид Яковлевич.
- Не поймет. – Отрицательно закачал головой попутчик Павел.
- А ты наберись терпения и пробуй. – Добавил напарник.
В дверях появился начальник поезда.
- Ну ладно Павел, нам пора. Но помни, дорогу освоит идущий. Так что дерзай.– Сказал Леонид Яковлевич на прощание.

Леонид Яковлевич с напарником после очередной проверки поезда, которая закончилась глубокой ночью, решили немного поспать. До прибытия поезда оставалось еще часа три времени. Начальник поезда с проводниками определили им места для отдыха, так как время было летнее и отпускное, нижних свободных мест не было, предложили верхние и в разных купе.
- На безрыбье и рак рыба. – Сказал Леонид Яковлевич напарнику и отправился спать. Зайдя в купе и не включая свет, он тихонько разделся, постелил постель и лег. В вагоне было душно и жарко, немного подремав, он захотел пить, решил встать и попить воды. Только он спустился на пол вагона, как что-то очень больно укусило его за ногу, от боли и неожиданности он вскрикнул и выскочил в коридор. В освещенном коридоре он закатил гачу брюк и осмотрел место укуса, оно было все в крови. Заглянул в темное купе, оттуда послышалось рычание. Являясь по сути своей человеком учтивым и уравновешенным, он прикрыл дверь в купе и отправился к проводнице. Проводниц
Категория: Рассказы Автор: Петр Калинко нравится 0   Дата: 23:02:2013


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru