Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---






Белые условия

Всё вокруг было белым – ужасный, чудовищной силы буран кружил свой безумный хоровод. Настолько сильная метель, что уже на расстоянии вытянутой руки ничего не видно.
Константин лежал без сознания, его термокостюм остывал, а тепловая маска-респиратор была натянута на лоб.
Сердце медленно останавливалось, кровь затвердевала.
- Эй, приятель!- послышался едва различимый на фоне ветра мужской голос, и Константин почувствовал, как перчатки коснулись его лба и сняли респиратор.- Живой?
Костя почувствовал, как на его голову натягивают термошлем, и слабо пошевелился.
- Живой!- сквозь завывания ветра пробился радостный крик.- Встать сможешь?
Константин слабо покачал головой. Лицо замёрзло, губы вытянулись.
- Давай я тебе помогу!- человек в термокостюме и шлеме подхватил Константина под руки и потащил. Метель усиливалась.
- Потерпи, сейчас!- говорил человек, продолжая тащить Константина непонятно куда.- Скоро отойдёт!
Константин чувствовал, как в некоторых местах началось покалывание — очевидно, этот неизвестный успел сменить тепловой генератор на костюме. Но кто он, куда он его тащит? Глаза приоткрылись. Белая пелена, ничего не разглядеть, так, урывками синь неба, пики гор. Человек тащил Костю спиной вперёд, чуть склонившись, но сил поднять голову и посмотреть на лицо не было.
В гул ветра вклинился слабый отзвук работающего мотора. Очевидно, этот человек приехал на снегоходе. Нет, рёв сильный, тяжёлый. Значит тягач. Вроде «Харьковчанка».
Тепло расходилось по телу, и покалывание становилось невыносимым. Человек остановился, открыл дверь машины и втащил туда Константина.
- Держись!- крикнул человек в термокостюме. Константин хотел, было, пошевелить губами, сказать что-то но сознание покинуло его.


- Эй, ты меня слышишь?- прозвучал юный голос, и в голове Константина всплыло почему-то слово «баритон».- Дважды два?
- Четыре,- прозвучало из пересохшего горла Константина.- Где я?- он приоткрыл глаза, но всё плыло и размывалось.
- Там, где нет холода,- ответил силуэт, и Константин почувствовал, как ему в вену воткнулась игла, а из неё в кровь пошло что-то тёплое, даже немного обжигающее.- Тебе нужно поспать.
- Где,- прошептал Константин, чувствуя, как падает в какую-то пропасть,- кто…
- Отдыхай.
Внутри всё загорелось, будто лава забурлила. Константину казалось, что он сгорает изнутри, но боли не было, только какое-то неприятное ощущение. И Костя провалился в сон.


Слабое попискивание, как на каком-то аппарате в кардиологии, что следит за работой сердца. На лице Константина был слой бинтов, рук и ног он не чувствовал, но искренне надеялся, что не успел их отморозить. Пиканье прибора, лёгкий шум ветра, такой далёкий и приглушённый, будто и нет его вовсе. Константин приоткрыл глаза. Уже не так расплывчато, но фокус всё равно не навести. Белый, грязный потолок, больничные шторки. Хоспис? Общее отделение скорой? Но почему тогда вокруг тишина? И ветра не слышно. Вероятно, стены со звукоизоляцией. Значит, тот, кто подобрал его, очень богат, важен или просто силён, что может содержать такое и оборонять от набегов мародёров.
Отодвинув чуть шторку, вошёл парень. Юноша, подумал Константин, ему лет двадцать от силы.
- Руки в порядке, ноги тоже,- сказал парень, подойдя к аппаратам у изголовья койки.- Через пару часов сможешь танцевать. С лицом пришлось повозиться: заменил часть кожи.
Парень молча вышел. Полежав немного, Константин закрыл глаза.


- Эй, эй, привет!- возле лица кто-то щёлкнул пальцами. Константин открыл глаза — всё тот же парень, светлые волосы, глаза будто льдинки, белая кожа. Эдакий северянин, в вязаном свитере, штанах защитного цвета и в огромных чёрных ботинках.
Константин сидел в обитом кожей кресле с высокой спинкой.
- Как тебя зовут? Константин?- спросил парень, и Костю это насторожило, но потом он вспомнил, что на его термокостюме была нашивка с именем, компанией и его должностью в ней.
- Где я?- Константин огляделся. Помещение походило на самолётный ангар. Слева от него, у стены стояла та самая «Харьковчанка», рядом какой-то ненастоящий, словно бы игрушечный механический сюит с двумя пулемётами по бокам, за ним огромный, похожий на цистерну с горючим, генератор тепловой энергии. Справа гнездились металлические шкафы, два кресла, стол из стеллажей, на нём металлический чайник и две керамические кружки. Рядом с Константином, буквально в метре – две кабинки креостата и одна термокапсула для подпитки костюма и шлема — всё выглядело таким же ненастоящим, как и сюит. Но Константин признался, что доверия это всё равно внушает.
Константин в растерянности посмотрел себе под ноги – кресло располагалось на крышке люка диаметром где-то с метр.
- Ты только что оттуда,- улыбнулся парень, поймав взгляд Константина.- Меня зовут Михаил. Можно просто Миша.
- Спасибо,- Константин кивнул.- Ты один здесь?
Михаил пошёл к шкафчикам.
- А ты хотел симфонический оркестр?- он усмехнулся, взял чайник и поставил его на круг.- Кофе?
Константин отрицательно покачал головой. Он осматривал стены, размышляя, из чего они сделаны. Сталь? Возможно. Скорее всего прослойка бетона. Или нет, так, кажется, никто не строит. Чёрт, всё вылетело из головы.
- Авиационный алюминий толщиной с твою голову, прослойка стали на пять сантиметров и снова авал. А изнутри,- Миша засыпал в чашку две ложки чая,- обивка из стекловаты в метр, а поверх ещё два хлопка,- сказал он, и на секунду Константину показалось, что этот Михаил умеет слышать мысли.- Ты бы всё равно задал этот вопрос, так почему бы не ответить на него сразу?
- Но разве так строят?- Константин задумался,- он ведь обледенел бы за секунды…
- Всё намного сложнее,- Михаил ухмыльнулся,- но не лучше ли не захламлять голову лишними подробностями? И, да, здесь есть перевалочный отсек. Я называю его так.
- Где я,- Константин встал и подумал, что ноги его не удержат, всё было в порядке.
- Может быть чай?- игнорируя вопрос, услужливо спросил Михаил и открыл ближайший к столу шкафчик.- Или, может, сигарету?
- Да, это бы не помешало,- Константин кивнул и подошёл. В шкафчике ровными рядами стояли сигареты разных марок.
Миша прошёлся пальцем по рядам, вытащил сине-белую пачку и вручил Константину:
- Травись на здоровье. Я не курю, но, думаю, это сгодится. Когда-то были народные сигареты.
Константин кивнул, распечатал пачку, зажал в зубах сигарету и вопросительно посмотрел на Михаила.
- Вон, видишь,- Миша указал на металлическую дверь,- на улицу, там и покуришь.
Константин улыбнулся. Хорошая шутка.
- Прекрасно,- он вытащил сигарету и засунул её обратно в пачку.
Воцарилось секундное молчание. Гул работающих ламп накаливания въедался в мозг, соперничая с воющим где-то снаружи ветром.
- Почему,- Константин помедлил, раздумывая о том, что б такое спросить и получить внятный ответ,- почему я очнулся на ногах? Ну, то есть до этого я лежал там,- он обернулся и посмотрел на люк,- а потом вдруг раз, и я стою?
- Рекомендую воздержаться от курения, оно тратит бесценное тепло твоего тела,- Михаил снова игнорировал вопрос. Чайник закипел, и он залил две кружки.
- Ты точно не из «Другого Запада». И не из «Москвабада», я бы знал о тебе. «Гильдия вольнодумцев»?- Константин отрицательно покачал головой.- Сомневаюсь,- он непроизвольно потёр подбородок и шею.
- Как тебе сказать,- из целлофанового пакета Миша насыпал себе пять ложек сахара.- Кстати,- он опустил брови и сделал задумчивый, обеспокоенный вид,- что там случилось, на этой скважине?
- Какой скважине?- Константин попытался показать Мише, что не понимает, о чём речь, но вышло не слишком убедительно.
- Та самая, нефтяная,- Михаил размешал сахар, поднял кружку, подул и чуть отпил.- Минуты за две или три там выгорело всё подчистую. Вместе с прилегающей жилой застройкой. Сто двадцать человек.
- Я не помню…
- Давай вспоминать,- Миша протянул кружку,- времени всё равно много.
Константин принял кружку, но хотелось ему сейчас другого напитка.
- Я помогу,- Миша отпил.- Там всё загорелось, вспыхнуло, точно коробок спичек… А, ну там же нефть, точно.
- Скважина «Москвабада»,- Константин посмотрел на кружку, от которой исходил пар, бесценное тепло.- Мы где-то рядом?
- Нет, я поймал радиосигнал. Скважина за номером 6559 почти в трёхстах километрах отсюда,- Миша опёрся рукой на стол.
Константину никак не давало покоя то, что он ничего не знает о Михаиле.
- Была пересменка. И я готовился к отправке вместе с Толиком и Ваней,- Константин не стал пояснять, он подумал, что Михаил всё это знает.- Земля содрогнулась. А потом взрыв. Никто не успел даже понять, что произошло. Помню, я очнулся среди пепла и развалин, натянул респиратор и побрёл.
- Почему ты не остался там?- поинтересовался Михаил.- Ведь команда спасателей должна появиться всего-то через двадцать минут.
- Не знаю.
В пробежавшем молчании треск ламп смешивался с воем ветра снаружи.
- «Другой Запад» послал вам пламенный привет,- сказал Миша.- Эти ребята не утруждаются даже мало-мальски зашифровать свои сигналы.
Пауза. Чёрт, как же сильно Константину сейчас хотелось сто грамм, даже сивуха вполне бы подошла!
- То есть ты знал,- проговорил Константин.
- Да, знал,- Миша отпил чая.- И нет, не мог. Потому что я оказался в эпицентре раздела территории. И те, и те, и даже третьи не раз предлагали присоединиться. Как ты понимаешь, я отказался. Я не лезу к ним, они не трогают меня. Но иногда я играю в спасателя,- Михаил кивнул.- Кстати, я так и не услышал благодарности.
Константин стоял в смятении. Он только что был на волосок от смерти, а сейчас хочет вцепиться этому мальцу в глотку и разорвать её. Скрежет ветра о металл обшивки помещения добавлял капли в чашу раздражения.
Михаил отпил чая.
- С момента взрыва прошло уже почти шесть часов. До сих пор никто не прибыл. Насколько мне известно, буровые станции — как микрорайоны. И пока до них что-то дойдёт, вечность закончится. Я, признаюсь, сам не ведаю причин,- он поболтал чай в кружке,- и какую игру там затеяли, я могу только предполагать. Пока меня не трогают, пусть творят свои беспорядки. Но что-то мне подсказывает,- он забрал у стоящего почти без движения Константина пачку, достал сигарету и зажал её в зубах,- будто скоро будет новая компания. Единая банда. И на прошлые соглашения она наложит свой длинный,- он взял из шкафчика зажигалку,- длинный и толстый,- чиркнул, зажглось пламя,- вето.
Константин стоял и смотрел. Он решительно ничего не понимал. Возможно это шок, а может ещё что. Не удивительно: только что ему сказали, что вся его жизнь потеряла цель. А всё, что он любил и ценил, уничтожено.
Михаил прикурил. Сделал затяжку и посмотрел куда-то мимо Константина.
- Советую тебе бросить курить,- он выдохнул дым.- Цени тепло так, как последний вздох перед безвременной кончиной. Знаю, криво звучит, но мне нравится.


Константин сидел на штурманском кресле. Гул ветра смешивался с рокотом двигателя, создавая невероятную кашу звуков. Порой даже удавалось вычленить что-то похожее на флейту, виолончель и даже фортепиано, но всего лишь попытки мозга создать хоть какую-то каплю комфорта.
- Я, честно, думал, мы на сюитах пойдём,- громко сказал Константин, вглядываясь через стёкла «Харьковчанки» в белую мглу.
- Механоид заглох бы ещё на выходе,- ответил с улыбкой Михаил.- Косоглазые строили, а они к морозу непривычны были и до всеобщего веселья. К тому же он не работает — косоглазые, что с них взять.
Константин не знал, куда и зачем они едут. Михаил сказал лишь, что у него по расписанию обход своих владений, а чужака в своём доме он одного оставить не может. Был вариант с цепями и верёвками, но его благополучно отмели.
- Как ты ориентируешься тут?- Константин решил заполнить неловкое молчание, но Михаил будто не услышал вопроса:
- Погода дрянь! После ещё одного смещёния Земли всем стало ясно: скоро тепла не будет совсем. Этого не избежать, но можно смягчить и пережить, не превращаясь при этом в сосульку.
- Запасы нефти,- начал Константин, но Миша оборвал его:
- Запасы нефти — не панацея!- он посмотрел на Константина, тот сидел скованно и смотрел в окно.- И нефть – не единственный источник тепла.
- То есть как?- возмутился Константин.- Солнца никто не видел уже лет пять, вода — замёрзла. Ветер? Ну да, конечно, поймай метель!
- А как насчёт холода? Ты думал об этом?
- Каждый раз, когда туалет в поселковом доме забивался, я думал о холоде,- Константин без малейшего намёка на улыбку кивнул.
- «Другой Запад» и «Москвабад» делиться с людьми не хотят, не хотят делиться добром, и костры в сердцах сапогом топчат, топчат, мешают со льдом,- напел Михаил.- Это ребята из «Гильдии» сочинили. Не слышал?
- У нас сложно с этим,- Константин вспомнил, что единственным развлечением в посёлке были кубик Рубика и шашки. Ни приёмников, ни проигрывателей, ни даже книг не было.- Так что там с холодом?
- Я, знаешь ли, учёный… Был учёным,- Михаил пожал плечами.- Изучал то, что не приносило денег.
- Поэтому и был,- кивнул Константин, вглядываясь в снежный заслон в попытках вычленить хоть что-то знакомое или имеющее более-менее ровные контуры.
- Меня всегда привлекал холод. Потому что я тот ещё мерзляк.
- Короче, что ты изобрёл?- не выдержал Константин.
- Двигатель внутреннего обледенения…
Михаил улыбнулся, но тут же остановил и заглушил тягач. Лицо его стало невероятно серьёзным и напряжённым.
- В чём…
- Шшшшш!- Михаил поднял палец. Вой ветра усилился. Константин ничего не понимал, он вглядывался в окна, напрягал слух, но ничего, кроме надвигающегося бурана.
- Мегадведи,- одними губами сказал Михаил, но этого вполне хватило. Да, мегадведи. Точно, как о них можно забыть? Жуткие создания, порождения тьмы, если вдаваться в поэзию, и дети эволюции, если быть реалистом. Хотя какой тут к чёрту реализм, когда на тебя несётся огромная махина, три на четыре, наполовину из плоти, наполовину из металла? Алмазные когти, алмазные клыки в полностью металлической пасти, способной разжевать и прогрызть что угодно, в том числе шею другого мегадведя. Шкура толщиной в кулак, состоит из какой-то термопластической смолы. Сердце качает смесь крови и какого-то масла. Глаза-тепловизоры, уши работают в широком диапазоне. Апогей машины смерти.
Никто никогда не задумывался, как появились эти существа и кто приложил к этому руку, но уже почти тринадцать лет прошло и все свыклись с ещё одной смертельной опасностью. Такой же, как холод. Но мало кто с ними сталкивался в поселениях, на скважинах или на мегаполисах — огромная огневая мощь сдерживала натиск существ.
Миша откинулся на спинку сидения и не шевелился, томно посматривая сквозь стёкла тягача. Константин вспомнил, как многочисленных инструктажах, помимо выживания в условиях крайнего обледенения, давали советы и по части мегадведей, но каждый из них был в духе «Оказаться позади заградительного огня» или «Падайте лицом в снег и умирайте, пока не растерзали». Шутки шутками, но других вариантов не было. Всё, что оставалось, это последовать примеру Михаила: откинуться на спинку и отдохнуть. И сделать это нужно было обязательно — Константин нутром чуял, что ещё раз такие минуты спокойствия выпадут не скоро. И он закрыл глаза.
- Рота, подъём!- прозвучало у самого уха Константина, и он вскочил, как ошпаренный.
- Мегадведи!- лицо было бледным не столько от холода, сколько от испуга.- Всё?- он посмотрел на Михаила, тот с улыбкой кивнул:
- Всё,- он хлопнул Константина по плечу и пошёл к двери.- Приехали,- он сделал паузу.- В превалочном уже.


Они вновь стояли у стола. У каждого в руке по кружке с чаем.
- И так всё время?- спросил Константин, сделав глоток. Шум ветра, треск ламп накаливания. И ощущение пустоты. Как будто ничто в мире больше не существует.
- Ну, да,- Михаил осмотрел свой ангар.- Иногда забредают гости, но чаще — только вьюга,- он поставил кружку и подошёл к креслу.
- Чем ты занимаешься?
- Слежу за хозяйством, иногда читаю, чаще — инструкцию к этому барахлу,- он кивнул на сюита.
- И всё время один?
Михаил молчал. Он смотрел под ноги, на крышку люка. Константину на секунду показалось, что он слышит слабые всхлипывания.
- Да,- Миша кивнул и повернулся спиной к Константину.
Молчание. Треск ламп смешивался с отголосками бушующего снаружи бурана. Прочистив горло, Константин робко спросил:
- Что мы будем делать дальше?
- Мы?- Михаил сел в кресло.
- Да,- Константин отпил и слабо зевнул. Какая-то непонятная дремота.
- Ты пойдёшь, как только вспомнишь, куда. А я,- Михаил поставил руку на подлокотник и подпёр кулаком голову,- а я тем, чем и всегда.
- Я работал добытчиком на «Москвабаде» на протяжении двух лет. Жил в посёлке рядом со скважиной. Жены нет, детей нет, собаки нет. Друзья были,- он сглотнул.- Раз в год выбирались в мегаполис — отпуск, если можно так сказать…
Константин замолчал, потому что услышал посапывание со стороны кресла. Бросив быстрый взгляд, Константин пришёл в ярость. Чёртов болван, он уснул! Где его манеры? Уважение!
- Эй, ты!- громко, но всё же немного зажато сказал Михаил, словно боясь, что кто-то лишний его услышит.
Михаил продолжал спать, небрежно развалившись на кресле.
- Ну, всё,- пробормотал Константин.- Эй, придурок!- он крикнул, но Михаил не шелохнулся.
Не выдержав, Константин подбежал и с силой пнул кресло, оно перевалилось на бок, вытряхнув Михаила. Но он так и не проснулся. Константина охватила паника. А вдруг он внезапно умер? Ну вот так, без причины. Тогда это конец.
Кое-как справляясь со своим страхом, он проверил пульс — ничего.
- Твою мать,- прошептал Константин. Его взгляд упал на люк, и любопытство пересилило страх. Увидев две рукояти, он потянул за них. Люк чуть приподнялся и поехал в сторону. Под люком оказался бетонный пол.
- Что за,- Константин поднял брови и чуть отступил, перевёл взгляд на кресло, но Михаила там уже не было.
- Сюрприз!- раздалось за спиной, и едва Константин обернулся, как в тот же миг получил в челюсть удар правой, но такой сильный, что, казалось, это был камень или молоток. Выплюнув струйку крови, крутанувшись вокруг своей оси пару раз, Константин без чувств рухнул на пол.
Михаил поигрывал пальцами.
- Пусти козла в огород,- произнёс он.


Вой ветра. Как крики неведомого монстра. Казалось, он никогда не затихал и был всегда.
Голова раскалывалась, лицо горело, он почти не чувствовал челюсти. Сквозь закрытые веки проникал ультрафиолет.
- Вот зачем, зачем ты туда полез?- раздался голос Михаила.
Константин попытался что-то сказать, но получилось только невнятное мычание. Боль, словно тысячи иголок, пронзила его. Да, челюсть была сломана. Но как, почему, ведь это всего лишь кулак? И что теперь будет? Что он сделает, убьёт? Вышвырнет на холод, скормит мегадведям?
- Расскажу тебе одну забавную историю,- звучал нравоучительно голос Михаила.- Жила-была на свете девушка. Её звали Алиса. И была она дьявольски красива.
Прекрасное имя, подумал Константин, вот только зачем ему это сейчас?
- Дело не столько в имени, сколько в самом человеке,- Михаил будто слышал мысли Константина.- Для меня Алиса была подобна ангелу. Золотистые волосы, лучистые голубые глаза, голос, подобный пению ангелов…
Константин не в силах был терпеть боль. Больше всего он сейчас хотел, чтобы Михаил убил его, только как-нибудь быстро.
- Обязательно, Костя, но не сейчас. И, отвечая на твой вопрос, я не спал, я перегружался. Микропроцессорный чип замёрз.
Чип? Что за ерунда? Совсем парень рехнулся.
- Альфа-версия имеет явный недостаток: улучшая рефлексы, увеличивая силу и выносливость, она морозонеустойчива. Я создавал её,- Михаил сделал паузу.- Как не для наших условий. Когда ещё верил в солнце.
Константин попытался открыть глаза, но приступ боли заставил его передумать.
- Перед первым ударом я разработал и создал ту самую альфа-версию. Пять лет назад. Едва я разместил его у себя в голове, как произошёл удар. Дальше не интересно. Опять не интересно,- Михаил расхаживал по помещению.- Чудесную историю спасения мы пропустим. Скажу лишь, что в медицине это называется «травмы, несовместимые с жизнью».
Константину это не доставляло ни малейшего удовольствия. Да и потом, он сильно сомневался, что какой-то микрочип может сделать человека богом.
- Не совсем верно,- сказал Михаил.- Всего лишь анализ. Вычисления. Моделирования. И травмы получил я.
Константин пошевелил руками и ногами — кожаные ремни стягивали их.
- Я всё ей рассказал. Про себя. Про неё. Про удар. И про железяку в моей голове.
Михаил замолчал, дав время треску ультрафиолетовых ламп и доносящемуся с застенок вою ветра.
- Я бы с удовольствием заплакал, если бы чип не убил мои эмоции. Это так, для справки. Сейчас она в анабиозе. Да-да, тот самый двигатель внутреннего оледенения. Звучит криво, извини, но я не тот физик, что получил литературную премию.
Константин не слушал его. Боль была нестерпима, и он только и ждал, когда отключится.
- Я понимаю, что тебя утомили все эти бредни, и что ты с радостью вернулся бы к своей прежней жизни, да вот беда, ты умер. По официальной версии. Пал жертвой вероломного нападения «Другого Запада» на мирную Скважину за номером 6559.
Константин хотел уснуть. Его всё это утомило, а боль вбивала последний гвоздь.
- Я не обманул тебя, но подобрал со своим умыслом. Хочу опробовать на тебе бета-версию. Она поможет мне вернуть Алису. И тебе поможет, хотя от мегадведей, пожалуй, и готовый чип не спасёт.
Как же сильно Константину хотелось сказать, что б Миша засунул этот чип себе в задницу.
- Работает только в голове,- в голосе Михаила чувствовалась улыбка.- К тому же, с первым оледенением — неинтересная деталь скучной истории, которую я опустил — произошла чудовищная перегрузка. Короче, чип из меня теперь не вытащить.
Константин проклинал себя за всё, что можно. Он подумал, что, может это и глупость, но мысль о том, как сладко и приятно он сломает хребет этому сопляку, наполнила его приятной негой, даже заглушив боль.
- Вот и славно,- Михаил улыбался.- Сделаешь необходимые вычисления и тесты, а потом можешь даже пробить мне голову. Ну то есть как, пробить — попытаться.
Константин почувствовал, как его руки коснулось что-то холодное.
- Полгода протянет аппарат. А потом она…
Михаил замолчал, а Константин мысленно попросил его заткнуться и начать уже. И сразу же игла вонзилась ему в вену.


Константин открыл глаза. Он сидел в кресле, на нём был термокостюм и шлем. Напротив него стоял Михаил, в костюме, но без шлема.
- «Сторожевая башня».
- Да мне плевать,- ответил Константин и встал на ноги.- Ты готов?
- Не сейчас, сперва тест на холод.
Константин покачал головой, молниеносно оказался рядом с Михаилом, схватил его одной рукой за шею, другой за запястье и бросил через себя.
- Боже, и так всегда,- проговорил Михаил, неспешно вставая на ноги.
Константин подскочил к Михаилу и нанёс прямой правый, но промазал — Миша присел и провёл апперкот. Константин подлетел, шлем затрещал и развалился. С громким хлопком Костя упал на пол.
- Не так я представлял себе тест,- Михаил подскочил, схватил Константина за ногу, крутанулся и швырнул его. Константин спиной врезался в механоида и завалил его. Пулемёты грохнулись на пол.
- Ты ничуть не лучше остальных,- Михаил в несколько шагов оказался рядом, поднял пулёмет и, словно палкой, ударил им Константина.- А потом спрашивают, почему я не доверяю людям…
Константин перехватил пулемёт, ткнул им Михаила — тот отшатнулся — сделал подсечку и, пока Михаил был в воздухе, со всего маху ударил по нему, как по бейсбольному мячу.
- Доверие?- Константин сплюнул кровь, когда Михаил рухнул на пол.- У тебя странный подход, ты не находишь?
- Ничуть,- Михаил выплюнул несколько зубов.- Может теперь займёмся тестами?
- Конечно,- Константин бросил пулемёт.- Где баки? Давай мне шлем и я пойду.
Михаил подошёл к шкафчикам, достал из одного шлем и бросил Константину.
- А запас?
- В капсуле найдёшь,- Михаил рукавом костюма вытер окровавленный рот.


Михаил выдохнул клубы пара. Он стоял перед стеклянной капсулой, подсвеченной бледно-синими лампами, в которой лежала девушка.
- Ты знаешь,- прошептал он.- Я не могу иначе. Я всем им помогаю. И не моя в том вина, что это так,- он замолчал, подбирая подходящее слово.- Так криво.
Категория: Рассказы Автор: Игорь Умаров нравится 0   Дата: 16:01:2013


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru