Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?
















Комбат



Хозяин, крепкий, высокий старик,
Похожий на древнюю скалу,
Плохо слышал и сразу перешел на крик,
Когда приглашал к столу:

- Эй, парень, что ты встал, как не родной?
Намаялся, поди, по бездорожью?
Проходи, садись, и выпьем давай с тобой -
Сегодня мне можно.

А ты старуха плесни-ка ему бульона,
И мясца, мясца ему положи,
Я ему расскажу, как был командиром батальона,
Как я Родине послужил…

И я не отказался от угощенья,
И от полного стакана,
Только попросил у хозяев прощенья,
За то, что пришел незвано.

Мы досидели почти до полуночи,
В светлой просторной избе,
И старик, как распалившийся юноша,
Рассказывал о своей судьбе…

- Я был рядовым триста седьмого, гвардейского
Краснознаменного полка,
Там служили и буряты, и русские из семейских,
И часто ели мы из одного котелка.

Но, в сорок третьем году,
Я был легко ранен и отстал от своей части,
И я - через пятьдесят лет не пойму -
На горе свое или счастье.

Но, я был молодым, и закрутил роман,
С одной санитаркой из медсанбата,
И она излечила меня от ран,
И ответила на любовь солдата.

Но, однажды, один сержант ее оскорбил
Глупой, сердитой шуткой,
Так я этого сержанта чуть не убил,
Медной, солдатской уткой.

Ведь я молод был – хотело тело,
Я, как тот пострел - везде успел,
Хорошо, что этому пострелу
Выдали штрафбат, а не расстрел.

Я ведь с детства был такой бедовый,
И шалил, и дрался во всю прыть,
И порою лишь ремень отцовый,
Мог меня на время усмирить.

А отец мой был сердит и мрачен,
Ему в спину тыкали: «Кулак!»,
В тридцать третьем году отца раскулачил
Бывший его батрак.


Да и не могла терпеть новая власть,
Людей мало в нее влюбленных,
Она и позволила ему пропасть
В местах не столь отдаленных.

И я их любил не больше, чем лепешку коровью,
И даже презирал их, когда,
Они мне сказали: Смой позор кровью,
В свои молодые года.

И трибунал отправил меня за Северный вал,
В таежные каменоломни,
Но, в какой конкретно местности воевал,
Я не запомнил.

А в 44-м, в болотах под Ленинградом,
Когда канонада била в лицо,
Был приказ - наступать на фашистского гада,
И разорвать кольцо.

Когда в воздухе запахло гарью,
На утреннем построении,
«Эх, не жди меня к ужину тетка Дарья!»,
Прокричал кто-то в обратном для нас направлении.

Нас всех построили по росту,
Нас было восемьдесят девять солдат,
А тот, который был девяностым,
Был комбат.

Он рассказал нам нашу задачу,
Ломая сухую ветку,
Мы должны были наудачу
Идти в разведку.

И мой напарник, русский, но из Риги,
Вдруг сказал мне, глядя наперед:
«Никогда мне больше не увидеть,
Как в саду черемуха цветет».

Я ему ответил:
«Рано брат горевать,
Ты еще врага не приметил,
А уже решил умирать».

Мы пошли неровным строем,
И командир растянул нас в цепь,
Это называлось разведка боем,
А перед нами лишь голая степь.

Лишь вражьи окопы впереди чернели,
Да блиндажи высились, как холмы,
И мы бежали, подобрав полы шинелей,
Как бездушные тени бежали мы.


Мы бежали по мягкой земле, как стадо,
Лишь ругаясь и матерясь,
И кто-то из нас то и дело падал,
В весенние лужи и грязь.

А потом, задыхаясь, и шатаясь от усталости,
Переходили на шаг,
И немцы не стреляли, словно из жалости,
Обстоятельный был у нас враг.

Но мы бежали уже надеясь,
Добраться до вражеских рубежей,
И фашист открыл по нам огонь, аккуратно целясь,
из всех минометов и блиндажей.

И взрывы вспучили эту грешную землю,
И пули рвали грешные наши сердца,
И души подхваченные этой кровавой метелью
Сразу летели на небеса.

И в полчаса не осталось ни одного живого,
В живых остался лишь я - молодой солдат!
Так, по уставу от сорок второго,
Я был комбат.

Я очнулся в холодной луже,
Когда над степью плавал могильный смрад,
И хотя я был тяжело контужен,
Я был комбат!

Эй, старуха, плесни-ка еще бульона,
И не ворчи, ведь сегодня мой день,
Молчать! Когда говорит командир батальона,
А не какая-нибудь хренотень!

Хоть меня и не представили к награде,
Пусть я знамени не целовал,
Но, я - комбат, хоть ни на одном параде,
Никто мне чести не отдавал.


И я прошел дорогой ваших отцов,
И выжил там, где сгинули миллионы,
Ведь я жил за восемьдесят девять бойцов
Моего погибшего батальона!


Я не знаю – как бы сложилась судьба
Не отстань я тогда от части,
И теперь через многие свои года,
Я скажу тебе – я был счастлив!

Я выжил в той атаке, то есть разведке боем,
Хоть и был контужен,
И Богу, перед которым они предстали единым строем,
Я тогда еще не был нужен.

Я прошел всю войну и выжил,
И вернулся домой без единой ссадины,
И победной весной я черемуху посадил
В своем палисаднике.

И с тех пор, я каждой весне,
Кланяюсь, как самой новой и самой последней,
И, видишь, как ветка черемухи заглядывает ко мне
Через переднюю.

У меня выросли дети и внуки,
И правнуки на подходе,
И пусть болят у меня и ноги и руки,
Я живой еще, вроде.


Я не знаю, где бы все они были,
Имею в виду, своих внуков и правнуков,
Если бы меня тогда убили
Или лишили главного.

Вот за то, что жил и много видел,
И за то, что говорю с тобой,
Давай выпьем, парень,
Давай выпьем,
По хорошей дозе, фронтовой.


Что же друг!
А, ведь и ко мне приходит время ядрена,
Когда и мне пробьет последний набат!
Я пойду вслед за своим батальоном,
Ведь я - комбат!

И там, где уже не ждут почтальона,
Там, где остались погибшие за Русь,
Я с каждым солдатом из своего батальона,
Как с братом родным обнимусь!
хххххх

Категория: Стихотворения Автор: Андрей Мухраев нравится 1   Дата: 26:05:2014
Пользователи которым понравилась публикация
Киселев Александр


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru