Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---
---






Эрмек Турдубеков

Паутина

Деду Шакину Эсенгулову


В Нарынской области дождь не прекращался второй день. Солнце пряталось за густыми облаками. В такую погоду приятно попивать ароматный чай, обсуждая местные новости или слушая, как мудрец-аксакал рассказывает истории своей молодости.
В одной семье именно так все и было: уют, тепло и бурно рассказывающий старец. Поднимая свой указательный палец, он твердил: «В то время, детишки, все было по-другому». Входила и выходила келин, держа в руках то посуду, то еду. Келин у кыргызов называют невестку. А за дасторконом сидели шестеро. Шалун Бекзат едва слушал аксакала, тыкая пальцем рядом сидящую сестренку. А мать с другой стороны дасторкона жестами пыталась их утихомирить.
— Их техника была намного сильнее нашей, особенно Тигр… — продолжал аксакал, поглаживая бороду. Келин в очередной раз собралась выйти из зала.
— Не закрывайте дверь, — попросил Керим, обращаясь к женщине. И, взяв куртку с вешалки, ринулся к двери.
— Керим, ты куда собрался? — успела спросить мать.
— Сейчас приду, мама, — ответил он, накидывая куртку.
— Застегнись!
Но Керим уже был за дверью.
Дождь неожиданно прекратился. Это порадовало мальчика. Он подошел к сараю, взял маленькую деревянную табуретку и быстрыми шагами направился в поле. Можно не застегиваться — солнце уже вышло. Дорога была меньше версты, но лужи после дождя Керима раздражали. Не прошло и десяти минут, как он стоял перед полем. Перед прекрасным полем, где бывал чуть ли не каждый день. Источник вдохновения? Нет. Ему просто нравилось приходить сюда. Керим немножко выпрямился и сделал глубокий вдох. Настроение славного интроверта тут же улучшилось. Вдохнул запах после дождя, которому ученые даже подобрали название петрикор… И почувствовал себя самым счастливым человеком на свете.
…Как же прекрасны эти горы, которые высятся с другой стороны поля! Они сливаются с бежевыми неприметными куда-то спешащими облаками…
Эти чудные горы: гордые, таинственные, непреклонные, молчаливые. Керима с детства восхищали горы, они манили к себе, но в то же время они не досягаемы. Керим завидовал облакам. Только облака, только им, то мрачно-темным, то игриво-розовым позволительно все. Только они могут кокетливо играть с этими угрюмо-суровыми вершинами. А как же красиво одеты эти горы. Самая высь покрыта белым снегом, чуть ниже красновато-коричневой почвой, а еще ниже все зеленее и зеленее…
«Как же я хочу нарисовать это…» - подумал Керим.
Мокрая трава под ногами Керима была почти такой же, как и в поле. Но она больше коробила, чем доставляла наслаждение. Керим поставил на землю деревянную табуретку и сел, пристально следя за каждым движением.
Никого.
Да и ничего интересного, кроме пейзажа.
Отец со старшим братом поехали в районный центр, ремонтировать трактор. «Как они там?» — подумал Керим.
Вдруг оказалось, что на поле он не один. Пастух пас своих коров и смотрел, как они лакомятся зеленью. «Скоро поеду в город» — вдруг вспомнил Керим. И его настроение взлетело в тропосферу. Ему нравилось бывать в городе. Но поле он все равно любил больше.
— Ош, пошло! — послышалось сзади. И мысли мальчика сбились.
Керим обернулся и увидел коров, идущих прямо на него.
— Ош, ош! — отогнал их пастух.
— Привет, дружок! — успел поздороваться он и снова побежал за коровами. — Ош!
Отогнав их, чабан поставил свою истрепанную табуретку рядом с мальчиком и, сев на нее, начал разговор:
— Эй, как ты? Давно не виделись!
— Да… все нормально. Как сами, Абдула байке?
Тот немного скривился, вздохнул и ответил:
— Волк появился в айыле.
— Волк? — Керим удивленно взглянул.
— Да, волк… понимаешь, около сорока тысяч сомов, ну, словно… ветром сдуло, — закончил он.
— Но, — задумался Керим, — ведь все ваши коровы на месте.
— Баранов я потерял, малыш! БА-РА-НОВ! Понимаешь?
— Понимаю… — ответил Керим и снова посмотрел под ноги.
— Какой-то сопляк вроде тебя разве поймет меня? — отрезал Абдула байке и снова замолчал.
Керим тоже промолчал, стараясь не показать обиду.
— Ладно, ладно… ты, там ну… извини. Я как-то, эм-м… грубовато высказался, — извинился чабан.
— Да нет! Я-то и вправду не все понимаю, — ответил мальчик, хоть и был уверен, что отлично все понял. — Тебе нравится это место? — вдруг спросил он.
— Ну, как сказать… коровам нравится! — ответил чабан и они оба рассмеялись.
Наступила тишина, каждый думал о своем.
— Восемь баранов! Черт подери этих волков! — неожиданно снова заговорил чабан.
Керим хотел было ответить: «Я же ничего не понимаю, зачем вы снова затронули эту тему?» Но промолчал.
— Сожалею, — с трудом проговорил он, и снова уставился под ноги. Ничего интересного: упорно таскающие что-то муравьи, пара пчел и одинокий паук с торчащими ножками.
И тут Керим увидел то, чего не видел никогда раньше.
— Смотри! Смотри! — закричал он чабану. Тот вздрогнул и взглянул сонными глазами, куда указывал мальчик.
— И? — недоуменно спросил он.
— Ну, паук! Видишь, паутину плетет? Разве, ну… разве, не прекрасно?
— Да, удивительное явление, — ответил чабан без энтузиазма. Возможно, он надеялся увидеть волка, съевшего его баранов? А Керим был почти в эйфории от увиденного.
Он не отрывал глаз от тончайшей работы паука. Представьте только: Вселенная, Земля и старенький трудолюбивый паучок!.. Разница между ними огромна, но ведь такая же Вселенная находится сейчас в сердце и голове этого маленького одинокого паучка…
«Сколько будет длиться его работа, интересно?..» — размышлял мальчик, почесывая голову. Чабан думал: «Чтоб все эти волки сдохли!» И глядел, как его коровы жуют мокрую после дождя траву. А паук заканчивал уже другой конец своей паутины, изо всех сил стараясь создать небывалую красоту.
«У паутины есть своя красота. А у паука — свое представление о красоте», — эта мысль поразила Керима. А паук плел свою паутину прямо в траве у него под ногами. Разве не уникально? Керим впервые увидел, как прекрасен труд паука.
Одинокий паук то наклонялся, то растопыривал все свои ножки, то собирал их, да так, что превращался в маленький черный клубочек. Его еле заметные усики неустанно шевелились. Паука не волновал весь этот мир. Он плел свою неистово красивую картину. С каждым его движением, паутина становилась все красивее и красивее.
Но то ли от влаги после дождя паутина стала покрываться какой-то таинственной пеленой. Такой серой, прозрачной…
— Немного мрачновато, — проговорил Керим.
— Что мрачновато?
Керим указал пальцем на паутину.
— Паутина?
— Ага…
— Тоже мне! — буркнул чабан. — Знаешь, что такое мрачность?
Керим посмотрел ему в глаза, вздохнул и медленно покачал головой.
— Это когда твоя жизнь никак не складывается. И еще, когда ты делаешь это, — Абдула байке вытащил из внутреннего кармана пачку сигарет, выбрал одну, прикурил и глубоко затянулся.
— Это и есть мрачность?
— Не только…
Керим посмотрел, как чабан дымит, и, выпрямившись, снова взглянул на паутину. Ее окутывал и вправду мрачный дым, создавая эффект тумана. От этого паутина стала таинственнее и красивее…
— А как думаете, может он задохнуться от дыма? — спросил Керим, указывая на паука.
— Хах! — развеселился чабан. — Видишь вон тех сисястых? — указал на коров. — Так вот…
— Вы хотите сказать, что они еще не задохнулись?
— Нет! Я хочу сказать, что паук не корова. И меня не волнует то, что с ним происходит.
Керим попытался улыбнуться, но чабан этого не заметил. Думая над его словами, Керим снова взглянул на паутину.
— Как думаете, сколько он уже ее плетет? — спросил Керим, переводя взгляд с паутины на чабана.
— Час или даже полтора, — ответил тот, затянувшись очередной раз.
— А откуда вы знаете?
— Ну, смотри, он же заканчивает.
— А-а… — протянул Керим и снова задал вопрос: — А что еще, по-вашему, мрачность?
— А с чего это ты вдруг? — спросил чабан, выбрасывая окурок в канаву.
— Хочу знать… я хочу знать.
— Ну вот смотри, — чабан прикурил очередную сигарету, и продолжил, — вот эта твоя паутина и есть мрачность.
— Нет! Ну, а если серьезно?
Абдула байке встал со своей табуретки, стряхнул пыль и без того грязных штанов и ответил:
— Мрачность — это когда живешь не в любви, когда твоя жизнь окутана страхом. Когда ты никто в этой жизни.
— И все? — спросил Керим.
— Для тебя все, — ответил чабан и спустился вниз по горке в поле.
— Я вырос в любви. И моя жизнь не окутана страхом! И я… я, еще маленький, чтобы быть кем-то! — крикнул ему Керим.
Абдула байке остановился, посмотрел на Керима и, выбросив второй окурок, разочарованно прошипел:
— Поэтому ты и не поймешь меня… так что будь собой, - криво улыбнулся Абдула. Его редкие желтые зубы зло оскалились.
Паук, к счастью или к сожалению, закончил работу и с довольным видом встал на кончик зеленой мокрой травинки. Пылающее солнце спускалось вниз, словно по лифту. То, что видел Керим, соответствовало и паутине, и закату. Зеленая, мокрая трава, пылающее солнце, белая паутина и легкий ветерок. От этой красоты у Керима мелкие, невидимые мурашки расползались по телу. Облака пытались обнять пылающее солнце. Может быть, укрыть от мрачности? Керим улыбнулся и посмотрел на чабана, снова кричащего: «Ош! Ош!» Его коровы снова приближались. Керим посмотрел на паутину, восхищенно вздохнул, встал со своей деревянной табуретки и откашлялся. Почувствовал холод и наконец застегнулся…
«Я застегнулся», — подумал Керим и посмотрел на коров. Они уже были близко. Он взглянул на солнце, на облако, на мокрую траву, на поле…
Но.
Чего-то не хватало. Будто художник изменил всю концепцию картины. Словно поэт утаил главную из своих мыслей.
— Где паутина? — закричал Керим.
— Паутина? — чабан оглянулся, пытаясь найти ее, и равнодушно бросил, — наверное, коровы затоптали.
— Коровы? — Керим затрясся. — Паутину? Зачем?
— Что с того? — недоуменно спросил чабан.
Керим не ответил. Он снова посмотрел на солнце, на небо, на мокрую траву… на уничтоженную паутину, где уже не было одинокого паука.
«Все насмарку! Коровы им-то, им-то не нужно… Их не волнует… — думал Керим. — Волки, бараны, пауки, мы…»
Он сунул руку в карман куртки и, крепко держа табуретку другой, побрел домой.
Может быть, наша жизнь и есть паутина? И каждый плетет ее по-своему?..
Снова и снова прокручивая эту мысль, Керим вернулся домой. Уселся рядом с дедом и молча обнял его.

Прошло три дня. Паук в поле сплел новую паутину. И, самое главное, поймал красивую бабочку…
01.02.2015.
Эрмек Турдубеков
Категория: Рассказы Автор: Эрмек Турдубеков нравится 0   Дата: 08:07:2016


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru