Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---






Мой маленький братик

МОЙ МАЛЕНЬКИЙ БРАТИК
Повесть
Тата перешла в девятый класс, когда умерла мама. Совсем незадолго до этого ей исполнилось пятнадцать лет. Прошло почти два года, и вот сегодня она с папой поехала встречать из роддома своего братишку. Перед дверью с надписью «выписка» толпились люди с цветами, выделялись взволнованные лица молодых отцов. На их фоне, – подумала Тата, – отец был уже почти стариком: ему было сорок три года.
– Папаша, – позвала его медсестра,– забирайте своего красавчика.
Она протянула ему белый сверток, перевязанный голубой лентой, откинув уголок одеяла с кружевной простынкой. Тате показалось, что всегда уверенный в себе отец, сегодня был несколько смущён, и даже, – нет, это ей только показалось, – что у него увлажнились глаза, когда он поцеловал жену. Она, похудевшая, побледневшая, поцеловала Тату.
– Знакомься, Татуся, Михаил Александрович – твой брат и продолжатель нашего рода,– отец приблизил к ней драгоценный свёрток.
В эту минуту у продолжателя рода, как две большие бабочки вверх взлетели густые ресницы, открыв большие синие с фиалковым оттенком глаза, их взгляды встретились. Тата была уверена, что он внимательно посмотрел на неё и улыбнулся ей.
– Какой хорощенький! Одни глаза на лице, – она улыбнулась ему в ответ, и всё её существо заполнил поток тёплой нежности.
Это была любовь с первого взгляда и на всё жизнь: Миша, Мишенька, Мишутка, Мишанёк…
Первая прогулка
Вскоре Тата переехала жить к бабушке, та болела, и ей нужна была помощь. Она забегала пообщаться с Мишуткой ненадолго после школы, позже после занятий в университете, читала ему стихотворения, рассказывала сказки. Иногда, когда было время, ходила с ним гулять в Парк Победы. Однажды, ему шёл третий год, когда они вышли из дома и подошли к качелям во дворе. Из подвала вышел большой серый кот, ободранный, страшный. Миша быстро взобрался на качели.
– Волк! Волк, – повторял он.
– Где волк? – Тата оглянулась по сторонам.
– Селый волк, – Миша показал на кота.
– Какой же это волк, – улыбнулась Тата. – Не бойся, это котик.
– Волк, селый. Класную сапоску съел. Котик белый, доблый.
– Нет, Мишенька, это кот, только он серого цвета. Это твой Масик белый котик. А они бывают и чёрные, и серые, и полосатые. и рыжие… А вот волки действительно только серые и злые. «Серый волк зубами щёлк». Только они большие, живут в лесу, и на людей не нападают. Не бойся. Летом свожу тебя в зоосад, посмотришь там и зайчиков, и волков, и лисичек.
Миша с недоверием посмотрел на кота. Но тот не обратил на него с Татой никакого внимания, с достоинством пересёк садик и скрылся в подвале другого дома.
Щит и меч
После встречи с волком прошло с полгода. Тата готовилась к экзаменам, когда раздался телефонный звонок.
– Тата, – Миша даже не поздоровался. – Я тебя очень плосу, купи мне шсит и мец.
– Здравствуй, Мишенька. Я не поняла, о чём ты меня просишь. Что тебе купить?
– Шсит и мец, – повторил он твёрдо. – Позалуста, осень плосу.
Тата никак не могла понять, что же он хочет.
– А что это такое? И где купить?
– Шсит золтый с львом, болсым, класным. Мец класный в нознах, длинный. Вовке пливезли из Москвы. В детском миле купили.
– Так тебе нужен щит и меч, – наконец, поняла его Тата. – Хорошо, что-нибудь придумаю. Сдам экзамены, начнутся каникулы, съезжу в Москву и куплю тебе щит и меч. Будешь совсем как русский богатырь.
– Долго, – огорчился Миша. – Я завтла хотел с ним сходить в садик.
– Нет, Мишенька, завтра ничего не получится. У меня экзамен послезавтра. Но ты не огорчайся, я что-нибудь придумаю.
Тата сдала экзамен, и они с подружкой Ирой зашли в мороженицу отметить это событие. Заказали по три шарика мороженого, сели за столик . В мороженицу зашла мама с мальчиком лет шести. В одной руке он держал желтый пластмассовый щит, на котором рельефно выделялся красный лев. В другой руке он держал меч в ножнах.
– Ой, – воскликнула Тата. – Мишутка просил купить ему такие же доспехи. Звонил мне позавчера. Придётся в Москву ехать.
– В Москву? – Удивилась Тоня. – А почему в Москву?
– Миша сказал, что в Москве их продают в Детском мире.
– Тата, да они у нас в Пушкине продаются, рядом с моим домом в магазине «Игрушки». У нас все мальчишки ходят с щитами и мечами.
– Тонечка, тогда я еду с тобой. Вот Мишанёк обрадуется! Только бабушке позвоню, что приеду попозже.
Прямо с Витебского вокзала Тата поехала к папе. Дверь открыла Мишина мама.
– Миша, иди сюда скорей. Таточка приехала.
Миша выбежал из комнаты.
– Ну, русский богатырь, принимай доспехи, теперь тебе никто не страшен, – сказала Тата, протянув ему свёрток с подарком.
Миша схватил меч, выхватил его из ножен. Глаза его светились счастьем.
– Миша, а что нужно сказать Тате, – строго сказала мама.
– Тата, пойдём гулять скорее, – заторопил её Миша.
– Нет, Миша. Сначала поблагодари Тату. А ты раздевайся, сейчас покушаем, ты же, наверное, ещё не обедала.
Миша поцеловал Тату, но обиженно произнёс:
– А гулять, когда?
– Вот покушаем, пойдём провожать Тату тогда и погуляешь.
Они поужинали втроём, – папа был в командировке в Новосибирске. Миша надел курточку, повесил щит на шею, вынул меч из ножен, а ножны протянул Тате.
– Нет, Мишутка, – сказала она. – Меч должен быть в ножнах. Вот если на нас нападут враги, тогда и обнажишь свой меч. Будешь нас защищать.
Они вышли во двор и пошли по Московскому проспекту к метро. Счастливый Миша гордо вышагивал впереди, а все встреченные мальчишки смотрели на его доспехи с нескрываемой завистью и даже оглядывались. Это доставляло ему удовольствие.
– Эх, ещё бы шлем к доспехам, – улыбнулась Тата, – настоящий был бы русский богатырь.
Юный писатель
В пять лет Миша простудился и заболел. Сначала болеть ему понравилось: не надо было рано вставать, чтобы идти в садик, мама была с ним целыми днями, Тата забегала, каждый раз принося что-то вкусненькое от бабушки. Он очень любил её блинчики с мясом, а особенно с творогом и вареньем. Конечно, были и неприятные ощущения, кашель, капли в нос… Но в целом… Болезнь – это хорошее время. Дело шло на поправку. Вчера они с мамой сходили к врачу.
– Ну, как ты себя чувствуешь, Мишенька, – спросила его молодая врач в белом халате со стетоскопом в руках.– Плохо, – посерьёзнев, ответил Миша. – Я чихаю, кашляю и пукаю.
– И пукаешь? – Удивилась врач, при этом и она, и медсестра улыбнулись.
– Очень пукаю, – совсем грустно ответил мальчик.
– Да, Миша, что-то совсем разболелся, – сказала врач. – Раздевайся, я сейчас тебя послушаю.
Она осмотрела Мишу и сказала маме, что ему ещё рано идти в садик, пусть посидит дома ещё пять дней. Миша возвращался домой в приподнятом настроении: ещё почти неделя без садика…
Но счастье никогда не бывает полным. Утром, когда он проснулся, мамы уже не было дома – у неё появилась какая-то срочная работа. Папа? С папой, конечно, было интересно. Но сегодня… Он покормил Мишу и сказал:
– Ты почитай книжки и поиграй с железной дорогой. Мне сегодня некогда с тобой заниматься. Я должен срочно дописать книгу. – С этими словам он вышел в соседнюю комнату и сел за письменный стол, заваленный какими-то бумагами.
Миша полистал книжки, поиграл с железной дорогой, разбудил Масика, сладко спавшего в кресле, поиграл с ним. Время тянулось так медленно! Он заскучал.
– Папа, – вошёл он во вторую комнату, – почитай мне про Маугли.
– Миша, я же тебе сказал, что очень занят. Мне нужно срочно дописать книгу. Мама вернётся и почитает тебе книжку. Займись чем-нибудь, нарисуй картинку для мамы.
Миша нарисовал машину. Папа был за рулём, мама сидела рядом, а на заднем сидении сидел он сам, а в переноске свернулся клубком Масик. Машина мчалась по шоссе, вокруг был лес. Но больше было заняться решительно нечем.
– Папа, – рещил он всё же побеспокоить отца, – поиграй со мной в слова.
Но отец снова сослался на занятость и посоветовал ему позвонить Тате. Миша тотчас же устремился к телефону.
– Таточка, мне так скучно, – затараторил он. – Мама на работе, папа пишет книгу, Масик забрался на шкаф и спит там целый день. Я совсем один. Приезжай, пожалуйста.
– Хорошо, приеду. Ну, а ты, чтобы не скучать, тоже напиши книгу. Попроси у папы бумагу, разрежь лист пополам, потом каждую половинку сверни пополам, сложи все листки вместе. Папа степлером тебе их скрепит. Напиши на титульном листе крупными буквами Миша Мельников, Том первый и пиши текст. К моему приезду книжка будет готова. Договорились?
– Договорились, – сразу повеселел Миша. – Я побежал за бумагой.
Когда Тата приехала, Миша встретил её с книжкой в руках.
– Вот смотри.
На титульном листе вкривь и вкось было написано одно слово – МИША. Дальше был нарисован мальчик, что-то пишущий за столом.
– О, да это ты себя нарисовал, – сказала Тата. Тогда надо сделать подпись автопортрет, то есть портрет, нарисованный самим художником.
Потом на каждом отдельном листке были нарисованы мама, папа, спящий в кресле Масик, а на последней странице девочка с телефонной трубкой в руках и подписью ТАТА.
– Ты и меня нарисовал, – удивилась Тата. – Да у тебя не книга, а просто художественный альбом получился. Надо только название придумать. Как назовёшь?
– Не знаю… Таточка, подскажи.
– Давай назовём «Моя семья». Садись, напиши заглавие.
Он сел за стол и написал: «МАЯ СИМЬЯ».
– Вот и хорошо. – Тата исправила красным фломастером ошибки. – Подаришь альбом маме, когда она вернётся.
Они поиграли в слова.
– Знаешь, Миша, – сказала Тата. – За книгу тебе положен приз. Я попрошу сейчас телефон, чтобы он рассказал тебе сказку.
– Телефон умеет рассказывать сказку? – Пушистые ресницы взлетели вверх. – Как это?
– А вот так. – Она подошла к телефону и закрывая рукой циферблат набрала три цифры, говоря при этом: – Дорогой телефон! Миша сегодня очень хорошо себя вёл. Пожалуйста, будь добр, расскажи ему сказку.
Она протянула трубку Мише со словами:
– Только не забудь сказать телефону : «спасибо». Иначе он никогда больше тебе не расскажет сказку.
Миша внимательно слушал, иногда вздрагивал, иногда улыбался, а в конце сказал в трубку «спасибо» и побежал в комнату отца.
– Папочка, мне телефон сказку рассказал! Интересную! Про дружбу кошки и мышки.
– Хорошо, Миша. Пойди расскажи её Тате.
– Тата, Тата! Это сказка братьев Гримм, как кошка подружилась с мышкой. А можно ещё раз послушать? Очень хочется.
Тата согласилась, подошла к телефону, Миша подскочил к ней, пытаясь подсмотреть, какие цифры она набирает. И снова замер у телефонной трубки.
– Эту сказку я знаю. Про волка и козлят. Попроси другую.
– Нет, Мишенька, телефон устал.
Но он не послушался, снял трубку и начал набирать какие-то цифры. Телефон отвечал ему только короткими гудками.
– Не огорчайся, Мишутка. Скоро мама придёт, ты подаришь ей книжку, расскажешь новую сказку.
Он сел рядом с сестрой, прижался к ней, она погладила его по кудрявой голове.
– Ну, наследный принц, продолжатель рода, давай посидим, отдохнём.
– Наследный принц? – Переспросил Миша.
Да, продолжатель рода. Вырастешь, полюбишь принцессу, женишься на ней. Родится у вас мальчик, назовёшь его Александром в честь папы. Ты у нас Михаил Александрович, а он будет Александром Михайловичем, как наш папа.
Миша внимательно её слушал.
– А вот и мама пришла. Беги скорее, встречай.
Увлекательная фантастика
Когда Миша перешёл в старшую группу в детском садике, родители часто просили Тату пообщаться с ним: его мама писала диссертацию, а папа... папа был очень занят: то писал книги, то читал диссертации своих аспирантов, то сидел за письменным столом и писал какие-то непонятные очень большие формулы. Тата ходила с Мишей в театры, в Зоологический и Военно-морской музей и даже в музей кукол. Правда, походу в музей кукол Миша сначала сопротивлялся: «Что я девчонка что ли, кукол смотреть, – возмущался он. – Пойдём лучше посмотрим пушки». Но всё-таки пошёл, а в понедельник взахлёб рассказывал девочкам, каких красивых кукол он видел. Особенно ему понравились спящая царевна и Емеля на печи.
А вечером в эти дни ему вслух читали книжки бабушка или Тата.
У бабушки была книжка рассказов про девочку Маню. Она сама её написала для Таты, когда та была маленькой. Миша любил слушать, когда ему читали сказки и рассказы, особенно страшные – про волков, колдунов, героях, побеждавщих сказочных чудищ.
– Бабуля, прочитай мне что-нибудь страшное, пожалуйста, – всегда просил он бабушку.
– Хорошо, Мишутка, слушай. Этот рассказ называется «Очень страшная история».
Она доставала книгу из шкафа и начинала читать.
«Снова было воскресенье, и снова Маня никак не хотела спать после обеда.
– Я не хочу сказок! – сказала она. – Расскажи что-нибудь страшное.
– Страшное? Так ты же после этого не заснёшь.
– Ну и что? В садике мы тоже не всегда спим. Ну, пожалуйста, расскажи.
– Хорошо слушай, я расскажу тебе очень страшную историю.
Однажды в начале октября у меня выдался свободный день, и я поехала навестить свою знакомую, ты её знаешь, – бабушку Катю. Она ещё жила на даче под Ленинградом, в Токсово. День выдался удивительно тёплый, солнечный, просто летний. И мы решили пойти за грибами в лес, за Кавголовское озеро. Мы шли по лесу, собирали грибы, разговаривали.
Она рассказывала мне, что во время войны, когда Ленинград был окружён кольцом блокады, её, восемнадцатилетнюю девушку, посылали на большую землю. Но вокруг были немцы, и она одна шла с донесениями к своим по лесу, через болота, иногда по пояс в воде. А это бывало не только летом, но и осенью.
– И она не боялась? – прервала меня Маня.
– Я тоже спрашивала бабушку Катю об этом. Конечно, было страшно, но что делать? До войны она жила в этом районе и хорошо знала окрестные леса ещё с детства.
– Я бы умерла от страха, – сказала Маня, и её глаза округлились.
– Ты знаешь, я тоже трусиха, и одна в лес ни за что бы не пошла. Я бы сразу заблудилась. Но бабушка Катя была очень смелой девушкой.
И вот идём мы с ней по лесу, вышли на просеку. Солнце пригревает, в лесу удивительная тишина, никого вокруг. Был будний день, все работали, наверное. Так за разговорами мы ушли далеко от посёлка, вышли по просеке к карьеру. Там когда-то брали песок, а теперь был большой, глубокий песчаный овраг. Вокруг него уже вырос лес. И я наткнулась на куртинку козлят.
– Козлят? – удивилась Маня. – Откуда козлята в лесу?
– Козлята – это такие грибы, как моховички, только с тоненькими ножками. Я наклонилась и начала срезать грибы. И в эту минуту услышала бабушку Катю.
– Посмотри, – сказала она, – как вон тот пенёк похож на собаку. А вот ещё один! Я подняла глаза и похолодела. На противоположном берегу оврага, метрах в двадцати пяти от нас лежал громадный волк, чуть пониже волчица и рядом с ними два волчонка: один постарше, годовалый, второй поменьше, родился, наверное, в этом году. Увидев нас, они замерли, с остекленевшими, немигающими глазами. «Волки»! – трагическим шёпотом прошептала я, в какие-то доли секунды оглядев деревья, куда можно влезть. Но вокруг были одни сосны. Их кроны начиналась так высоко, что надежды спастись не было.
Бесстрашная бабушка Катя тоже испугалась, и мы быстро-быстро пошли к просеке.
– Вернёмся в Токсово,– сказала я.
Но бабушка Катя не согласилась, ей казалось, что впереди где-то невдалеке была деревня, и мы стремительно пошли по просеке вперёд вглубь леса. Мне было жутко, я всё время оглядывалась, не крадётся ли за нами волчья стая, и ругала себя, что не взяла с собой ни спичек, ни бумаги. Маугли же огнём покорил зверей в джунглях. Бабушка Катя вскоре взяла себя в руки, и пыталась успокоить меня, говоря, что это, наверное, стая собак, что волков здесь не было даже перед войной, что где-то здесь близко деревня. Но у меня страх не проходил, и мы шли всё глубже в лес, всё дальше от посёлка. Так мы прошли километра два до поперечной просеки. И в эту минуту…
– Что, – спросила Маня, и голос её чуть дрогнул. – Вас догнали волки?
– Нет, Маня, хуже. В эту минуту бабушка Катя остановилась на перекрёстке четырёх дорог и сказала, что мы заблудились, и она не знает, куда идти дальше. Она знала этот лес лет сорок, каждый кустик, каждую тропинку, но от страха растерялась даже она.
Минуту она стояла в раздумье и вдруг вдалеке на одной из дорожек увидела большой щит. На нём был нарисован улыбающийся заяц и надпись: “Берегите лес от пожара!”. Бабушка Катя обрадовано сказала: «Я узнала этого зайца! Нам налево, тут до шоссе метров пятьсот!» И мы направились в сторону шоссе. Там уже были люди, шли машины, и страх прошёл.
– А волки? – спросила Маня.
– А волки-то, оказалось, крались за нами. И когда они увидели, что мы ушли к шоссе, вожак стаи остановился и прорычал: “Ну, Заяц! Погоди!”.
– Ты всё шутишь, – улыбнулась Маня и закрыла глаза».
– Ну, как, Миша, понравился рассказ? Было страшно?
– Да, очень, когда они увидели волков.
– А теперь ложись и поспи, как Маня. Закрывай глаза, ещё целый час ты должен поспать.
Он покорно закрыл глаза, но спать днём Миша не любил, как и Маня из бабушкиного рассказа.

Однажды Тата сказала ему: – Миша, я такую замечательную книгу купила – Роберта Шекли. Это американский писатель-фантаст. У него очень интересные рассказы, я пока ехала домой, почти всю книжку прочитала. Пойдём, почитаем.
Дважды повторять приглашение не пришлось. Миша очень любил, когда ему читают книги, он замирал и слушал сестру, не отрываясь.
Сначала Тата прочитала ему рассказ о заблудившихся астронавтах. Они прилетели к неизвестной планете, её не было ни на одной карте Когда космоплан приземлился на зелёной лужайке и космонавты сошли по трапу на землю, из лесочка появились сказочные зверушки. Они были необычных расцветок, но все они – и хищники, и травоядные – доброжелательно встречали космонавтов, пели, танцевали, играли друг с другом, устраивали пирамиды. Вдалеке с горы каскадами падал водопад, струилась река, выпрыгивали неоновые и золотые рыбки. А в центре планеты возвышалась огромная штанга, верхняя часть её скрывалась в облаках и была не видна. Поприветствовав космонавтов, зверушки раскланялись и, танцуя, скрылись в лесу. Астронавты приступили к работе: взяли пробы воздуха и воды.
– Зачем, – удивился Миша.
– Как зачем? О планете ничего неизвестно. Надо определить, есть ли кислород в атмосфере, достаточна ли его концентрация для дыхания, какой состав воды, не ядовита ли она, нужно было измерить атмосферное давление. Но всё было прекрасно. Состав атмосферы был близок к земной, вода чистая. Поэтому астронавты могли снять скафандры и отдохнуть после долгого перелёта в неизвестности.
– Хорошо, хорошо, читай дальше.
А дальше на планете произошли ужасные события: зверюшки умирали один за другим, водопад иссяк, воды в реке становилось всё меньше, золотые рыбки весело уже не выпрыгивали воды. «Вирусы! Мы заразили жителей планеты неизвестным им ранее вирусом, – биолог команды доложил командиру. – И они погибли».
– Все умерли? – Огорчённо спросил Миша. – У них не было врача?
– Не было врача, да он им был и не нужен. Слушай дальше. «В эту минуту огромная штанга начала медленно поворачиваться. Потихоньку заструился водопад, помаленьку стали оживать зверушки…»
Когда Тата дочитала рассказ, Миша радостно захлопал в ладоши.
– Игрушечная планета? Здорово! Вот бы туда слетать. А у земли нет такой планеты?
– Пока нет, но будем надеяться, что наши учёные создадут такую планету. И тогда мы туда обязательно слетаем. Во всяком случае ты.
– Почитай ещё.
– Днём прочитаем рассказ «Абсолютная защита». На ночь его читать нельзя, он очень страшный. Ты спать не будешь. Ну, поворачивайся к стене. Закрывай глаза. Спокойной ночи. Пусть тебе ночью приснится полёт на эту игрушечную планету.
Она поцеловала братишку и погасила свет.
Шпротик – золотая рыбка
Прощальный утренник в старшей группе детского сада состоялся в конце мая. Впереди были три летних месяца отдыха и… первый раз в первый класс. У Таты тоже экзамены заканчивались в мае, так как в августе предстояло ей поехать на практику в город Волжский. Папа был доволен.
– Очень удачно всё складывается, – сказал он. – Вы вдвоём с Мишей в июне поживёте у бабушки в Рамони, потом мы с мамой тебя сменим, и ты поедешь в студенческий лагерь в Пицунду. Только имей в виду: режим Миша должен соблюдать неукоснительно: завтрак в 9 часов, обед ровно в два часа дня, после обеда час сна, ужин в 8 часов вечера и в 9 час, ни минутой позже, – в кровать. Миша, знай, что если ты не будешь слушаться Тату и бабушку, мы не возьмём тебя с собой на море.
– Буду, буду, – Миша согласно кивнул головой, – скорее бы полететь в самолёте.
– И ещё, – строго добавила мишина мама. – Тата, до обеда не давай ему ни одной конфеты. После обеда – две и перед сном одну – две, не больше. Пусть наш сладкоежка ест побольше ягод и фруктов.
Миша поморщился, но ничего не сказал. Перспектива с конфетами ему явно пришлась не по душе.
– Молчание знак согласия. Правда, Миша? – Весело сказала Тата.
Уже десять дней они наслаждались вольной жизнью в Рамони, бегали на речку, купались, загорали, собирали землянику в лесу, ходили в гости к друзьям Таты.
– Знакомьтесь. Это Миша, мой маленький братик, мой любимый шпротик, – говорила обычно Тата, приходя в гости к друзьям детства.
Миша рос застенчивым мальчиком и первое время молчал, не поднимая своих пушистых ресниц, пока, наконец, не осваивался в незнакомой обстановке. Дома же он был совсем другим – жизнерадостным и общительным. Как-то вечером к Тате зашли две подружки. Гостьи сидели за столиком в палисаднике, ели черешню. Оля, рассматривала ладони подруг и предсказывала им судьбу.
– Тата, ты скоро выйдешь замуж, – сказала она.
– Надеюсь, – засмеялась Тата. – У нас регистрация в сентябре.
Миша с интересом посмотрел на Олю и протянул ей руку.
– А мне погадайте, пожалуйста.
– Тебе, – удивилась Оля. – Ну, хорошо, погадаю. Жить ты будешь долго и счастливо. Вот только женат ты будешь два раза.
– Два раза? – Миша отрицательно покачал головой. – Нет! Я не такой дурак, чтобы разводиться.
Девушки дружно засмеялись.
– Почему же обязательно разводиться, – вздохнула бабушка, – Всякое в жизни бывает.
Она с грустью посмотрела на Тату и вытерла глаза уголком платка.
Вечером произошло чрезвычайное происшествие. Тата перестилала бельё в Мишиной кровати и под простынкой обнаружила целую гору обёрток от конфет.
– Миша, – взмахнула она руками. – Что это значит? Ты потихоньку воровал конфеты из буфета?
– Я не воровал, я их просто брал и ел, когда хотелось.
– Ну, знаешь, от тебя я такого не ожидала. Что же мне теперь буфет на ключ закрывать? А обо мне ты подумал? Я же обещала твоей маме, что всё будет в порядке. И вот тебе: мой брат – мелкий воришка. Ты же знаешь, что тебе нельзя есть слишком много сладостей! Ложись, а я пойду папе позвоню, спрошу, что с тобой делать.
Она позвонила домой.
– Папа, у нас чрезвычайное происшествие.
– Ну и что за «чэпэ»?
– Я не уследила. Мишутка потихоньку таскал конфеты из буфета. Под простынкой сегодня нашла целую гору обёрток от конфет.
– Ну, это не страшно, – добродушно ответил папа. – Плохо, конечно, что без разрешения брал конфеты, но ничего. Ты его позовёшь?
– Нет, он уже заснул.
– Спокойной ночи, Татуся, не расстраивайся по пустякам. Передавай привет бабушке.
***
Тата отставила утюг, она гладила платья, так как через три дня она с Мишей снова должна была лететь в Рамонь. Раздался телефонный звонок. Она сняла трубку и услышала голос Миши. Он всхлипывал. Такого никогда не было. Он никогда не плакал.
– Мишенька, милый, что случилось? – Она даже вскрикнула от волнения.
– Ладно, я поеду с тобой, – он опять всхлипнул, – только ты скажи, что не будешь меня шпротом называть.
– Кем, кем?
– Шпротом. А то кого не встретишь, всё шпрот да шпрот… Обидно, .
У неё отлегло от сердца.
– Мишенька, солнышко моё. Конечно, не буду. Я же так ласково тебя называла, шпротик ты мой любимый, рыбка ты моя золотая А ты обижался? Что же сразу-то мне не сказал?
– Точно не будешь? Обещаешь, Тата?
– Обещаю, обещаю. Собирайся, послезавтра полетим на самолёте.
– Ну, ладно, поеду с тобой…
Он снова всхлипнул, в трубке раздались короткие гудки. Она положила трубку и покачала головой: «Надо же! Целый год хранил обиду, бедняжка. Ни слова ни разу мне не сказал. Да, детскую психологию нужно знать», – подумала она, закончила гладить и выключила утюг.
«Надо ещё книжки для Мишутки собрать», – подумала она и подошла к книжному шкафу.
Она отложила две книги Дарелла, с верхней полки достала «Абсолютную защиту» Роберта Шекли и улыбнулась, вспомнив, как впервые прочитала Мише этот страшный рассказ. Чего только не было на этой планете, где детские страхи превращались в реальных людей или чудовищ, причём только ночью, когда астронавты ложились спать. Днём на планете царил покой и мир. А самым страшным и непобедимым чудищем был Ворчун. Когда астронавты, спасаясь, улетали с этой планеты, ему удалось проникнуть в космоплан. А дальше… Впечатлительный Миша дома плохо спал, вскрикивал во сне, днём в садике пересказал историю Ворчуна своему другу и тот тоже не мог заснуть. Несмотря на счастливый конец: астронавты спаслись, так как командир корабля вспомнил, что единственный способ спасения от Ворчуна – это залезть с головой под одеяло и там переждать ночь, родители категорически запретили Тате читать этот рассказ Мишутке. А он, приходя к Тате, каждый раз просил её почитать именно рассказ про Ворчуна.
– Ты опять не заснёшь, будешь бояться.
– Не буду, засну. Они же победили Ворчуна. Ну, пожалуйста!
Тата читала, едва сдерживая улыбку перед финалом рассказа. Он слушал также внимательно, как первый раз, чуть ли не задерживая дыхание в самых страшных эпизодах рассказа. Но каждый раз чтение начиналось с его просьбы прочитать про абсолютное оружие.
– Давай я прочитаем что-нибудь другое. Ты этот рассказ уже знаешь почти наизусть.
– Таточка, ну, пожалуйста, начнём с него.
На этот раз Тата купила сборник Шекли, в котором было много новых рассказов. «Ну, будет, что почитать летом». Тата положила книги в дорожную сумку. «Да, а как же скрипка, – вспомнила она и позвонила отцу.
– Папа, а что делать со скрипкой? Вы её Мише в рюкзак положите?
– Нет, Татуся. Пусть отдохнёт месячишко. Мы с мамой потом её привезём.
«Вот хорошо, – подумала Тата. – Миша обрадуется, что не надо будет утром и вечером по часу играть на скрипке».
И она вспомнила…
«Какой я бедный и несчастный!»
Однажды, незадолго до нового года, когда родители были заняты, Тата провожала Мишутку в музыкальную школу. Его приняли туда ещё в шестилетнем возрасте, когда он ходил в садик. Ему нравилось учиться в музыкальной школе, во-первых, этот день его рано забирали из садика, сразу после обеда. В эти дни отменялся «мёртвый час», и они с мамой или Татой шли в музыкальную школу, а после неё домой. А вот сейчас… Сначала в школу, после обеда уроки и … опять в школу, только музыкальную.
Мише было очень грустно.
– Какой я бедный и несчастный,– вздохнул он.
– Почему это ты «бедный и несчастный»?
– Утром в школу, вечером – в школу. И погулять некогда.
– Мишенька, но ведь ты занимаешься музыкой, учишься играть на скрипке. Представляешь, вот будет скоро новый год. В школе будет праздник, концерт. Все дети что-то приготовят к концерту: кто-то прочитает стихотворение, кто-то сыграет «Собачий вальс» на пианино, кто-то станцует. А на скрипке кроме тебя во всех младших классах никто не играет. Представляешь, как тебе все дети будут аплодировать. Скрипка – это же королева всех музыкальных инструментов.
– Может, и королева. Но лучше бы я сейчас на детской площадке играл, – вздохнул он.
Перед новым годом Тата принесла ему пригласительный билет на ёлку. Студенты устраивали её в подшефной школе. Они сами написали сценарий про царевну Несмеяну, которая сидела перед новогодней ёлкой одна и горько плакала. Детям предстояло её развеселить. Когда дед Мороз со Снегурочкой попросили детей что-нибудь сыграть для царевны Несмеяны, Тата подтолкнула Мишу:
– Иди скорей, поиграй ей что-нибудь.
Миша вышел со скрипкой и сыграл последний этюд, который он только что разучивал. Этюд был грустный, скрипка плакала. Царевна заплакала ещё сильнее. Но Дед Мороз погладил Мишу по голове и из огромного мешка достал ему подарок. Миша оживился:
– Подарочек – это хорошо, – сказал он Тате.
А около царевны Несмеяны уже прыгали зайчики, за которыми охотилась лиса. Царевна прогнала лису, но поиграть с зайчиками отказалась, села около ёлки и снова загрустила. Из-за ёлки появились снежинки и начали водить хоровод. Снегурочка подошла к Мише:
– А сыграй-ка нам, скрипач, про белую берёзу, наша ёлочка загрустила, вспомнила свою подружку.
Миша заиграл «Во поле берёза стояла…». Несмеяна вытерла слёзы, сняла с ёлки красивую звезду и подарила её Мише. Дети зааплодировали. Раскрасневшийся от волнения Миша сел рядом с Татой и прошептал:
– Здорово! Уже два подарочка!
Праздник продолжался, Миша охотно участвовал и в викторинах. И читал стихи, и даже… потанцевал с Несмеяной, когда, наконец, её удалось развеселить. В автобусе, когда они ехали домой, он радостно сказал Тате, пересчитав все полученные им призы:
– Здорово! Семь подарков получил!
– Ты их не получил, а заработал, – поправила его Тата. – Видишь, как хорошо быть артистом. Сыграл этюд или песню, всем понравилось, тебе аплодируют, да ещё Дед Мороз со Снегурочкой и царевной Несмеяной тебе призы дают.
– Хорошо, конечно, – Миша на минутку задумался. – Но утром в школу, вечером в школу…
– Какая любимая пословица у нашей бабушки? Без труда…
– Не вынешь рыбку из пруда, – продолжил её Миша.
– То-то же! А сейчас каникулы. Ни в какую школу не надо идти. Вот и отдыхай!
Они вышли из автобуса и пошли домой. Тата несла футляр с маленькой скрипкой, а довольный Миша мешок с семью подарками.
Юный бизнесмен
Утро было солнечным. Тата раздвинула шторы. Луч солнца пробежался по комнате, погладил мальчика по лицу, и он приоткрыл глаза, потянулся.
– С добрым утром, Мишенька. Подъём! Завтрак на столе.
Он ещё несколько минут повалялся в кровати, потом встал и побежал во двор умываться. Рамонь, он полюбил её с раннего детства, когда впервые его привезли туда на всё лето. Улица, где в большом доме совсем одна жила его двоюродная бабушка, проходила под холмами, заросшими лесом. Когда-то здесь был парк, посаженный принцессой. Нет не сказочной, а настоящей принцессой Ольденбургской, которой принадлежала Рамонь с её удивительно красочной природой. Он долго учил эту фамилию по слогам, пока, наконец, запомнил её и смог произносить, не запинаясь. А теперь прямо за домом начинался настоящий лес с огромными дубами – вдвоём с тётей они не могли их обхватить руками,– с зарослями крапивы чуть ли не с него ростом, со сладкой продолговатой лесной ярко красной земляникой, растущей на склонах холмов, и попадающейся иногда крупной круглой клубникой на самом верху холма: её было мало, но тем ценнее была находка. Сразу за верхней калиткой, открывавшей дорогу в лес, росли два дуба, один из них наклонился и, казалось, готов был упасть прямо в палисадник перед домом. Бабушка всегда опасалась, как бы во время грозы в него не попала молния, и он не рухнул бы прямо на сарай. А нижняя калитка открывалась на улицу. За ней, быстренько пробежав по дорожке мимо огородов, ты попадал на заливной луг. В июне он ещё не был скошен, высокая трава щекотала ноги, расцветали цветы, благоухала медуница, а за куртинкой из осинника, наконец, открывался берег реки со склонившимися над ней вековыми вётлами. Быстренько разбежаться и нырять, нырять, нырять!
Но сегодня поход на речку предстоял чуть попозже, с утра надо было сходить за молоком «наверх». Основная часть Рамони лежала на равнине за холмами, за каменным дворцом принцессы с сохранившейся лестницей, гротом, дракончиком, изрыгавшим из своей пасти струю воды, мостиком над шоссейной дорогой, соединявшим дворцовую территорию с «Уютным» двухэтажным деревянным домом на соседнем холме для обслуги дворца. Сейчас рядом с этим домом жила племянница бабушки, у неё покупали вкусное молоко – «утренник».
– Завтракать, – позвала Мишу бабушка, включая, как обычно, телевизор, – ресторан открыт.
Это была её обычная шутка: завтрак, обед и ужин под телевизионную передачу назывались «сходить в ресторан». Шли обычные воронежские новости, как вдруг, уже к концу диктор сообщила, что в Воронеже задержана банда наркодельцов, торговавших синтетическими наркотиками, и при обыске у них изъято три миллиона рублей. Миша так и замер:
– Три миллиона! Это сколько же денег!
– Много, и не представить! Кушай. Сейчас за молоком сходим, и на речку,– прервала его Тата.
Они вышли и быстро пошли по улице. Обычно разговорчивый мальчик о чём-то сосредоточенно думал.
– А что такое синтетические наркотики, – неожиданно спросил он.
– Наркотики бывают природные, это те которые можно выделить из растений, например в маке содержится опий, его раньше применяли для наркоза при операциях. А синтетические – их синтезируют химики. Вот, например, если взять этилен, присоединить к нему воду– это называется гидратация – то получится этиловый спирт. Это и есть синтез. А что это тебя так заинтересовало?
– Тата, – оживился оживился мальчик, – ты же химик! А ты можешь сделать наркотик?
– Смогу, наверное, только это сложно. Нужно прочитать, как его готовить. Достать реактивы, провести синтез. А зачем?
– А мы его продадим, заработаем много денег, и я куплю себе машину и кроссовки.
– Нет, Мишенька, ты об этом даже не думай. Все наркотики сильные яды. Купит кто-нибудь у нас с тобой дозу, проглотит или сделает укол и отравится. Ты знаешь, от них нестерпимая боль, в таких страшных муках умирают наркоманы. Приедет скорая помощь, врачи увидят, что отравление наркотиками, вызовут милицию, больной скажет, у кого он покупал эту отраву. Придут следователи, арестуют нас с тобой и посадят в тюрьму на всю жизнь. Деньги конфискуют, так что не успеешь покататься на машине.
Он на минутку задумался.
– А мы сами не будем продавать, давай наймём продавцов. Они у тебя купят, а остальное нас не касается.
– Нет, это ещё хуже. Тут уже полиция обвинит нас в организации банды: не только сами занимаемся криминальным бизнесом, но ещё и продавцов наняли. Это называется организация криминальной сети. Кто-нибудь отравится, найдут продавца, арестуют, он расскажет, где покупал товар, придут к нам… А дальше… Обыск, арест и меня в тюрьму. А тебя в колонию для малолетних преступников посадят одного: ни папы, ни мамы, ни бабушки, ни меня. И в Рамонь летом не вырвешься, так и будешь всю жизнь там мучиться за решёткой. Ты об этом лучше и не думай, забудь, а главное – сам никогда не пробуй наркотиков, ни в каком виде.
– Жаль, – вздохнул он.– Может, попробуем? Я бы тебе тоже кроссовки купил.
– Кроссовки – это, конечно, хорошо. А как быть с ватником? Тоже купишь?
– С каким ватником?
– Как, с каким? В тюрьме все осенью и зимой в ватниках ходят. Представляешь картинку: мы в аддидасовских кроссовках и в ватниках в тюрьме, а дома бабушка и родители слёзы льют горькие. И Масик скучает без тебя, не с кем ему поиграть. Нет уж, давай лучше честным путём зарабатывать деньги тебе на машину.
Он погрустнел и замолчал. Они уже поднимались по холму.
– Постоим немного, я отдышусь. Посмотри, какой красивый вид отсюда на речку и лес. А этот дуб … Ему, наверное, лет сто пятьдесят будет. Сейчас, Миша, заберём молоко и пойдём купаться.
Он с каким-то безразличием посмотрел окрест и вздохнул:
– Была бы машина, давно были бы на речке. Ну, идём, жарко уже.
Обычно он чуть ли не вприпрыжку взлетал на холм, ждал, когда Тата догонит его, а сегодня грусть переполняла юного бизнесмена, его бизнес-план – заработать денег на торговле наркотиками – рухнул окончательно и бесповоротно. «Что делать, как отвлечь его от этой тем
Категория: Рассказы Автор: Татьяна Лестева нравится 0   Дата: 07:09:2020


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru