Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---
---






Уходит волк

Уходит волк



Морозный воздух источал привычные запахи, от леса в сторону поля вилась узкая тропинка, утоптанная сотнями мягких лап. Стая волков уже несколько дней перекочёвывала с одного места в другое. Этому способствовали несколько причин, одной из которых являлось банальное отсутствие дичи. Молодняк рос очень быстро, требуя всё больше пищи. Заматеревшие самцы, оставшиеся в своё время без подруг, сбились с ног, гоняясь за воспитанниками. Волчицы рожали будущих воинов, и тем тоже надо было что-то есть. Стая росла. И требовала больше места.
Решение оставить насиженное место вожак принял не сразу. Какое-то неясное чувство тревоги не отпускало его и сейчас, когда он, стоя на невысоком при-горке, наблюдал за передвигающейся большой стаей.
Вчера они успешно завершили многочасовую охоту на целую семью оленей. Мяса хватило всем, правда и пестунам и кобелям, выполнявшим роль «дядей» при молодняке, приходилось едва ли не разнимать дерущихся. Жестокий за-кон леса чётко определял процесс раздела добычи, однако всегда находились самые «ретивые», не гнушавшиеся попранием устоев. Из таких, если их не приструнить вовремя, выходят отчаянные бирюки, озлобленные на весь мир отщепенцы. Но стая, в её нынешнем состоянии могла, по праву, гордиться твёрдой дисциплиной, установленной вожаком.
Волки размеренным шагом пересекали широкое поле, постепенно приближаясь к кромке тёмного лесного массива. Сигнальщики бдительно осматривали прилегающую территорию, от их носов ничто не могло укрыться, пестуны приглядывали за щенками, матери стаи неспешно трусили посредине шествия. Старший воин со своими подопечными являли собой несокрушимую силу, готовую обрушиться на любого врага, будь он даже в несколько раз сильней.
От леса шла волна запахов, суливших стае новую жизнь, где, возможно придётся отстаивать свои права на территорию. Что ж, всё справедливо. Не пер-вый, и не последний раз. Нужно только помнить, что скоро наступит сезон го-на. Семья—особое дело. Здесь главное, это понимание своего места и роли в стае, поэтому вожаку придётся принимать решение, кому участвовать в продолжении рода, а кому—нет. Здоровых самцов, имеющих подруг было немало, но большая стая не всегда означает благо, и все это должны были понимать.
Вожак зорко огляделся вокруг. Ещё немного, и они достигнут цели. Солнце садилось, едва касаясь краем диска верхушек самых высоких деревьев, те не-многие из птиц, что осмеливались летать на морозе, скрылись в чаще. Шедшие впереди воины негромко «переговаривались», споря о смене положения в строю, и вожак тем же негромким повизгиванием предупредил их о соблюдении тишины. Успеют ещё вволю повыть, благо луна обещает быть полной.
Первыми заволновались матери—волчицы. Водя носами по воздуху, некоторые из них начинали скулить, теснее прижимаясь к подопечным волчатам. Вскоре их волнение передалось и ближним воинам. Недовольно повизгивая, часть матёрых самцов воззвала к трусящим поодаль сигнальщикам. Те решительно отводили в стороны носы, то приближая их к снежной дороге, то, чуть не подпрыгивая на месте, пытались учуять что-то в морозном воздухе.
Самый старший из них, одинокий, но многоопытный волк, внезапно запрокинул голову и протяжно завыл. Звук полетел над полем, распространяя вокруг весь спектр эмоций сигнальщика. Вой одновременно нёс в себе и предупреждение об опасности, и о том, что эта опасность исходит от самого главного врага всего лесного народа—человека.
Вожак почувствовал, как на загривке встаёт дыбом шерсть. Он хорошо знал, как поступать в таких случаях. И каждый знал, что ему делать. Проблему мог создать молодняк. Их было слишком много в этом году, но далеко не все успели ещё войти в тот возраст, когда можно было отсеяться от стаи и пытаться создать собственную семью. Самые крепкие из молодых самцов, прошедшие обучение у опытных пестунов, без привычной им суеты, примкнули к группе воинов, поставленных на защиту стаи.
Внезапно лёгкий, но холодный воздух донёс до носа вожака запах, который не враз встретишь в лесной глуши и даже в чистом зимнем поле. Так пахло в больших человеческих посёлках, куда иногда волки наведывались в поисках свежего мяса, заботливо пестуемого людьми. Домашний скот был довольно лёгкой добычей, не способной сопротивляться, и лесные охотники редко при-бегали к убийству несчастной скотины, дабы не потерять сноровку в охоте на более несговорчивую и проворную дичь.
Вдалеке, на краю лесной опушки, почти на том месте, где на простор недавно вышла стая, появились громоздкие уродливые сооружения, созданные чело-веком для удобства и быстроты передвижения. Эти железные коробки издавали грохот, попутно испуская зловонные клубы дыма.
Вожак оглянулся на стремительно уходящую стаю, на группу рассредоточившихся защитников и увидел отчётливые признаки паники в глазах молодых волков. Он знал, что они не отступят, но страх мог отразиться на боеспособности группы, а вот этого допустить было нельзя. Вожак двинулся к группе, рыком наводя порядок в рядах волков. Часть из них он отправил вдогонку основной части стаи, зная, что уж следы в лесу они смогут замести почище некоторых зайцев.
Предупреждающий вой сигнальщика обратил внимание группы на маленькие точки, приближающиеся к ним по снегу. Вожак удовлетворённо рыкнул. Псы. Хорошо обученные и злые. Но, каким бы не были сильными эти животные, ни один из них ничего не стоил в бою против лесного охотника. И псов было мало. Рассчитывали ли люди на то, что вся стая просто испугается собаки побежит, от страха поджимая хвосты, или же нет, вожак не знал. Это сейчас было не важно. Впереди был бой. Насмерть.
Отдалённый лай приближался, железные коробки приостановились в не-большой низине. Видимо снежная каша не давала спокойно им проехать дальше. Раздались короткие отрывистые щёлканья, и вожак, а за ним многие волки узнали эти звуки. Так некоторые охотники—люди отпугивали их от своих домов, в надежде, что волки уйдут назад в леса, не тронув их домашних животных. Только теперь этот звук не произвёл на волков никакого впечатления. Приближался извечный враг, с которым невозможно было договорить-ся, и только он сейчас существовал для них. Однако и тут вожак замысловатым рычанием отдал приказ нескольким защитникам. Он видел, как свора собак разделилась, и часть из них рванула в сторону уходившей стаи. Десяток крепких самцов, не раздумывая бросились им наперерез. И их схватка случилась едва ли не раньше, чем основная масса псов с диким лаем и горящими глазами сшиблась с вожаком и его собратьями.
Очутившийся впереди вожак даже не обратил особого внимания на первого пса. Уйдя с линии атаки, волк резко опустил голову и звонко клацнул зубами, метя по лапам врага. В следующее мгновение вожак уже повернулся ко второму «смертнику». Первый пёс с воем рухнул на снег, потеряв переднюю лапу и выбыл из боя.
Вожак врубился во вражью стену, сея смерть каждому оказавшемуся рядом псу, он рвал глотки, перекусывал конечности, его когти на мощных лапах ра-ботали слаженно и неутомимо. Упоение сражением не притупило, однако, бдительности главного волка стаи, он успевал и следить за собратьями и ки-дать обеспокоенные взгляды на начинавшие медленно приближаться железные коробки с охотниками.
Опытные и сильные воины стаи деловито расправлялись с нападавшими, особо не напрягаясь, и берегли силы, но вот первый же фонтанчик снега около лап ближайшего волка напомнил остальным о новой опасности. Не сталкиваясь ни с чем подобным раньше, тем не менее, волки не растерялись. Удвоив усилия, бойцы под руководством вожака раскидали ближних противников, и стали отходить к лесу, где даже людям с их оружием их было не достать. К тому же, стремительно темнело, и тени широкими полосами пролегли на покрытый кровью и шерстью снег.
Здесь, почти возле самой кромки спасительного леса волки понесли первые потери. Густая зимняя шуба могла без труда защитить их от вражеских зубов и когтей, и даже выдержала бы некрупную дробь, но против пуль… Воины стаи умирали молча, зачастую так и не выпуская из пасти схваченного врага. Видя, что добыча ускользает, охотники не жалея своих же собак, поливали свинцом всё вокруг.
Вожак прикрывал последних, оставшихся целыми собратьев. Его собственная спина оставалась незащищённой: он, как вожак, не имел права на защиту. Кровавая пелена, застилавшая глаза, поредела, тонким чутьём волк слышал, как переговаривались его соплеменники, собирая уцелевших, и уходя вглубь лес-ной чащи. То тут, то там раздавался вой, оповещая всех в округе, что стая по-прежнему цела и ждёт своих защитников. Прислушавшись повнимательней, вожак определил, что сигнальщики дают знать о живущей невдалеке стае лесных собратьев. Правда, предупреждённые звуками боя, те ушли подальше в чащу, но вожак знал, что им ещё придётся встретиться и пообщаться, выясняя и определяя зоны обитания.
Позади всё еще слышались звуки ревущих коробок с людьми, периодически трещали выстрелы, сбивая с деревьев снег и мелкие ветки. Вожак воем предупредил уходивших волков, чтоб те догнали остальную стаю и ждали его до наступления полной луны, а сам слегка свернул в сторону. У него создавалось впечатление, что люди так просто не сдадутся и, несмотря на непроходимость чащи, могут вступить в лес.
Так оно и случилось. Одна их металлических машин, ревя мотором, пробилась-таки сквозь снежные еловые лапы. Вожак рванул в противоположную от пути стаи сторону, по дороге петляя, словно какой-нибудь заяц. По запаху и звукам он определил, что погоня всё же отправилась за ним. Выстрелов слышно пока не было, лишь звуки мотора свидетельствовали о преследователях. Вожак почувствовал усталость. Ярость прошедшего короткого боя съела много сил, но он бежал, упрямо нагнув голову, разом перемахивая одинокие поваленные стволы деревьев и высокие сугробы.
Звуки преследователей становились тише, и вновь стали раздаваться выстрелы отчаявшихся охотников. Волк уходил. Делая постепенно большой круг, он рассчитывал вернуться к стае как раз, когда взойдёт ночное светило. По пути он обнаружил, что на его пути пролегло болото, совсем не замёрзшее, и до-вольно большое. Не сбавляя хода, вожак чуть отклонился в сторону, ему даже пришлось вернуться назад по собственному следу, и выстрелы стали слышны громче.
Волк резко сменил направление, оставив преследователей где-то сбоку от себя. Те, не подозревая о болоте, упорно двигались вперёд. Булькающий звук, и крики людей дали понять о сработавшей природной ловушке. Вожак невозмутимо фыркнул и вернулся к своему следу. Больше волноваться было не о чём. Псы, вернее, то, что от них осталось, не пошли за своими хозяевами, оставшись зализывать раны, а лесной полумрак надёжно защитит любого зверя от несовершенного людского глаза.
Волк уходил, уже почти не чувствуя усталости. Ощущение полной победы переполняло радостью его волчье сердце, и даже всё ещё щёлкавшее вдалеке оружие охотников не волновало его. Поэтому тупой толчок, принесший шальную пулю прямо ему в бок, поначалу вызвал у него лишь досаду. Через мгновение мышцы свело судорогой, вожак, ещё ничего не понимая, сделал по инерции пару шагов вперёд и рухнул в сугроб, накрывшись с головой снегом.
Сознание поплыло, накатила боль, а отказывающие лапы стали стремительно холодеть. Он попытался выплюнуть снег из пасти и ощутил языком кровь. Приближение скорой смерти накатило на отступающее сознание. Оставалось только порадоваться за отбитую атаку и понадеяться на то, что новый вожак стаи сможет обеспечить волчьему народу достойное существование. Сожаление о вытекающей вместе с кровью жизни всё же охватило отважного вожака, но он, превозмогая боль, сумел приподняться из сугроба, поднял голову к тёмному небу и завыл. И таков был этот вой, что по всей округе зверьё замерло, вслушиваясь в последнюю песню умирающего лесного воина.
Сорвавшийся голос умолк, и вожак обессиленно уронил голову на передние лапы. Сколько прошло времени, он не знал, а лишь вздрогнул, когда по окровавленному боку прошёлся чей-то тёплый и ласковый язык. Тихое поскуливание и знакомый запах заставил волка с трудом приоткрыть глаза.
Его вечная спутница по жизни, верная супруга и свирепая защитница, с самого начала схватки порывавшаяся прийти на помощь своему вожаку, но вынужденная следовать его прямому приказу, устроилась подле него. Их глаза встретились. «Уходи,--говорил его взгляд,--ты молода, красива и сможешь родить ещё много достойных сыновей для стаи. И пусть один из станет вожаком. А дочери пусть наследуют твою смелость, красоту и верность.» Волчица упрямо продолжила зализывать рану. «Глупые вы самцы,--вновь подняла она голову,--как воевать, так вы горазды, а как чуть попортят шкуру, так сразу превращаетесь в испуганных и слабых щенков. Помирать он собрался…»
Боль слегка уменьшилась, но волк чувствовал себя всё ещё плохо. Он понимал, что всё равно никто не придёт им на помощь, и даже, если он выживет, то придётся вдвоём уходить на новое место, оставив бывшую стаю. Он ощущал тёплый бок подруги и медленно засыпал. Сон одолевал его, навевая воспоминания из далёкого детства. Ему снилось, будто мать-волчица несёт его за шкирку зубами, и, вроде, не должно быть больно, только вот почему-то ныл бок. И холод вдруг сказал ему, что ситуация вокруг изменилась. Разлепив глаза, он вынырнул из сна, мгновенно, невзирая на боль, оценив положение.
Его волчица стояла над ним, расставив все четыре лапы, и оскалив многочисленные зубы. Низкий рык рвался из горла, а глаза опасно сузились. Присутствие чужого волка, самца, тут же резануло по всему существу бывшего вожака. Позже он увидел его, стоявшего чуть поодаль. Мощная грудь, покрытая густым мехом, лобастая голова; внимательные глаза оглядывали волчью пару. По всем признакам, это был чужой вожак. Вот он сделал маленький шаг вперёд, и волчица резко прянула навстречу, подставив свою голову под горло своего самца. Если только пришлый не был отъявленным бирюком, он никогда не тронет самку, чем она и воспользовалась, пытаясь защитить своего волка.
Чужак отступил назад, и волку показалось, что тот насмешливо фыркнул. Его силуэт как-будто бы стал размываться, и на его фоне стала возникать непонятная фигура, отчётливо напоминавшая человеческую. Вот чего никто из волков не мог этого ожидать, так появление извечного врага здесь, в ночной лесной чаще. Плавающее сознание волка и изумлённо-яростное—его подруги отметили величественную поступь светлой тени, направившуюся к ним.
И тут волка отпустило, боль ушла, и мир расцвёл новыми красками, ему даже показалось, что снег растаял под лапами. Под лапами!? Он вдруг ощутил себя стоящим на тропинке, покрытой зелёной травой, и благоухание лесных цветов ласкало его нос. Он оглянулся и отметил, что его волчица стоит за ним, только её силуэт теперь был словно под туманом. Тень впереди проявилась, и волк увидел молодую человеческую самку, облачённую в белоснежную одежду. Она что-то говорила ему, но он не понимал слов человеческой речи. И только по интонации осознавал, что она звала его куда-то. Туда, где, наверное, нет зимы, врагов, всегда полно еды, красивых и весёлых самок, игривых и послушных волчат…
Волк уже было ступил на предложенную тропу, но сдавленное всхлипывание, раздавшееся позади, остановило его. Волчица, что не бросила его раненого, одного в лесу, гревшая его своим телом и вылизывающая его рану, не могла переступить невидимую черту, разделявшую их. Она по-прежнему стояла на снегу, растерянно глядя на пришельцев, не смея двинуться за своим самцом.
Волк обернулся на женщину в белом, потом перевёл взгляд на самца, что при-близившись, прижался к её боку. Куда идти –то? В неведомое существование, где ему придётся уподобиться псу, что будет вечно служить человеку? Волк смутно понимал, что звавшая его—не совсем человек, вот только всё его существо вдруг воспротивилось зову. Неимоверное усилие над собой, и ему удалось отступить назад. Тут же родное тело прижалось к своему повелителю, а шершавый язык укоризненно лизнул его в нос. Мол, куда это ты собрался?
Вожак презрительно фыркнул, окинул взглядом чужого самца, и оскалил зубы. Это должно было объяснить пришлым его отказ. И они поняли. Женщина слегка покачала головой, и с каким-то одобрением посмотрела на волчью пару. Не произнеся больше ни слова, она стала отступать назад в тень близстоящих деревьев. Миг, и она исчезла, а вместе с ней ушёл и чужой самец, тропа вновь покрылась снегом, вот только рана в боку вожака так больше и не болела. Холод, однако, накатил с новой силой, и пара волков теснее прижались друг к другу. Волчица потянула за собой своего партнёра, и ни неспешно пошли прочь.
Окинув взглядом лес, где укрылась бывшая родной стая, волк больше не оглядывался. Его путь лежал дальше, через поля и замёрзшие реки, туда, где ждало их новое жилище, где есть ещё те волки, которые нуждаются в мудром руководстве. А, может, они так и проживут вместе, родив много действительно достойных представителей волчьего племени.
Волк уходил. А за ним тенью шла та единственная, которая никогда не оставит его, и буде всегда рядом, доказав однажды, что такое возможно, и ни одна сила в мире не покусится на свободу гордых представителей лесного племени.
Конец.






Категория: Рассказы Автор: Роман Мелехин нравится 0   Дата: 12:01:2019


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru