Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №13 июнь 2017
1 место в номинации "Проза" рассказ Талгата Ишемгулова "Ястребок". В номинации "Лирика" 1 место Иван Малов с подборкой стихов "Степью навеяны строки".











Чем мы дышим

 Извечным вопросом для любого человека на протяжении многих веков был вопрос веры в Бога. Каждый из нас, да да, мои милые читатели, когда-то, рано или поздно, но задавался вопросом о том, а стоит ли верить, и во что…
Так вот и герои моего повествования тоже задумались об этом. Но…хоть они далеко и не враги вовсе, все же заняли разные позиции, причем, настолько разные, многие бы даже сказали, что они находятся в оппозиции по отношению друг к другу.
У нас с вами, дорогие друзья, думаю, есть прекрасная возможность проследить за ходом мыслей двух этих людей. Возможно, кто-то найдет каким-то совершенно чудесным образом близкие себе мысли, всплывающие в ходе диалектики героев, а кто-то, может быть, первый раз в своей жизни задумается о высоком, но… все это впереди, а пока давайте познакомимся с героями.
Лев Николаевич Васин, умудренный жизнью человек. У него есть довольно редкий «дар», какой, уж наверняка, имеют далеко немногие люди, - природный ум. Именно это замечательное качество помогло Льву Николаевичу в свое время набрать тот кузов знаний, благодаря которому таким людям, как он, присуща наивысшая степень эрудированности. Стоит также сказать, что у этого человека математический склад ума. Около 30 лет он читал студентам лекции по высшей математике и, признаться, стал со временем относить себя к тем, как он сам говорит, «индивидам, которые могут лояльно игнорировать парадоксальные эмоции». Иными словами, логика – вот то главное и, может быть, единственное слово, которому всецело доверяет Лев Николаевич.
Наш герой в свои 56 лет выглядит довольно хорошо. Всегда чистая и проглаженная одежда, выбритый подбородок говорят о прилежности его характер.
Однако если бы у нас была возможность заглянуть в глубины разума этого человека, окунуться в вихревой поток его мыслей, то мы бы смогли наблюдать для одних людей достаточно парадоксальный феномен, для других просто недостаток, а для относительно иных однозначно ничем не вызывающую волнения мелкую деталь – Лев Николаевич не верит в Бога.
Когда-то давным-давно в своей юности и молодости он был яростным богозащитником перед лицом атеистов, а также являлся прилежным прихожанином. Его можно было увидеть на утренней и вечерней литургии, воскресном молебне, он уважал таинство Евхаристии (Благодарения) и часто исповедовался.
Однако когда он начал усердно учиться, то все чаще стал пытаться найти какое-то логическое объяснение тем или иным библейским фактам, в тех же случаях, когда эта простая, человеческая, «земная» логика не могла дать юному исследователю души исчерпывающего ответа, он просто терялся.
Так, с течением времени, все больше и больше запутываясь в постоянных поисках по глубинам своего разума, Лев Николаевич в конечном счете выбрал как более приоритетную по всем аспектам обычную, «земную» логику, и перестал ходить в церковь.
И вот сподвижник судьбы мастер-случай не заставил себя более ждать. Наш герой занимался домашними хлопотами – скоро должна была приехать жена с детьми и внуками Льва Николаевича, и нужно было что-нибудь приготовить на обед, кроме того, доделать дверь в гостиной и направить кран. В общем, дел было много.
Лев Николаевич уже доделал этот злосчастный кран, который все время отлетал, когда раздался звонок. Кто бы это мог быть? Дети обещали быть только к вечеру, но не как не днем, - поезд не мог так быстро приехать. В глубоком раздумье наш герой пошел открывать дверь.
На пороге стоял студент пятого курса факультета прикладной математики Анатолий Журавлев. Однако героя нашего повествования насторожил внешний вид юноши, волосы которого были растрепаны, а лицо почти с бешеной хваткой пыталось ежесекундно донести что-то до кого-то, вот только что?
- Здравствуй, Толя. Что-то случилось? – Обеспокоено спросил Васин.
- Здрасьте, Лев Николаевич. Помните наш разговор про атеизм, про религию, про Бога вообще?
- Да-да, конечно…проходи.
Лев Николаевич почти догадался, что парень опять начнет уверять его в то, что нужно только поверить. Он вспомнил, как в прошлый раз совершенно спокойный, а вследствие этого, как он считал, и рационально мыслящий Анатолий уверял его в том, что в Бога нужно просто верить, а не искать доказательств того или иного в этом плане, в том, что Господь явился на землю, чтобы спасти людей, дать им веру в спасение, а это куда главнее математической логики. Преподаватель, конечно, не спорил со своим студентом, потому как он очень хорошо понимал, что имеет в виду этот юноша, но… более важная в этом плане для профессора рациональность была требовательней, чем обычная человеческая сущность, которую Лев Николаевич приписывал к синониму слова сенсуализм, хоть и понимал ту огромную границу, которая разделяет эти два понятия.
Но, мои милые читатели, давайте все же согласимся с тем, что гениальным или просто «особенным» людям присущ свой собственный, в какой-то мере, возможно, оригинальный для нас, образ мысли. Привычные понятия зачастую такие люди не то, чтобы искажают, но так скажем, придают им новый смысл, или только оттенок этого самого смысла.
А, между тем, разговор наших героев продолжался.
- Так вот… Я знаю, знаю…Вы понимаете? Ах, ну нет, конечно же, я ведь еще не сказал вам, но… Мне надо с вами поговорить. У вас есть время? – запыхавшись, произнес Анатолий.
- Что с тобой делать? Но ты помнишь, что я говорил тебе насчет утвердительности и четкости своих убеждений? Чтобы что-то доказать, нужно привести как минимум три аргумента в защиту своего мнения.
- Да, да, конечно. Основываясь на этом, я к вам и пришел, то есть… Я долго думал и, в общем, у меня много аргументов. Только, пожалуйста, можно вас попросить кое и чем? Вы бы могли меня воспринимать не как студента, а как просто человека, который стремится другому человеку, сильной личности, донести, ну в общем, вы поняли?
- Договорились, но ты же меня знаешь, ты ведь уже изучил мой образ мысли. – С оттенком деланной важности произнес профессор.
- Я вам докажу…
- Ладно, ладно, но, надеюсь, не так грозно, - в шутку заметил Лев Николаевич.
Студент при этом смущенно улыбнулся.
Стоит сказать, что разговоры подобного рода были довольно частыми между этими двумя людьми. Лев Николаевич видел в этом худом юноше, который обожал компьютеры и математику, был отличником, какую-то частицу себя. Он, если можно так выразиться, находил некое сходство между собой в том возрасте, и этим молодым бесспорно талантливым человеком. Анатолий закончил музыкальное училище и теперь пел в церковном хоре, как когда-то его прапрабабушка. И при этом, Льва Николаевича как раз удивлял этот удивительный парадокс, у юноши был философский склад ума.
Таким образом, то, что когда-то помешало ему поверить, сейчас обернулось другой стороной, и помогало теперь уже этому студенту верить.
Лев Николаевич тем временем приготовился внимательно слушать.
- Религия играет огромную роль в жизни человечества. Об этом говорят многие факты. Вот…Самый очевидный – то, что в мире, насчитывающем около 6 млрд. человек, большая часть – люди верующие, - начал Анатолий.
- Толь, Толь, подожди. Если ты хочешь доказать мне, что религия важна и что людям нужно верить в Бога, то ты же знаешь, что я не буду с этим спорить.
- Почему? – по обыкновению спросил собеседник, но поняв, тут же добавил, - а, да, ясно.
- С этим каждый уважающий себя человек не будет спорить, потому что, наверное, просто не имеет права.
- Подождите, выслушайте меня. В этом процессе важна каждая в отдельности личность. Поймите, вы должны верить.
Религия – то звено, которое является связующим между «нашим» миром, точнее, миром тем, который мы видим, и миром «иным» - тем, который мы не видим, но ощущаем отчасти, а может быть, и главным образом, благодаря именно религии.
- И без существования этого понятия, заметь, мы бы все равно ощущали наличие «светлого», «чистого» мира в себе, - души.
- Да, однако, думаю, мы не смогли бы дать название этому миру, не смогли бы изучить его свойства и основы, как бы распознать, понимаете?
- Ну… продолжай. – Лев Николаевич улыбнулся, как бы говоря «это понимают все, но мало кто замечает, за это молодец».
- Так вот, методом «от противного» можно доказать, что если когда-то появилось само понятие «религия», то значит, когда-то наступил определенный апогей, вернее, заход на новую ступень, человеческого сознания.
- Иными словами, ты говоришь о том, что люди в тот момент стали на шаг ближе к тому понятию, что человек заключает в себе «нечто»?
- Именно, причем, «нечто» бесконечно глубокое, требующее распознавания, исследования себя. А отсюда следует, требующее некоего развития в познании, прогресса. Из всего этого можно сделать вывод, что человек, благодаря вере в Бога, стал стремиться к сознательному прогрессу, развитию, а не к упадку. Вы знаете, мне кажется, что это приводит к утверждению, что религия, как бы это сказать, освобождает душу, которая является основой творения – искусства любить мир и превращать эту любовь, порождающую вдохновенье, в материю. Однако, по-моему, следует заметить, что эта материя опять порождает вдохновенье, являющееся источником любви, но уже как вы думаете у кого? – заинтересованно спросил Толя.
- Я так полагаю, уже не у создателя, а у зрителя этой материи. Так? – также заинтересованно ответил Лев Николаевич, но Толя прекрасно понимал, что собеседник не просто очень хорошо его понимает, нет, но он открывает, познает что-то. Это было видно по глазам Льва Николаевича, и Толя искренне этому радовался.
- Лев Николаевич, но ведь это говорит о том, что религия не только помогает самому прогрессу, но и способствует объединению людей. Ну, по принципу того, что во внутреннем мире каждого человека заложена способность вдохновленной, возвышенной любви к миру, к обществу, к Богу, что приводит к пониманию человеком того, что он не одинок в этом мире, а это способствует, в свою очередь, дальнейшему развитию, так как каждый сподвижник его (в сущности – человек) начинает обладать некой уверенностью.
- Да, я вижу, ты основательно подготовился, - с доброй интонацией в голосе произнес Лев Николаевич.
- Я хочу, чтобы и вы поверили в Господа, - искренне ответил Толя.
- Почему?
- Нехорошо это как-то, когда такой умный человек, как вы, не верит в Бога. – Юноша хотел сказать еще что-то, но внезапно в дверь позвонили.
- О, Толь, я как-то даже и забыл, заслушался. У меня семья уезжала. Вот приехали с отдыха. – Голос Льва Николаевича пропал где-то в коридоре. Послышался скрип открывающейся двери и радостные голоса.
В гостиную, где сидел студент, вошли две красивые высокие девушки и женщина поменьше ростом и значительно старше. Толя, как полагается воспитанному молодому человеку, встал и поздоровался.
- Вот, Анатолий, познакомься, две мои дочки, Лиза и Фрося. Моя супруга Мария Александровна, – Васин представил дочерей юноше.
- Евфросиния, а не Фрося. Здравствуйте. – Девушка лет восемнадцати с красивыми большими карими глазами, похожими на глаза Льва Николаевича, поправила отца и дружелюбно улыбнулась Толе, на что тот тоже улыбнулся. Другая девушка, пониже ростом, но постарше, лет двадцати двух, тоже с длинными волосами, поприветствовала гостя.
- Анатолий Журавлев, студент. Очень приятно. Вы знаете, Лев Николаевич, я пожалуй пойду, завтра зайду к вам. – Толя не очень любил общество и вообще людные места, поэтому хотел уйти.
- Журавлев! Ты останешься с нами пить чай.
- Но…
- Щас получишь… пряник…но… - в шутку немного ворчливо проговорил Васин.
- Пряник, так, пряник. – Согласился студент.
Через пятнадцать минут большая семья профессора восседала за также большим столом. Супруга Льва Николаевича, Мария Сергеевна, добрая и гостеприимная хозяйка, суетилась, пытаясь угодить гостю, который от любопытных взглядов девушек засмущался и подавился тем самым пряником.
- Мы с Анатолием любим поговорить на разные философские темы. – Начал профессор.
- Да? Как интересно! И о чем же вы разговаривали в последний раз, сегодня то есть? – Поинтересовалась Мария Сергеевна.
- Так точно, сегодня. О Боге, о том, как важна вера в него. – Поддержал беседу студент, запивая пряник чаем.
- О! Знаете, вы говорите умные вещи. Мы с дочерьми верующие, а вот мой муж к таковым себя не относит. Может, хоть вы его вразумите? – С важностью в голосе произнесла супруга профессора.
- Я постараюсь… Знаете, обычно в наших спорах всегда побеждает профессор, мне часто приходится соглашаться, но в этом случае…я бы хотел вас, Лев Николаевич, уверить… - замялся студент, колеблясь между тем, начать ли опять дискуссию, или же подождать до следующего разговора.
- Ты знаешь, я, можно сказать, в реальных масштабах начинаю понимать, насколько важна религия, спасибо тебе в этом, но все же…ты думаешь, если объяснить человеку, как она важна, он поверит…? – Такие вопросы профессор очень любил задавать.
- Понимаете, вы как-то сами сказали, что этому мешает только Ваш чрезвычайный рационализм, поэтому я пытаюсь с помощью нашей, человеческой, «земной» логики объяснить вам, что вера важна. Ведь если это у меня получится, то и у вас получится поверить… - Ответил юноша.
- Ладно, ладно, позже объяснишь… - Согласился Лев Николаевич.
- А что вы подразумеваете под словом «земная» логика? Вы как-то разделяете понятие логики? – В разговор вступила Евфросиния Львовна.
- Да. Вы знаете, мне кажется, что есть еще и непосредственно логика «неземная», божественная, та, которой руководствовался Бог при созидании мира. – Довольно увлекательно начал рассказывать юноша.
- Папа, разве это не интересная мысль? – также увлекательно спросила Фрося.
- Возможно. – Ответил отец.

Глава 2

С момента их прошлого разговора прошло около двух недель. Лето было в самом разгаре. В один из вечеров Лев Николаевич позвонил студенту и попросил встретиться через час в парке. Признаться, его заинтересовали мысли этого молодого человека. Однако далеко не логическое объяснение веры и Бога, которое юноша давал профессору, так привлекало Льва Николаевича, нет.
Впервые в своей жизни он встретил человека, который пытается найти какое-то логическое объяснение только ради Библии, Евангелия и добра, проповедуемого им. Профессор вдруг почувствовал, насколько в ком бы то ни было может быть сильна эта самая вера. Немалую роль, возможно даже и самую главную, несомненно, сыграл в этом сам Анатолий.
Через некоторое время Лев Николаевич уже прогуливался по жаркому парку. Жизнь здесь текла необычно быстро. Бегали, кричали дети, кто-то кормил голубей, а кто-то просто гулял. Вскоре на горизонте показалась знакомая фигура. Толя спешным шагом шел по направлению к профессору.
- Здравствуйте, Лев Николаевич. Извините, что заставил Вас ждать.
- Да ничего, ничего.
- Я очень рад встрече. Хотелось бы продолжить мысль насчет религии. Можно?
- Я для этого тебе и позвонил.
- А остановился я в тот раз… - Толя хотел вспомнить, но никак не мог.
- Конечным твоим утверждением на тот момент было то, что религия спасает человека от одиночества, способствует его самоутверждению, но ты назвал это уверенностью, а также ты говорил о прогрессе. – Когда Лев Николаевич говорил, со стороны казалось, что он как бы «взвешивает» каждое слово, оценивает по степени важности, анализирует. Журавлев видел это, но он также заметил и тот многозначный взгляд, с которым профессор стал смотреть на юношу. Толя почувствовал, что его слова не пропадают даром, и надежда затеплилась в его сердце.
Он верил, что у него получится, получится убедить этого умного человека. Лев Николаевич относился к юноше как к сыну, и Толя это чувствовал. Он рос без отца, а у его старшего друга никогда не было сына. Анатолий понимал, что это человек глубокоуважаемый, эрудированный, поэтому какой бы то ни было спор с ним он считал большой честью, и радовался каждому удачному случаю, чтобы поговорить на ту или иную тему с профессором.
Лев Николаевич был не просто умным человеком. Он искал в студентах искру живого желания к познанию, бескорыстного желания учиться, потому как сам обладал в свое время таким качеством. Анатолий был заядлым книголюбом, поэтому профессор так уважал его, абсолютно не похожего на своих сверстников, большинство из которых были равнодушными и безвольными людьми.
Разговор завязался.
- Помимо всего прочего, вдохновение – есть источник счастья в умиротворенной любви к Божественному. Следовательно, если религия – сподвижник вдохновенья, о чем я говорил в прошлый раз, то она способствует и счастью. – Направив взгляд глубоко к себя, начал Толя.
- Интересное заявление…и хорошая мысль. Ты намекаешь на то, что если я не верю, то я не счастлив. Так? – Лев Николаевич продолжил мысль.
- В некотором отношении. У вас есть семья, дети, вы уже счастливы. Но я ведь сейчас говорю о…немного ином счастье, счастье духовном, понимаете? – В глазах юноши при этих словах было столько искренности, что лучистой одухотворенностью осветилось лицо Анатолия.
Лев Николаевич внутренне положительно удивился этому. Никогда раньше в жизни он не видел, чтобы это происходило с тихим и всегда спокойным Толей, который продолжал, не останавливаясь.
- Иными словами, всегда в разных формах, но с одной сутью человек любит мир, точнее, «находит себя» в определенном отношении к любви к миру.
- Что конкретно ты вкладываешь в понятие «суть» в этом случае? – Теперь уже настоящее любопытство одолело профессора. Если бы кто-нибудь сейчас проникнул в его сознание, то удивлению этого человека не было бы предела. Профессор учился у студента. Лев Николаевич познавал…
- А суть то, что Бог – есть любовь. – Просто и даже как-то обыденно объяснил юноша. – Это приводит к пониманию человеком того, что существует что-то более великое, чем он сам. А если он это понимает, то гордыни и самовлюбленности у него не будет никогда. Это же, в свою очередь, означает, что ему открыт путь к истинному познанию души.
- Куда мы пришли… - С искренней похвалой произнес удивленный профессор.
- Подождите, это еще не все. А из этого следует, что человек становится мудрее, осознавая величественность «иного» мира, посредством которого был создан этот человек, являющийся неабсолютным субъектом относительно создаваемого его мира.
Из этого можно сделать вывод, что религия – основополагающая истина мудрости.
Мудрость порождает способность размышлять, которая появляется у человека в том случае, когда он «разбивает» мир на «истину» (то, за что надо бороться) и «ложь» (то, против чего надо бороться). В этом ему снова помогает религия.
- Как, и здесь? – Лев Николаевич изучающим взглядом то и дело впивался в глаза собеседника, пытаясь отыскать Совершенно «ошарашенный» Лев Николаевич не мог отделаться от удивления.
- А иначе, думаю, никак: глупо думать, что человек может что-то без Бога. – С плохо скрываемой радостью в голосе произнес Толя. – В итоге мы приходим к тому, что религия способствует появления у человека размышлений (в частности, их более глубокой направленности). Значит, в этом случае, я так полагаю, человек становится личностью, индивидуальность. Получается, что религия способствует превращению человека в личность, делает его исключительным. – Спокойно закончил Толя.
Воцарилось молчание. Лев Николаевич смотрел куда-то вдаль, но взгляд его был направлен в себя. Он как бы что-то соизмерял, спрашивал себя о чем-то, но какой-то «железный» стержень все-таки удерживал его взгляд где-то на границе тех двух пространств, которые олицетворяют собой два совершенно разных мира. Толя же пытающим взглядом пытался выведать, что же такое происходит с профессором.
А Лев Николаевич был уже далеко…Где-то в далекой юности, когда он также чувствовал, также думал, как это происходило сейчас. Толе удалось то, что не удавалось никому, - он вернул Льва Николаевича, но не того, заядлого прагматика, который вершиной мира видит рациональность и логичность, но того, давно забытого всеми и утерянного даже им самим, Льва Николаевича.
Поняв это, студент решил закрепить успех.
- Так вот…Помимо всего прочего, можно вспомнить яркое историческое событие, доказывающее, что религия, как я уже сказал, движитель прогресса, играет огромную роль в жизни человечества. Это явление Христа на землю. Достаточно вспомнить, что Спаситель явился именно в момент нравственного упадка, который тогда имел место в обществе. Люди в то время больше не могли основываться на чем-то в своей душе именно, думаю, потому, что это что-то не было доселе подтверждено создателем человечества. Если бы люди основывались на свою душу (на благородство и доброту в ней), то, возможно, упадка бы и не случилось. Понимаете, в тот момент реальность просто затмила им глаза духовные именно потому, что они не опирались на свой внутренний голос (на Господа в душе), который не был для них столь значимым, как реальность (а она, кстати, привлекала людей развратами, играла на низменных чувствах). Я так думаю, что это объяснялось тем, что люди в то время не имели учений, наставлений, которые и включает в себя религия.
- То есть, нам повезло, что у нас есть Библия?
- Именно. Мы ведь, кстати сказать, опять пришли к тому, что без религии, этого «официального» названия исследования души, человек в общем вряд ли может существовать, потому что человеческая душа требует деятельности, которую может воплотить в реальность плоть, но подтверждения этого воплощения требует сознание человека, а значит, религия просто обязана существовать, чтобы контролировать человеческую деятельность, давать основы для существования.
Лев Николаевич с улыбкой, явно означающей восхищение «молодец, умница!», вежливо продолжил паузу, ожидая, что беседа продолжится. Толя со счастливой улыбкой молча смотрел на преподавателя.
- Спасибо! – пролетело в воздухе.


Глава 3

Прошло лето. Настала очищающая дождями застоявшуюся жизнь осень. Одинокий ветер все чаще кружил по маленькому провинциальному городу, пытаясь забыться в беспокойном танце с дождем. Серые тона такой палитры, однако, также все чаще наполнялись яркими красками радужной листвы, опадавшей с уже засыпающих деревьев.
В старенькой маленькой церковке с золочеными куполами и красивыми каменными стенами, заставляющими душу укутаться в теплое колючее одеяло воспоминаний, шла Божественная литургия.
Людей становилось все больше и больше. Они приходили, чтобы всем вместе, соборно, вознести молитвы Богу за весь мир, за все творение, за свою страну, за близких, а за одно и за себя, чтобы попросить силы для служения Богу и людям.
Анатолий стоял на левом клиросе, где ему и полагалось быть во время Богослужения, когда вдруг увидел профессора. Лев Николаевич стоял поодаль со свечкой в руках. Студент понял, что его многоуважаемый теперь уже бывший учитель, но все также лучший друг и собеседник, хочет поставить свечку за здравие родных и близких.
- Здравствуй, Толя. – По обыкновению Лев Николаевич подошел после службы к юноше.
- Здравствуйте. Очень рад, что вы снова здесь. – Журавлев любил так говорить профессору, как бы напоминая тому, что его теперь уже частые посещения храма Господня весьма важны.
- Я тоже, дорогой. Тебя подвезти? Я на машине. – Льву Николаевичу хотелось поделиться своими домыслами в разговоре с юношей.
Все дело в том, что случилось необыкновенное: профессор теперь не только снова стал верить в Бога, но и ту самую логику, которая не позволяла ему сделать этого, он направил «в другое русло», точнее сказать, ради веры в Бога он изменил не просто ход своих мыслей, но выбрал иную точку зрения.
- Толь, знаешь, а ведь ты не прав. – Спокойно сказал профессор.
- Эээ…В чем это? В каком смысле? Почему? – Ошарашенный таким заявлением, Анатолий даже остановился. – Вы же поверили, изменились. Я думал…
- О…нет, нет. – Поняв, Лев Николаевич поспешил успокоить юношу. – Я не в этом смысле. Ты знаешь, мне просто недавно пришла новая мысль. Я, так сказать, много размышлял и понял одну простую вещь.
- Какую? – Анатолию было очень любопытно узнать, что же еще он, тот, кто «открыл глаза» профессору, упустил.
- Мне все-таки кажется, не столь важно, ходим ли мы в церковь или нет, держим ли посты в течение строго указанного времени или нет и т. п., но куда более важна Душа человеческая. Понимаешь? Все мы сейчас должны думать о Спасении Души своей, потому что именно эту основу современное общество, на мой взгляд, обязано заложить именно сейчас, чтобы будущим поколениям было на что опереться в случае окончательного упадка уже нестойких нравственных норм.
И опять… радостная, лучистая улыбка высвечивалась на лице юноши. Он был счастлив, что его понимают, он понимает, и этот человек тоже понимает.
Категория: Рассказы Автор: Юлия Камалова нравится 2   Дата: 18:06:2011
Пользователи которым понравилась публикация

Вальков Владимир


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru