Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---
---
---
---
---






Подбитая птица

Война… Как она меняется. Сознание не справляется со стрессом, события пролетают сквозь него и пропадают в тумане. Какой сегодня день? По-моему, вторник. Год точно 1943-й, а вот ноябрь сейчас или декабрь? Чёрт, у меня же седьмого день рождение. Неужели пропустил? Куда мы летали вчера? Вместо памяти – только тусклая боль. Взрывы, трассеры, жара и пыль, хоровод шипящих в не читаемых названиях чужих деревень – больше ничего не остаётся в голове. Неужели я уже два с половиной года в бою?!
Свою первую миссию я помню лучше, чем сегодняшний завтрак. Закат, запах бензина, штрихи пунцового солнца на облаках, жирные точки вражеских самолётов на горизонте… Я помню каждый манёвр, каждую радиопередачу; карту боевых действий могу нарисовать по памяти с мельчайшими деталями. А сейчас… Что это за город слева под крылом? Какое-то Н-ское?
Где же мы были вчера? По-моему, я завалил красноносый ЛаГГ… Или это было позавчера? Нет, не помню… Завтра я забуду, куда летал сегодня, и в голове останется только смутная память, что я сегодня опять ничего не мог вспомнить.
Если бы страх выветривался также легко, как и воспоминания. Почему же он продолжает сидеть внутри? Мне не страшно в бою; страшно перед боем, и ещё страшнее после. Неужели я к этому так никогда и не привыкну? Казалось бы, сотни боевых вылетов, победы, медали, гибель товарищей должны были укрепить меня, сформировать мои чувства, сделать из меня настоящего сверхчеловека. Вместо этого я превратился в какого-то призрака, придаток боевой машины, дряхлого двадцатидвухлетнего старика…


Я не слышу на правое ухо, но это не мешает мне подпевать в мыслях задорному моторному «вою» моего верного железного друга. Крест на нём, как меткий орлиный глаз, поблёскивает на холодном солнце. Вверху надомной собрались стаи снежных перелетных туч; пушистых и лёгких; могучих и неподвластных разуму. Эта картина вечернего небосвода – единственное, на что можно смотреть с восхищением. Внизу – выжженная «иванская» земля. Она так далека от неба… А небо – это моя стихия. Я – одинокий птенец, без матери и гнезда. Но небо заменит мне всё. Война уйдёт. Неважно, чьей будет победа. Главное, чтобы люди остались людьми, не потеряли ту связь с источником истины и правды; не переступили черты, за которой начинается вечность…
Вот что-то зарипело в правом наушнике:
- Летят, летят… Иваны, прямо по курсу… Шестой, атакуйте… А лучше спасайтесь… Мы не успеем вовремя…
Связь оборвалась. Совсем ничего не расслышал. Наверное, первый, второй и седьмой желают удачной «охоты», ну что ж:
- Крупной вам добычи, братцы…

Затянутое тучами небо озарилось алым солнечным светом, пробивавшимся из-за облаков. Казалось, где-то там, за ними, садится большой пламенный диск небесной звезды. Где-то под облаком раздался мощный «хлопок»; на землю упали раскаленные куски метала, расплавленные фрагменты аппаратуры. А там, вдалеке плавно опустился затемнённый силуэт, примяв ещё зелёную траву, слегка присыпанную первым инеем…
Солнце почти что скрылось за горизонтом; белое, холодное, зимнее, напоминавшее далёкую родину, оно видело её каждый божий день. А на промёрзшей земле, обняв колени руками, неподвижно лежал человек; застыл, скорчившись от непостижимой боли и неожиданности всего происходящего. Чуть подальше на «голом» дереве свисал порванный шёлковый парашют, исполнив свою миссию, он с гордостью сдался течению жизни.
Русые волосы покрылись то ли инеем, то ли пылью. Лицо почернело: то ли от горя, то ли от дыма горящей машины. Колени беспомощно прижались к телу. Тело слегка вздрагивало от порывов холодного декабрьского ветра. Внезапно запылённые ресницы слегка приподнялись, задрожали и вновь опустились. Он пришёл в себя…

Неужели я уже умер? Если это так, то я только рад. Больше не придётся убивать. Но нет, кажется, жив. Совсем не чувствую ног. Голова раскалывается напополам. Где мой «вороной»? А, вон там вдалеке, догорает, прощается. Кажется, чувствую его горячее дыхание. Что же случилось? Не помню… Опять не помню!
Где я?.. Надо добраться вон до того дерева, может, станет легче. Хочется пить. Вроде не пустыня, а воды нет. Ну, вот опять в глазах темнеет…
… Сколько я здесь? Ага, уже ночь. Вижу «большую медведицу». Что это, в небе, такое красивое? сколько там цветов? галлюцинация? Вполне возможно…
Ну, вот сейчас полежу ещё чуть-чуть и умру, тихо, спокойно, просто замёрзну. Знаю, что в России зимы морозней; ночи холоднее дней. Да… это не моя родная Германия. Неужели я больше никогда туда не вернусь?! Ну и пусть… Хотя нет. Как же моя любимая Сара, она ведь ждёт меня, я ведь обещал… И Камилла… Наверное, уже ходит. Не помню её личика, совсем не помню. Только золотые кудряшки, короткие золотые кудряшки… А ведь её фото осталось там, в истребители; уничтожено… Всё уничтожено. Проклятая война. Люди непонятно что делят, доплачивая человеческими жизнями. Нет, лучше уж тут умереть, чем вернуться туда, в ад…
А дома, наверное, готовятся к Рождеству. Праздник не получится семейным. Жаль… И ёлка, наверное, будет без ангела на верхушке: его водружение – это моя обязанность. Главное, чтобы дочь не узнала, что отец пропал без вести. Ведь будет искать, надеяться; упрямой будет, как я, наверное. А меня здесь никогда не найдут. Скоро выпадет снег; он накроет меня; я укроюсь им и усну…
Что это? Что-то упало там, позади меня. Что-то тёмное, большое. Неужели птица? Не разберу какая. Попискивает, так тихо и жалобно; барахтается… Вот затихла.
Неужели мне суждено погибнуть так же, как эта птица. Да, я упал, отвернут небом, привязан к земле. За что такое наказание? Я же верным был… всем. Я за страну готов был погибнуть, хотя эта война не была и не могла быть принята мною. Глупые убийства. Ради чего? Зачем Родина, которая должна защищать своих «детей» до последнего, посылает их на вынужденную смерть? Не понимаю? Почему русские, этот могучий народ с непоколебимым духом и вечными убеждениями, является нашим врагом. Такие народы как наши должны поддерживать друг друга, стоять друг за друга горой, а вместо этого мы встречаем их лоб в лоб своими «мессерами».
Какая кошмарная боль в голове. В глазах опять темнеет. Скорее бы уже начался снегопад. Он прервёт мои страдания. Возможно в хороводе «заграничных» снежинок я увижу знакомые мне лица; смогу сказать им всё, что нужно на прощание. Но нет. Только морозный ветер завывает в ветках многоэтажных елей. Он что-то шепчет. Только не разберу что. Кажется, по-русски…

Вдалеке послышались русские голоса, лай собак.
- Парни, тут кто-то есть. Немец! Точно немец! Без сознания.
К неподвижному телу подбежала группа людей, одетых в камуфляж, старые лохмотья, обмазанные грязью.
- Да он почти мёртв. Вроде лётчик. Наверное, его наши сбили накануне. Толку от него мало будет. Поможем ему, братцы?
- Конечно, поможем, – провозгласили они хором.


Из-за горизонта показались первые лучи белого холодного декабрьского солнца, но тут же исчезли за массивными стенами снежных туч. Тишину нарушил один-единственный выстрел: одинокий, но точный. Прямо в сердце поразил он беспомощного «птенца», так не вовремя выгнанного из родного гнезда. И только белые, до боли тёплые снежинки покрывали промёрзшее тело неизвестной птицы, упавшей под покровом ночи в вечную колыбель декабря.
Категория: Рассказы Автор: Екатерина Комолова нравится 0   Дата: 12:08:2011


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru