Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №14 коротких рассказов и стихов
Все кроме любовной лирики. Текст ЗАГЛАвными буквами меняется программой на произвольный обычным шрифтом. Спасибо. Итоги 1 февраля 2019 г.











Рвение к бедности

" ... не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить. ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, а тело - одежды? Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо лучше их? ... И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей своей славе не одевался так, как всякая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, насколько же лучше Он оденет вас, маловеры! ... Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своём: довольно для каждого дня
своей заботы"
Иисус Христос [6]

Лучше прожить один день честно, пусть и бедно, чем всю жизнь роскошно, лживо и жестоко
Философское осознание бедности как средства освобождения от пут мирских, светских, обывательских " Быть бедным - Быть свободным" произошло в средние века одновременно с формированием науки и искусства. Идеал бедности — это идеал свободы, независимости, чистоты, отказ от стремления к присвоению чужой собственности, который выражался в "добровольной бедности" тех, кто не хотел вступать в порочный круг распутства и насилия.
По примеру св. Доминика, смиренно ходившего босиком и в рубище, с протянутой рукой, и отдававшего бедным и церкви все подаяние, нищенствующие монахи будут просить подаяние натурой - брать только продукты, одежду, книги, чтобы деньги не запятнали их бедность и раздавать на празднике Всех Святых всё, пренебрегая запасом на черный день, то есть ни во что не ставя случай.
"Крошки со стола богача" из библейской притчи о Лазаре стали монашеским обрядом в одном монастыре Франции:
"Святой Одон, заслушавшись брата, читавшего вслух, или же отвлекшись какой-то посторонней мыслью, забыл выполнить это предписание устава о крошках (то есть собрать упавшие со стола). Он встал из-за стола, не выполнив правила... Затем, поспешно собрав крошки, он вышел на середину перед братией и поведал о своем прегрешении Бернону (который был тогда настоятелем); тот попросил его показать свидетельство проступка. Одон раскрыл ладонь, и взору аббата предстали не крошки хлеба, а горсть жемчужин, чудесным образом оказавшиеся на их месте" (Л. X. Шанли).
Однажды корабль французского короля Филиппа Августа был застигнут на море бурей, и король повелел всем молиться, заявив: «Если нам удастся продержаться до того часа, когда в монастырях начнется утреня, мы будем спасены, ибо монахи начнут богослужение и сменят нас в молитве». В русских монастырях монахи не должны есть мясную пищу, а молочные продукты и рыбу могут употреблять в ограниченном количестве и лишь в особые дни. Постные дни составляют примерно половину года. Самые строгие посты — Великий и Успенский.
Иисус Христос словами "сей же род изгоняется только молитвою и постом"
(Новый Завет, от Матфея, гл. 17 стих 21) указал способ избавления от бесов. В житии преподобного Макария Великого рассказывается о его встрече с бесом, который признался: «Все, что ты делаешь, и я делаю. Ты постишься, а я совсем не ем. Ты бодрствуешь, а я вовсе не сплю. Одним только ты побеждаешь меня – смирением».
"Русскихъ монаховъ найдемъ и въ разныхъ монстыряхъ по Палестине, где очень строго живутъ, даже строже, чемъ на Афоне: вареную пищу едятъ только въ воскресенiе и въ праздники, въ постъ едятъ лишь хлебъ, а мяса никогда не едятъ, но только елей, овощи и зелень, - и при такихъ постахъ некоторые монахи доживаютъ до 120-150 летъ. Въ монастыре Св. Георгiя, что между Iерусалимомъ и Iерихономъ, живетъ одинъ монахъ 170 летъ. Монахи постоянно молятся за злыхъ и добрыхъ и за техъ, за которыхъ некому молиться. Тамъ молитвы и богослуженiя никогда не перестаютъ - ни во дни, ни въ ночи: одно богослуженiе заканчиваютъ, а другое начинаютъ.
Дорогiе братья и сестры! Когда въ своихъ молитвахъ поклоняетесь къ востоку, туда где лежитъ земля Господа и Спасителя нашего Iисуса Христа, вспомните о православныхъ русскихъ братьяхъ и сестрахъ, живущихъ въ Палестине въ великой бедности и скудости: не имеютъ хлеба насущнаго, не имеютъ одежды, стары и немы.» [7]

В Русской Православной Церкви монахи принимают Великую Схиму - символ отречения от всего мирского, принимают посты:
- избавления от страстей земных:
- пост Строгий - 40 дней без еды (на одной воде) - отречение от всего мирского:
- пост Затворник - не видеть света
- пост Молчальник - не говорить
- пост Пустынник - не видеть людей
Святой Серафим Саровский выполнил 15 лет затворничества и 4 года молчания; обладал даром ясновидения: предсказал падение Российской Монархии и благословил царя Николая II на смиренное отречение; был полным нестяжателем: жил в келье в лесу, носил одну и ту же одежду летом и зимой, пропитание сам добывал в лесу, видели в лесу, как он кормил с руки хлебом медведя, прощал своих обидчиков: когда на него напали разбойники и проломили ему голову, он уговорил не наказывать лиходеев, воры в его келье ничего не нашли для себя, Он нес в себе огромную любовь к людям, лицо его немного светилось, к нему приходила Богородица.
Святой отшельник в пустыне Аравийской, когда застал воров, погрузивших весь его нехитрый скраб на осла, сказал им: " Человек рождается и умирает голый, ничего ему не нужно. Идите с миром." И воры ушли.
Основные враги схимников: бесы. Они являются невидимые и видимые, как миражи Фаты Морганы. Средство защиты: крестное знамение и стойкость Духа.
" Недавно в соседней келье (гора Афон, Греция, Халдикики) у нас священник один ночевал, тоже паломник. Он, похоже, счел, что я тут от одиночества мышиного писка пугаюсь. А наутро пришел – весь синий.
Ночью, говорит, кто - то схватил за руки – за ноги и пытается выволочь из кельи. А что значит выволочь: в двух шагах за дверью – пропасть! Ничего не видно, хоть глаз выколи. Перекреститься священник не может, так крепко держат. В конце концов все же сотворил крестное знамение, включил фонарик – никого..."
Монах - Воин Христов. Либо он - бесов, либо - они его. Самая большая драма монашества - это когда бесы "прельстят" ослабшего Духом и несчастный попадает на пиршество бесовское.
"— Чтоб убедить тебя в справедливости слов моих, - продолжал старец, - то есть что не должно принимать явлений, потому что они опасны, послушай, что я скажу тебе про моего соседа-пустынника: ему в ночное время, когда он только становился на молитву, казалось, что крест, висевший в переднем углу кельи, вдруг загорается ослепительным светом, ярче солнца. Сияние этой славы креста так действовало на сердце молившегося, что он бывал вне себя от радости. Когда сосед открылся мне в этом, я с первого раза приписал подобное явление демонской игре; впрочем, мне захотелось проверить опытом видение. Для этого, собственно, я отправился на ночь к моему соседу. Когда смеркалось, мы расселись по углам кельи. "Послушай, брат, - сказал я хозяину, - по моему недостоинству, я думаю, для меня невидим будет свет, который исходит от твоего креста, поэтому - когда ты заметишь, по обыкновению, это чудо, скажи мне". Хозяин проговорил: "хорошо", и мы молча начали перебирать четки в глубокой тьме пустынного вечера. Не прошло и часа, как мой хозяин торжествующим голосом воскликнул: "Отче! Свет исходит от креста; я не могу даже смотреть на него... Радость моего сердца неизъяснима... Я вне себя от восхищения духа этим видением, от теплоты Божественного света!" - "Перекрестись!" - прошептал я ему. "Не могу, отче, - возопил он, - радость до того меня обессилила, что нет мочи руки поднять!" - "Несчастный!" - горько произнес я и, бросившись к нему, окрестил его. "Несчастный! - повторил я. - До чего ты довел себя твоим безрассудством, твоею гордостью! Продолжается ли еще свет или уже нет его?" - спросил я потом соседа. "Ничего нет, - отвечал тот, - теперь темно по-прежнему". Видишь, что бывает с нашим братом, - заметил старец духовнику..."
Пустынник высокой жизни и редких подвигов однажды тихо нашептывал молитву в своей келье вечером. Вдруг разлился пред ним ослепительный свет и юноша ангельской красоты предстал пред пустынником. Принявши себе за правило чуждаться чувственных явлений, какого бы рода они ни были, пустынник спокойно оставался на своем месте и, нашептывая молитву, не обращал внимания на привидение. Между тем юноша не исчезал. Это удивило пустынника потому более, что ни креста, ни молитвы не боялся явившийся. - Кто ты? - строго спросил его наконец пустынник.
— Я твой Ангел-хранитель, - кротко отвечал явившийся.
— Зачем же ты сюда? - спросил пустынник. - Мне приказано от Господа Бога, - сказал тот, - посетить тебя в моем настоящем виде, и я пришел к тебе.
— Я не нуждаюсь в этом, - заметил пустынник, встал и начал молиться. Ангел не исчезал и, казалось, сам молился с молившимся старцем. Пустынник не понимал, что за странное явление. Если это демон, рассуждал он сам в себе, крест и молитва, конечно, сокрушили бы его и уничтожили призрак. — Чем ты уверишь меня, - спросил по некотором раздумьи пустынник явившегося, - что ты действительно Ангел Божий?
— Чем угодно, - отвечал тот. - Ты знаешь, - продолжал Ангел, - что демоны боятся силы крестной и знамения креста, но я не боюсь. Я поклоняюсь Богу, поклоняюсь, как видишь, и кресту... - Тут ангел перекрестился и в умилительном благоговении пал пред изображением Креста Христова.
Пустынник поколебался.
— Чего еще требуешь от меня? - спросил его ангел, поднявшись от земли. - Ты видишь, что я не только не боюсь креста, но и поклоняюсь ему: значит, я - Ангел-хранитель твой.
— Может быть, - спокойно сказал пустынник, - но все-таки ты мне не нужен в твоем чувственном виде: у нас Ангелы-хранители невидимы!
— Так ты еще не веришь мне? - снова спросил ангел пустынника. — Никогда и не поверю, - решительно отвечал старец. - С Богом отойди от меня, кто бы ты ни был, хоть бы самый Архангел; мне нет нужды в твоем видимом присутствии. Ты меня отвлекаешь от молитвы, а это одно уже доказывает, что ты не Ангел.
— Напрасно! - возразил тот. - Я не уйду от тебя, потому что мне повелено оставаться при тебе.
— Твоя воля, - хладнокровно сказал пустынник, - без спросу и приказания духовника я тебя знать не хочу, уйди от меня! Ты не нужен мне в этом виде. - И пустынник встал на молитву; а между тем ангел сделался невидимым, обещаясь в следующую ночь опять явиться таким же образом.
Когда рассвело, пустынник пришел к своему духовнику и рассказал ему о видении. Духовник задумался: поклоняться кресту, знаменаться крестом и не бояться молитвы - это свойства не демонских действий. Впрочем, духовник запретил пустыннику и говорить и заниматься видением, если оно повторится, а знать только молитву и не обращать внимания на проявление духовного мира.
Так пустынник и поступил.
Между тем, для разрешения своих недоумений касательно пустынникова видения, духовник отнесся к одному из старцев, известному здесь, на Афоне, опытами созерцательной жизни, даром рассуждения и строгой наблюдательности за прилогами демона, и просил его советов: "что делать пустыннику при подобных явлениях?"
— Ничего, - отвечал тот, - знать только себя и Бога.
— Что ж ты думаешь о поклонении кресту явившегося юноши: действительно ли он Ангел? - спросил духовник старца.
— Может быть, - отвечал тот, - но всего вернее, что это демон...
— А знамение креста, которого не боится юноша? А лобызание креста? - возразил духовник. - Что об этом скажешь?
— То же, что и о самом видении, - отвечал старец. Потом по некотором размышлении он продолжал - Ты знаешь и, конечно, согласен, что чем выше наш путь к Богу, тем опаснее и многоразличнее наша брань с сатаною; чтоб показать в нас Свою силу и обличить с тем вместе немощь сатаны, Бог иногда попускает ему действовать и ратовать на нас так, как только он сам, лукавый, хочет и может. Вследствие вот такого попущения Божия самый крест для беса может быть не страшен, не страшно и все то, что в других случаях для него грозно и убийственно, как Божий гнев.
— Что ж остается делать пустыннику, если будет повторяться видение? - спросил духовник старца. - Может быть, и действительно является ему Ангел? — Хотя бы явившийся принял вид и Самого Христа, - сказал старец, - что ж за беда? По вознесении Господа для нас полезнее вера в Него, нежели видение. Одно здесь требуется: не обращать внимания на явление, а заниматься своим делом, то есть молитвою. Пусть является и Ангел: что ж за беда? Мы имеем дело и молитвенные отношения к Богу, к нашему Владыке и Господу, а Ангел не более как раб Его и служитель... Посуди же: хорошо ли прервать беседу с Господом и заняться Его слугою? Если и действительно является твоему пустыннику Ангел Божий, не принимать его!.. Ангел никогда не оскорбится нашею невнимательностью к нему во время молитвы, потому что он знает божественную важность наших отношений молитвенных к Богу, и не только никогда нас не будет отвлекать от них, но напротив того, более еще возбуждать должен к точному и постоянному исполнению их. А если ангел огорчается нашим хладнокровием к его присутствию и препятствует нашим молитвенным беседам с Богом, такой ангел, хоть бы и сам был весь в крестах, а не только лобызал крест, - не принимай его: он противник!.. Итак, мой совет один и тот же: не только принимать, но не должно даже и желать чувственных проявлений духовного мира, потому что нам нет в них нужды, ни пользы, а опасностей бездна. В нашей мысленной брани мы всего лучше видим действия сил, противоположных между собою: мы знаем в ней - каков сатана в своем бесстыдстве и скверных помыслах, и ясно видим - как светлы, чисты и непорочны Ангелы в проявлении мирных и спокойных мыслей, которые наводятся ими на наше сердце, в то самое время как сатана обуревает нас всевозможными нечистотами кичливых, корыстных и блудных мечтаний, неистовством гнева и прочее и прочее. Чего же еще более? К чему чувственное явление Ангела или сатаны, когда мы слишком хорошо знаем их и без этого?
— Чтоб убедить тебя в справедливости моих слов, вот еще случай: Однажды, когда пустынник был слишком занят высоким своим
предназначением в будущем и, придумывая средства к достижению своей цели, погрузился в глубокую задумчивость, вдруг кто-то брякнул крылечным кольцом. Пустынник вздрогнул, перекрестился и, нашептывая молитву, подошел к двери:
— Кто там? - спросил он.
— Такие-то, - отозвались из-за двери, - мы с твоей родины, принесли тебе от родных твоих поклон и еще кое-что. Мы с важным к тебе поручением; позволь войти к тебе и переговорить с тобою, святой отец.
Пустынник отпер дверь и два незнакомца почтительно приветствовали его.
— Прошу пожаловать, - скромно произнес пустынник, отворяя дверь. Незнакомцы вошли. Хозяин усадил своих гостей на циновочный диван и сам сел против них. Наконец пустынник спросил о цели их посещения, незнакомцы стали говорить:
— Вот что мы должны сказать тебе, святой отец: ты знаешь, как мы страдаем в подданстве Порты, как угнетены мы, наши семейства, наша вера и самая наша Церковь... Ты, конечно, это сам знаешь...
— Да, так, - с чувством проговорил пустынник, - что ж из этого?
— Ты знаешь, верно, и то, - продолжал тот же незнакомец, - что война у турок с Россией кончилась миром, чрезвычайно для нас выгодным, теперь нам дана возможность и свобода жить по-христиански... Но вот беда: у нас, на твоей родине, нет епископа. А без епископа может ли быть Церковь, в силах ли мы управляться сами собою? Кто отразит от нас хищничество турок? Между тем мы знаем твоих родных, знаем и тебя и твою жизнь; а потому прости нас, что мы тебя, без твоего согласия, выпросили себе в епископа. Вот на это и турецкий ферман, а при нем и патриаршая грамота. - Незнакомцы вынули бумаги и передали их пустыннику.
— Помилуйте! - возразил пустынник, смиренно потупив глаза, а между тем готовый прыгать от радости. - Мне ли принять жезл пастырского правления, когда я и сам собою не в силах владеть? Мне ли взять на себя бремя апостольского служения, когда я чувствую мои собственные немощи и множество грехов? Нет, чада, отрекаюсь от того, что выше сил моих! К тому же - моя пустыня мне рай, я дал обет пред Богом - умереть здесь...
— Как хочешь думай о себе, святой отец, - отвечали незнакомцы, - а глас народа - глас Божий: воля правительства - воля Божия! Ты знаешь, что общественная польза предпочтительнее нашей собственной. А ферман на что? - Нет, отец, не отрекайся!.. Церковь тебя зовет. Если ничто тебя не трогает, ни бедствия народа, ни семейные наши горести, так ужели и нужда Церкви для тебя ничего не значит?
— Когда так, - отвечал наконец пустынник, по некотором размышлении, - согласен.
— Итак, отец, поторопись! - заметили гости. - Чем скорее отправимся, тем лучше: невдалеке отсюда, на дороге нас ждут мулы и провожатые. Пока пустынник собирался, что-то укладывал в мешок свой, незнакомцы не переставали торопить его. Наконец они начали подниматься этой тропинкою на самую высоту скалы: тяжелая грусть и смутное предчувствие теснили грудь подвижника; он тосковал о разлуке со своей пустынью. Когда они поднялись туда, на самый высокий пункт скалы, несчастный не хотел уйти, не посмотревши еще раз на неземные красоты своей строгой пустыни; все трое они стояли на скале: под ногами их лежала пропасть... Пустынник был так неосторожен, что при беседе с незнакомцами подошел с ними на самый отвесный край скалы. И тут сильный толчок в спину сбросил его, как вихрем сорванный с дерева осенний листок, в бездну, со скалы раздался свист, и сатанинский хохот разнесся над пустыней.
Несчастный, впрочем, не убился до смерти. Бог дал ему время для покаяния и послал к нему инока из соседней кельи. Низверженный был весь изломан, самый череп его разбит, кровь ручьями текла из ран, однако ж он имел довольно времени и силы рассказать подробности своей жизни и искушения, просил у знавших его отшельников поминовения и молитв, и на руках плачущего инока испустил дух. После ужасного своего искушения он не более трех часов был жив.
(другой случай) Однажды ночью Павел стоял на молитве. Внезапно около икон явился солнцеобразный свет и посреди света сияющий белизною голубь. От голубя раздался глас: "Прими меня: я - Святый Дух - пришел соделать тебя моею обителью". Павел выразил радостное согласие. Голубь взошел в него чрез уста, и Павел, изможденный постом и бдением, внезапно ощутил в себе сильнейшую блудную страсть: он кинул молитву, побежал в блудилище. Голодная его страсть сделала насыщение страстью ненасыщаемым. Все блудилища и все доступные для него блудницы сделались его постоянным притоном. Наконец он опомнился. Обольщение свое бесовским явлением и осквернение последствиями прелести изложил в письме к иеросхимонаху
Леониду. В письме проявлялось прежнее высокое духовное состояние падшего."
Из книги В. Черненко " 12 Бесед о Православии"
Душа грустит о небесах,
Она не здешних нив жилица.
Люблю, когда на деревах
Огонь зеленый шевелится.

То сучья золотых стволов,
Как свечи, теплются пред тайной,
И расцветают звезды слов
На их листве первоначальной.

Понятен мне земли глагол,
Но не стряхну я муку эту,
Как отразивший в водах дол
Вдруг в небе ставшую комету.

Так кони не стряхнут хвостами В хребты их пьющую луну....
С. Есенин

Монахи (Ламы) Тибета (буддизм) тоже принимают затворничество, молчание, но это имеет у них несколько другой характер: они увеличивают свою силу, в том числе и по учебникам магии. Ламы умеют летать по воздуху (левитация), перевоплощаются, бьют, убивают человека на расстоянии ("летающие кинжалы"), вызывают бурю и много еще чего умеют. Волшебная лампа Алладина.
Один из принцев Тибета, Далинг-лама и гостья из Франции беседовали. Далинг-лама с глубоким чувством рассказывал о своем учителе "великом гомшене." Принц, которого очень беспокоил вопрос его бракосочетания с принцессой Бирмы, сказал: "Как жаль, что невозможно посоветоваться с этим великим учителем. Без сомнения, он дал бы мне хороший совет." Дайлинг-лама спросил с обычной своей холодностью:
- Это серьезный вопрос?
-Чрезвычайно важный, - ответил князь.
-Может быть, вы получите нужный вам совет, - сказал лама.
Гостья подумала, что он хочет послать учителю письмо с нарочным, и уже собиралась заметить, что такое путешествие займет слишком много времени, но взглянув на ламу, остановилась в изумлении.
Лама закрыл глаза и быстро побледнел. Его тело напряглось. Гостья подумала, что ему дурно, и хотела подойти, но князь, тоже наблюдавший за ламой, удержал её, прошептав:
- Сидите спокойно. Гомштены иногда внезапно погружаются в транс. Нельзя мешать ему. Он от этого может сильно заболеть и даже умереть.
Француженка осталась сидеть, глядя на ламу. Он по - прежнему не двигался, его черты постепенно менялись, лицо покрылось морщинами, приняв выражение, которого гостья никогда прежде у него не видела.
Лама открыл глаза и принц вздрогнул от ужаса. На них смотрел не Дайлинглама, а другой, совсем незнакомый человек. Он с трудом зашевелил губами и сказал голосом, совсем не похожий на голос ламы: "Не беспокойтесь. Этого вопроса вам никогда не придется решать". Затем опять медленно закрыл глаза, его черты стали изменяться и превратились в знакомые им черты ламы. Постепенно лама пришел в себя. Он уклонился от ответов на их вопросы и вышел молча, шатаясь, по-видимому, совсем разбитый усталостью.
- В его ответе нет никакого смысла, - решил князь.
Можно ли это объяснить случайностью, или чем - нибудь другим, но будущее показало, что в словах ламы смысл все-таки был. ... Князь умер до заключения предполагаемого брака».


Категория: Статьи Автор: Елена Воеводова нравится 0   Дата: 25:09:2014


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru