Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---






Шаг в пустоту

Нелогично ждать трамвая на седьмом этаже, но остановка была здесь, и люди, и даже электронное табло с номерами маршрутов, проходящих на этой линии, и время, оставшееся до их прибытия. Мой трамвай придет через пять минут. Я сяду в вагон, и поеду, и уеду отсюда навсегда. И все будет хорошо. Теперь все точно будет хорошо.

Подчиненная этой мысли и полная предвкушением свободы, она осталась ждать трамвая на странной коричневой от пыли остановке, со всеми этими людьми, такая же, как они, и совершенно не такая. Их серость, их засунутость в будни раздражала. Они группировались, сознательно или подсознательно сливались в толпу, в унылую безликую массу.

Она была иная. Стоя среди них всех, на том же припорошенном пылью перроне, в том же предрассветном сумраке, на их фоне она выглядела дикой экзотической птицей, по невероятному стечению обстоятельств случайно оказавшейся здесь.

Монотонный голос произнес: маршрут по направлению свобода задерживается на десять минут. И уже в следующее мгновение: маршрут по направлению свобода задерживается на двадцать минут. Люди словно и не замечали ничего, покорно ждали. Будто на этой станции, где все до чертиков пунктуально, задержка именно этого трамвая – обычное дело. Никто не ощущал того огромного, ужасного и неотвратимого, что медленно нависало над ними. Она поняла: это касается лишь меня.

Разгоняя людей в стороны, взметая вверх клубы желтой огненной пыли, на перрон ворвалась машина. Пыль становилась огнем, и в адском этом пламени все происходящее приобретало зловещий оттенок, и плавился значок Баварского Автозавода, и трансформировался в свастику. Она словно впервые услышала говор людей на перроне. Они говорили по-немецки. Германия, черная машина со свастикой, странные неприветливые серые люди, задержка трамвая. Маршрута в направлении свобода не будет. Бежать. Вниз по запыленным лестницам, по стоящим в ожидании тока эскалаторам. Прочь. Только бы успеть, только бы вырваться из этого странного здания. Но лестницы вопреки логике и рассудку вздымалась вверх, как живые, не отпуская ее. Но эскалаторы вдруг включались и начинали везти ее наверх. И были еще силы бежать, только вот смысл?

Она вернулась на перрон. Людей больше не было. Уехали. Табло погасло, сегодня не будет больше ни одного поезда. Возле машины стоит он. Так и знала, что все дело в нем.

- Отпустите меня.
- Как же я Вас отпущу, если Вы сами не хотите?
- Хочу.
- Тогда идите по лестнице вниз.

Но она не пошла. Знала, бесполезно. Тупо и покорно оперлась спиной на колонну. Тем местом, где еще недавно были крылья. Он, все дело в нем. Ему подчиняются лестницы, и эскалаторы, и расписания поездов. Он не отпустит меня от себя.

- Я не хочу, чтобы ты ушла. Слышишь?! Ты мне очень дорога. Не могу тебя потерять. Ну как, как мне сказать это тебе?! Другого я бы никогда не стал удерживать, только тебя, ты понимаешь?

Нет, не понимаю. Не хочу понимать! Я не нужна тебе здесь, я больше не буду помогать тебе, и поддерживать тебя, и быть твоей правой рукой. Больше не буду быть на твоей стороне. Теперь каждый из нас в одиночку.

хххххххххххххххх

Будильник вырвал из сна. Диктор с баварским акцентом под треск радиоприемника монотонно зачитывал новости, солнце первыми своими лучами ласкало крыши. Заученными автоматическими движениями организовала себе подобие завтрака, так же на автомате поела и убрала со стола посуду. Подкрасила глаза. Возле шкафа застыла, мучимая извечным женским вопросом: что надеть? Чего я хочу сегодня? Чего угодно, только не эпотажа. Его было слишком много вчера. Он был в моем новом галстуке модной расцветки, и в мужской рубашке, заправленной в строгие брюки, и в туфлях на высоком каблуке, к галстуку в тон. Сегодня не хочу внимания, не хочу комплиментов. Не хочу бросаться в глаза. Надену черное. Немного подумав, согласно кивнула сама себе. Да, черное. Это будет хорошо.

Серый перрон, серые же люди на нем. Даже в черном я кажусь среди них яркой. И чужой. Я всегда буду чужой среди них. Поезд. На секунду закрыла глаза и вспомнила свой странный сон. Это не тот самый трамвай, это всего лишь пригородная электричка. Она не увезет меня отсюда навсегда. Но я должна на ней ехать.

Те же люди, что едут в ней каждое утро. Мы уже даже здороваемся друг с другом, словно хорошие знакомые. Связанные одним поездом, скрепленные одной целью: доехать как можно быстрее до нужной станции, вывалиться из чрева этой маленькой пригородной электрички и рассосаться по своим конторам. Чтобы вечером снова сойтись на перроне, и войти в тот же вагон, и приехать назад, и разбежаться каждый по своим адресам.

То же бюро, те же дежурные фразы и застывшие улыбки. Тот же паршивый кофе в автомате. Та же черная машина Баварского Автозавода под моим окном.

Звонок его секретаря. Как прошел ваш разговор вчера? Совсем плохо? Более чем. Можно ли к тебе зайти? Конечно, заходи, я жду тебя. Поболтаем, выпьем чаю. У меня сегодня новый чай. Положила трубку. Он послал ко мне своего секретаря. Ничего нового, все как всегда. Странно, мне хотелось, чтобы он меня удивил.

Ее вполне предсказуемые вопросы, мои вялые ответы. Не хочу говорить о нем. Что мы можем сделать для того, чтобы ты осталась? Она спрашивает, что МЫ можем сделать? Говорю: ничего. Потом добавляю: сказать правду. Правду о чем? Он знает. Ты хочешь, чтобы я сказала ему? Боже мой, ну зачем же. Он ведь сам поинтересуется, он ведь не просто так послал тебя ко мне. Вместо этой фразы устало произношу: только если он спросит. Хочешь, я уговорю его снова поговорить с тобой? Нет. Сейчас я не в состоянии говорить с ним. Может быть, после моего отпуска. Может быть.

Самое лучшее было бы просто уйти в никуда, шагнуть в пустоту, один-единственный раз в жизни прислушаться к голосу сердца, а не рассудка. Но в мире существуют коктейли, и дорогие туфли на высоком каблуке, и ежемесячные счета. И мои резюме, оставшиеся без ответа. И мои резюме, ответом на которые был отказ.

Трусость. Сломано все, и нет больше цели, и надежды нет. Не думала, что настолько готова поддаться самообману. Все еще словно жду чего-то. Смешно. Нечего больше ждать. Не упадет манна небесная с неба, не достичь мне своей цели здесь, не вырваться мне из паутины. Она все прочнее обвивает меня сетями пустых обещаний и манящими огнями недостижимых перспектив. Связывает по рукам и ногам силой привычки. Все это склеивая взглядами, комплиментами, полунамеками, заботой, улыбками, случайными и нарочными прикосновениями. Магией личной симпатии и восхищением его профессионализмом. Странными моими снами и детской его радостью по поводу малейшей моей улыбки.

Хочу курить. Одолженная мною сигарета. Расплата в виде нескромных вопросов. Зачем она рассказывает мне, что встретила его сегодня у кофейного автомата, и что он выглядел так, словно расстался с любимой женщиной? Это не обо мне. Наши отношения с ним сугубо профессиональны. Мы с ним не... а какая, собственно, разница? Она говорит: глупо ведешь себя. Жаждешь каррьерного роста и при этом выбираешь самый длинный путь к следующей должностной ступени. Так ты ничего не достигнешь, так каррьеру в Баварии делают только мужчины. Почему бы тебе не...? Потому, что.

Воспоминания. Они нахлынули так внезапно, что перехватило дыхание. Я хочу сделать тебя счастливой. Ты нужна мне. Ты самое драгоценное, что у меня есть. Глаза, в которых хотелось утонуть. Взгляд, под действием которого за спиной расправлялись крылья. Пустые обещания. Бессовестная эксплуатация. Препятствия моему каррьерному росту. Крик. Наглая ложь. Взгляд, липкий как сажа, который хотелось смыть с себя вместе с кожей. Два лица одного и того же человека.

Тушу недокуренную сигарету о стену. Лучше бы о его голову. Чувствую, как злость снова переполняет меня. Он единственный мужчина на свете, которому без труда удается довести меня до бешенства. Он не мужчина, он мой руководитель, мой учитель, мой вчерашний союзник. Он мой сегодняшний – кто? Наш последний разговор перечеркнул все предыдущие отношения. На белом листе пишу заявление о собственном желании. Рву. Пишу снова. И снова рву. Нужно выпить кофе. Нужно как-то продержаться эти два оставшихся до отпуска дня и не наделать глупостей. Нужно удержаться и не сделать шаг в пустоту. Не сейчас. Потом, после отдыха, после абсолютно других лиц и мыслей, после солнца и моря, я еще раз войду в этот офис, и посмотрю на все посторонними глазами, и решу, хочу ли я действительно на все это потратить жизнь.

Когда вернусь из отпуска. Если вернусь из отпуска.
Категория: Рассказы Автор: Александра Эрлих нравится 0   Дата: 13:11:2011


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru