Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №14 коротких рассказов и стихов
Хватит о птичках... Ждем четко обозначенную гражданскую позицию на происходящее сейчас в стране. Все остальное вне конкурса. ТЕКСт в верхнем регистре удаляется. Итоги 1 февраля











Чижик

- Ну что, Чижик, пойдём, прогуляемся? Вон, вечер какой замечательный! – Виктор Андреевич Баторин потрепал за ухом мелкую собачку неопределённой породы.
Пёсик деликатно тявкнул, и оперевшись передними лапами на колено хо-зяина, одобрительно посмотрел на того осмысленными тёмными глазками.
Виктор Андреевич, слегка огрузневший мужчина лет под шестьдесят, под-нялся из старого, стиля пятидесятых годов кресла, прошлёпал босыми ногами в прихожую, обул лёгкие летние туфли, и пропустив собаку вперёд, вышел во двор.
Погода действительно была чудесная. Солнце уже село, оставив после себя жёлто-оранжевую полоску на западном краю ещё светлого неба, птицы смолк-ли, готовясь ко сну. Баторин любил это время суток, когда длинный летний день незаметно переходил в сумерки позднего вечера.
До того, как два года назад у него появился Чижик, Виктор Андреевич выхо-дил на прогулку один. Одиночество его совершенно не тяготило, он и дальше бы совершал вечерний моцион в гордом одиночестве, если бы не случай.
Баторин возвращался из поселкового магазина. Его внимание привлёк сосед, живший на его улице, за два дома от него. Тот, пресно матерясь, кидал камнями в заросли бурьяна, разросшиеся вдоль покосившегося забора его участка.
- Ты чего развоевался-то, Николаич? – спросил Виктор Андреевич, поравняв-шись с соседом.
- Да, мать их, москвичи! На лето живности понавезут, а потом бросают. А эти приблуды бесхозные по огородам шастают. Житья от них нету! – сосед бросил очередной камень в бурьян.
На этот раз снаряд попал в цель. В траве кто-то жалобно взвизгнул.
- Ну ка погоди, - Баторин пошёл на звук раздающегося из бурьяна поскуливания.
Раздвинув поросль сорняков, он увидел сжавшуюся в комок собачонку, тря-сущуюся не то от страха, не то от болевого шока – с её лба клюквенными бусин-ками капала кровь.
Собачка смотрела на него так испуганно и одновременно с какой-то детской надеждой в круглых тёмных глазёнках, что у Баторина словно жилка какая-то от сердца оторвалась.
- Не бойся. Я тебя не обижу, - он, опустил сумку с продуктами на землю, и осторожно протянул руки к собаке.
Та даже и не пробовала убежать, сидела, как птица подранок. Баторин осто-рожно взял дрожащий комок на руку, подхватил сумку, и вернулся к соседу.
- Дать бы тебе по мордасам, да руки заняты, - замахнулся Виктор Андреевич на юркнувшего за калитку мужика сумкой, и прибавив шаг, пошёл в сторону своего дома.
- Не бойся. Больше никто тебя не обидит, слово офицера! А ссадину тебе за-лечим, заживёт, как на собаке! – он нёс ещё какую-то не свойственную ему ерунду, чувствуя, как стихает дрожь в прижимаемом им к себе тельце.
Рана на голове собаки оказалась неглубокой. Баторин промыл её тёплой во-дой, и смазал зелёнкой, которую нашёл в полупустой аптечке.
- Ну вот, чижик, даже если шрам останется, не страшно! Ты ведь кабелёк, как я погляжу, - приподнял он успевшую лизнуть его собаку, - а мужиков шрамы не портят, у меня и самого пара, другая найдётся.
Может от первого впечатления, а может не к месту рассказ Станюковича припомнился, только кличка Чижик за собакой так и осталась.
Когда рана зажила, Баторин помыл пса в эмалированном тазу, насухо вытер старым полотенцем.
Чижик оказался симпатичным уродцем с короткими кривыми лапками и за-росшей бородой вытянутой мордой.
- М-да… Призовые медали, брат, тебе явно не светят. Ну да у меня на нас двоих наград хватит.
Пёсик быстро освоился в доме у Виктора Андреевича, не отходил от него ни на шаг, преданно посматривая на нового хозяина повеселевшими тёмно-карими глазами.
Баторин, удивляясь себе, очень привязался к Чижику. Теперь он и помыслить не мог, как жил без него до сих пор.
Три года назад Виктор Андреевич уволился в запас с Северного флота, в зва-нии капитана первого ранга.
Простившись с экипажем малого противолодочного корабля, которым ко-мандовал последние несколько лет, он уехал из Заполярья, и обосновался в Подмосковье, купив дом в посёлке.
Сколько он себя помнил, он всегда был один. Родителей Баторин потерял рано, его взяла на воспитание незамужняя бездетная тётка, сестра отца. Тётя Аня, она требовала называть себя по имени отчеству, и не уставала поправлять маленького Витю, была партийным работником в райкоме, постоянно пребыва-ла в разъездах и командировках, рано приучив племянника к самостоятельно-сти. Когда Виктор достиг нужного возраста, тётка только и спросила:
- Суворовское, или Нахимовское?
- Нахимовское, наверное, - пожал плечами Витя, до того момента и не заду-мывавшийся о карьере военного моряка.
Есть такие индивиды, которым интерес людей сопутствует с раннего детства. Они всегда в центре внимания. Имя какого-нибудь условного Саши звучит по-стоянно: «А Саша выйдет?», «Саш, посмотри, как я умею!», «Саша, пойдём с на-ми!», и так далее. Баториным же никто не интересовался, он был нелюдим, и избегал шумных компаний. И не потому, что его недолюбливали, считали рох-лей, слабаком или маменькиным сынком, напротив, от природы развитый фи-зически, немногословный, но уж если говоривший, то по делу, не по годам серьёзный, он у окружающих вызывал несколько настороженное уважение. В нём рано проявились задатки лидера. Его бы таковым безоговорочно признали и во дворе и в школе, но он сам к этому не стремился. Видимо, тётя Аня, намё-танным глазом разглядев в нём все эти качества, потому и выбрала для него судьбу военного, за что годы спустя он был ей несказанно благодарен.
Он только переоделся в курсантскую форму, первый раз встал в строй, и по-нял – это его.
Время, словно военный корабль, острым штевнем кроило полотно жизни Баторина, оставляя в кильватере Нахимовское, потом высшее военно-морское училище, службу на Балтике и в Заполярье. И везде люди, с которыми ему при-ходилось общаться, безошибочно точно определяли особенность его характера, вновь и вновь давая ему одно и то же прозвище - Бирюк. Прозвище так подходило Баторину, что нередко имели место досадные курьёзы. Отметив безукоризненное выполнение кораблём, под командованием Баторина, поставленных на учениях задач, командующий лично выразил благодарность капитану первого ранга Бирюкову. Кульминацией же подобных оговорок стал именной подарок Виктору Андреевичу к окончанию службы. После его вручения в торжественной обстановке, только придя домой, Баторин обратил внимание на латунную табличку с памятной надписью: «Кап. пер. ранга Бирюкову В. А. за отличную службу».
Виктор Андреевич хмыкнул, у него за годы службы собралась целая стопка почётных грамот с этой фамилией:
- Поручик Киже, блин!
Семьёй Виктор Андреевич так и не обзавёлся. Одна только мысль, что при-дётся в свободное от службы время выслушивать трескотню жены и вопли де-тей, приводила его в уныние, близкое к вселенской тоске.
Нельзя сказать, что Баторин не любил женщин и детей, скорее он относился к ним, как кабинетный любитель дикой природы относится к опасным хищни-кам – интересно, но всё-таки лучше наблюдать за ними с безопасного расстоя-ния. Конечно, у него были женщины, и даже краткосрочные, ни к чему не обя-зывающие романы. Он мог сделать малышу «козу», вежливо выслушать от ро-дителей хоровые дифирамбы своим чадам, но на этом всё. Ни мужем ни отцом он себя не видел, целиком отдавая себя службе.
Баторин, в своём одиночестве, чувствовал себя вполне комфортно. Ему было многое интересно, в суть любого вопроса он старался погрузиться как можно глубже. Будучи ещё молодым офицером, находясь на корабле, выполнявшем одиночное плавание, он учился у морских пехотинцев рукопашному бою, опускался под воду с водолазами, изучал теорию управления вертолётом, доставая пилотов своими расспросами, так что скучать ему не приходилось.
С годами он собрал солидную библиотеку, и выйдя на пенсию занялся напи-санием обстоятельного труда о роли Российского флота в освоении Заполярья и Арктики.
Следуя своей давней устоявшейся привычке, близких знакомств в посёлке Баторин не заводил, ограничиваясь приветствиями и нейтральными разговора-ми о погоде, избегая всякого рода бесед по душам с соседями, что привело к ожидаемому результату. В посёлке его за глаза стали звать бирюком.
Виктор Андреевич не без скрипа перевёл распорядок своей жизни с кора-бельного на сухопутный. Он много ходил пешком, словно навёрстывая недохо-женное, отказался от «бескорыстной» помощи по хозяйству разведёнок и вдо-вушек посёлка, сам стирая свои вещи и готовя пищу, чувствуя себя вполне до-вольным жизнью. Люди такого склада характера не живут прошлым, не галопируют, очертя голову, в будущее, забывая о настоящем. Они планомерно проходят один жизненный этап за другим, не оставляя незаконченных дел, нерешённых вопросов и не откладывая на более поздний срок задачи, которые в будущем могут, по причине возраста, стать невыполнимыми.
Так получилось, что Чижик появился в доме Баторина, когда тот уже оконча-тельно освоился на берегу, сменив морские просторы на подмосковные рощи, леса и поля.
У Виктора Андреевича никогда не было домашних питомцев, и появление в его жизни существа, требующего к себе заботы и внимания, стало для него от-кровением. Отложив на время работу над рукописью о Заполярье, он углубился в изучение литературы об уходе за собаками, благо, что в посёлке был интернет, ну а с персональным компьютером Баторин научился обращаться едва ли не с момента их появления в широком пользовании.
Баторин поставил Чижика на учёт в ветеринарной клинике, сделал ему необ-ходимые прививки, и стал понемногу привыкать к новому, если не первому в своей жизни другу.
С той минуты, как Виктор Андреевич увидел Чижика, тот непостижимым об-разом, будто заранее зная нужные коды, стал одну за одной открывать наглухо запертые на долгие годы дверцы в душе Баторина, за которыми скрывались не-знакомые доселе чувства и ощущения. Не даря никого вниманием, не связан-ным со службой, и не требуя внимания к своей персоне, на пороге грядущей старости, Виктор Андреевич запоздало заметил, что преданность и любовь даже такого маленького существа, как Чижик, несёт в себе массу положительных эмоций, заставляя делиться и с ним частицей своей души. Что благостная безэмоциональность не всегда лучше переживаний и беспокойства за прирученное тобой животное.
Естественно, Баторину в полной мере было известно чувство ответственно-сти, бремя которой он нёс многие годы, но там было другое - взрослые, обучен-ные люди, сознательно готовые отдать свои жизни, исполняя полученный от него приказ. И он знал, что в случае необходимости он такой приказ отдаст. Здесь же он взял на себя ответственность за беззащитное, бесконечно преданное ему существо, не предназначенное для выполнения какого-либо рода боевых задач, и это выпадало из схемы, по которой Виктор Андреевич измерял значимость того или иного человека, как боевую единицу. Многое приходилось переосмысливать заново, иногда вызывая неприятные мысли: «А так ли он прожил свою жизнь? Не потерял ли в ней что-то, имеющее не меньшую ценность, чем служба, выполнение долга, профессионализм, всего того, из чего смысл его бытия состоял до недавнего времени?».
Странно, но Чижик заставил Баторина несколько иначе взглянуть на окру-жающих его людей, проявить к ним неподдельный интерес. Он стал подольше задерживаться за разговорами с соседями, вникать в их проблемы, обратил внимание на часто попадающуюся ему на глаза стильную, тоже немолодую дачницу в широкополой шляпе и этюдником на плече. Виктор Андреевич отказывался верить, что своему запоздалому пробуждению он обязан этой неуклюжей маленькой дворняжке.
- Пошли ка братец домой! Стемнело совсем, - Баторин за размышлениями и не заметил, как далеко они с собакой ушли от дома.
- Не торопись, мужик, разговор есть, - из узкого прохода между заборами вышли под свет тусклого фонаря три фигуры.
- Мужики в поле пашут, - покосился на парней Виктор Андреевич, развернулся, и неторопливо пошёл в обратную сторону. Чижик семенил рядом.
- А ну стой! – говоривший нагнал Баторина, и схватил его за ворот джинсовой рубашки.
Не ожидая нападения, Баторин замешкался, зато Чижик среагировал моментально. Зарычав, он бросился на обидчика своего хозяина, и вцепился ему зубами в лодыжку.
Нападавший выматерился, отцепился от Виктора Андреевича, оторвал от но-ги Чижика, и звучным пинком отправил того в растущие вдоль дороги кусты.
Баторину эта заминка дала возможность вернуть себе равновесие, и повер-нуться лицом к окружающим его парням. У одного из них в свете фонаря в руке сверкнуло лезвие ножа.
Но не это испугало Виктора Андреевича. Из кустов, захлёбываясь визгливым лаем, в атаку на шпану нёсся на своих коротеньких кривых лапках Чижик.
«А если они его ножом…», - дальше Баторин не раздумывал…
- Вы точно в больницу не поедете? – коснулась его рукой молоденькая, со-всем ещё девчонка, врач.
- Ну, вы же сказали, что с собакой всё в порядке, а у меня всего несколько царапин. Вам там есть чем заняться, - кивнул Виктор Андреевич на машину ско-рой помощи, в которую загружали носилки, и с помощью полицейских помогали залезть двум другим бандитам.
Врач кивнула, и ушла. Подошёл капитан полиции.
- Завтра с утра к нам загляните, показания дадите. Может вас до дома под-везти, а то мало ли чего, - кивнул полицейский на висящий на ниточке рукав ба-торинской рубашки.
- Думаю повторение подобной ситуации равно нулю, - скривил Баторин раз-битые губы в улыбке, - тем более, с таким защитником!


Категория: Рассказы Автор: Андрей Григорович нравится 0   Дата: 25:07:2016


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru