Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №14 коротких рассказов и стихов
Конкурс закрыт. Дата подведения итогов и оглашения победителей будет объявлена дополнительно. Спасибо всем участникам!











Прожиточный минимум.

Прожиточный минимум
…Война, удел слабых…
Мне было 15 лет, когда начался этот жуткий, морозящий кожу ужас. Люди, машины, солдаты, бомбы и ракеты, все смешалось в одну кашу… Море крови, ради чего? Нефть? Газ? Территории? Или другие энергоресурсы? Правительство, не ценило ни чего, ни людей, ни солдат, лишь бы себе карманы набить, а сейчас вот, вымираем, то мутанты, то фашисты, а то еще хуже коммунисты, тушенка, да и та с 41 годов еще, тараканы, да крысы, и валюта у нас очень даже забавная, когда патроны “пульки”, а когда и вовсе, своя жизнь, данная тебе кем – то, и взятая чем – то, или попросту, отнятая. Да и живем мы не под землей, метро то у нас от родясь не было, да и не будет уже, так землянки да подвалы. В основном проживают люди на вокзалах и в центрах районов, подальше от Енисея, от - туда, по ночам твари вылезают, что еще хуже, так утопцы, некоторые даже с оружием, оно ведь у Русских везде работает, хоть и на соплях. А еще из местных у нас есть зомби, что проживают в районе КрасТЭЦ, ведь там отопительная система раньше была, пути железнодорожные, да и заводы какие – то, толком не помню, мосты обрушены, а “777” взяли под контроль “бомбилы”, когда – то бывшие таксистами, а сейчас хладнокровными и продажными ублюдками.
Это тот мир, что люди, то есть мы, сами для себя заслужили. Был прекрасный мир, а стал инферно. Вон недавно узнал, что в Москве звезды Кремля с ума сводят, а еще какие – то черные появились, убивают и поедают все, и всех, что попадается на их пути. Моя младшая сестренка погибла, поезд, слетевший с рельс, сбил ее насмерть, родителей я не помню, врачи сказали, что это последствия серьезной травмы, которая уже давно рассосалась, но шрамы не исчезают. Верили политикам, а богов умоляли. Нас удаляли, как опухали, бомбами и химией, а теперь вот, грыземся за растворимый суп и картошку, она редкость, жаль, что у нас нет метро и грибов для чая, только не к чему ни пригодная землица да радиоактивная водица. Был еще железнодорожный мост, но тот обвалился, когда по нему везли продукты, и ценности вместе с правительством, за что боролись, на то и напоролись, как говориться. Еще был мост, он вел на другой берег, почти в центр нашего города, Красноярска, через предмостную площадь, где стояла гостиница “Турист”, являющаяся сейчас опорным пунктом бритоголовых, что называют себя спасением всего мира. Мост рухнул не ясно от чего, кто – то поговаривал, что это монстр, что завелся в водах нашей реки, некоторые же больше верили, что его зацепило бомбами. Был еще Коммунальный мост, но тот просто исчез, как аномалия.
Нас было мало, правый берег, наша группа человек 30, всех сейчас не назовешь, кто – то погиб, кто – то в дозоре, а кого – то просто и не было, аномалии или глюки, сейчас это часто происходит. Вот раньше, помню кольцо, что было на предмостной, так было оживленно, а сейчас даже стекла не найдешь. Граница за 300 метром теперь, лагерь наш расположен был в Кировском районе, на Транзитной 56, когда – то это было административное здание, а сейчас не что иное, как “перегон”, так мы его называли, небольшой спорт зал, все окна завалены, двери, запаянные или на огромных металлических засовах, вокруг дома, здание двух этажное, имеется подвал, в котором мы собственно храним оружие и продукты, дозор сменяется каждые 6 часов, первая смена 18 человек, вторая 12 уже ближе к утру, четыре пулеметных точки, яркие фонари, освещающие обширное пространство. Переходы между домами мы загородили, чем могли, пригнали пару бульдозеров с карьеров, что за ТЭЦ 3, где то пришлось пару зданий обвалить, все перегорожено, две снайперских позиции, дальнего обзора с СВД и ближнего обзора с ВСС, обе расположены на крыше здания, пару автоматчиков, что работали по снабжению, находятся на втором этаже, есть слесари, которые собирают нам оружие, и чистят его. Проход на левый берег полностью перегорожен, говорят, там есть метро, не рабочее, но есть, там же и Вокзал, с которого можно добраться в Новосибирск, ведь линия к Москве перебита была еще во время войны…
Пару раз выходило у нас связываться с левыми, но все в пустую, либо крики, либо тишина. А еще говорят, сталкеры пролезут везде, по воде не переправишься. Вся водная гладь покрыта чешуей, не понимаю, откуда она взялась, гадкая и мерзкая, радиоактивная и сжирающая все, что подойдет к берегу ближе, чем на метр. У каждого личное оружие, у каждого свое снаряжение и своя карта, у всех разные, при попадании в плен, нас не найти, ведь у всех разные координаты, но все они верны, если ты пользователь данной карты. Свои телефоны мы давно разобрали и сделали из них, что – то вроде раций и GPS навигаторов, дозиметров не очень много, поэтому мы ходим, когда по парам, а когда и вовсе по три человека. Через 9 часов наступает моя очередь идти дежурить, да и место мне досталось веселое, на балконе 9 этажки, говорят там весело. Мы часто шутим, чтобы не было так мрачно, подбадриваем друг друга, да и вообще помогаем во всем, в чем можно, физическая подготовка есть, 30 – 40 минут в день, здоровый сон 7 – 8 часов. Да и учебу мы не бросили, читаем, пишем и учимся всему заново, ведь мир не стоит на месте, хоть и не развивается так активно, как 7 лет назад, сейчас мне 22 года, крепкий ни чем не болеющий парень, единственное, что есть, это печень расширена, но как говорит Помпол – это либо старческое, либо профессия у нас такая. Мы группа ,действующая на правом берегу, одна, нас очень мало, кто – то ушел в горы, но туда нет дороги, когда – то там был “Роев Ручей”, что – то вроде зоопарка, сейчас же там кучи мутантов, оружие мы сами делали, я уже и не помню как. Передвигаемся либо пешком, либо на дрезине, керосина не много, но и бензин идет хорошо. Разгрузка, кевлар, шлем да штаны с защитой, плюс иногда омонки да берцы, так и живем…
Переход глава 1
Если еще повезет заслужить свое место в аду (с)
- Сашка! – послышался голос Сени, что был вроде сержанта, давай живее забирай свои манатки, и вперед на дозор. Я поспешно стал собираться, зашнуровывая берцы ,я все думал, как это стоять там одному с оружием в руках, не первый раз воевать да и стоять в дозорах, но не на такой высоте и не одному.
Подойдя к дверям склада, Саня нерасторопно открыл дверь, поздоровался с Бурым и Силачом, забрал свое оружие, снаряжение и потопал на выход. Он шел по пустым коридорам здания, облупленная шпаклевка и краска трещинами рассекала стены, как шрамы кожу. Кое – где были видны ожоги от костров или взрывов, где – то были даже радиоактивные места, в течении пяти минут он направлялся по этим коридорам к Арсению. – По вашему приказу прибыл – улыбнувшись, потянул он руку к лидеру, здравствуй.
- Добрый день – ответил ему высокий худощавый, но широкоплечий мужчина. Готов? – спросил он его и дружественно сжал его ладонь своей лапой.
- Так точно – все так же улыбаясь, ответил автоматчик.
- Сигареты взял? – спросил его Сеня.
- Нет – ответил он, сделав серьезное лицо, в дозоре не курю, а то огоньки хорошо в ночной мгле видно, вдруг рейдеры, заявятся.
- Молодец, хвалю! – поощрил его командир, ну что вперед?
- Вперед – ответили все, кто сегодня шел с Сашкой в дозор. Блин, Гонта, Коробок, Кульпа и Скальп.
Они шли, тихо насвистывая ни кому не знакомый мотив песни, но все знали заранее, что это лучше, чем ни чего. С собой в дозор я взял пару газет и фаер, на всякий случай, 5 рожков к Калашникову и две гранаты РГД – 5, не спрашивал, откуда они у нас, но их было в достатке. Перед развилкой баррикад мне в спину ударили слова – нет рассвета, нет заката, только чертов мрак, это был Скальп, что пришел к нам со “Столбов”, нашей достопримечательности и гордости, ныне базой жутких летающих тварей. – Держи братишка – это был Кульпа, добрый парень, очень волевой и подбадривающий, он протягивал мне кусочек шоколадки. Не ссы все хорошо будет, хлопнув меня по плечу, он направился в темноту единственного свободного прохода меж домами, я же стал подниматься по пожарной лестнице наверх, к 5 этажу, там я должен был дежурить, дверь в коридор была блокирована и я находился на балкончике, автомат, фонарик, сух пай и теплый чай из сухих листьев тополя, гадко, вязко, но так напоминает детство, запах пуха и смолы.
После двух часов дежурства пошла муть, все было неинтересно и скучно, ни каких движений. И вдруг Сашка как накаркал, в переходе где дежурил Кульпа раздались выстрелы, рев и крики, что захлебывались от боли и страха в перемешку с ужасом. Я не могу слезть с поста, на крики сбежались Балай и Кис, старшие из нашей группы, после подошли двое с носилками, я не узнал их лица, когда несли Кульпа я успел рассмотреть, как из его разорванного живота свисают органы, его нога обглодана до кости. После этой ночи мы приняли решение завалить проход и планировать проход к Крастец, только через “777”, можно было перебраться на другую сторону реки Енисей.
- Ведь раньше этого не было ни когда – вели разговор между собой старшие в лагере.
- Я не думаю, что это нас должно удивлять, ведь это уже давно не наш мир – обдумывал свои мысли Слесарь.
- Мне все - таки кажется, что нужно выдвигаться в сторону СИБГАУ, а там, на КрасТЭЦ, только так мы сможем добраться до моста – огласил Молчун.
- Сначала я на разведку схожу, может быть туда путь закрыт, вернусь дня через два, может раньше, а вы пока собирайтесь и двигайтесь в сторону Пионерской правды, затем сверните на улицу Шорса, после пройдите по улице Добролюбова, Кутузова, Маяковского и наконец, выйдете к улице имени Академика Павлова. Я там вас встречу с данными, и дальше уже решим куда двигаться. – Все собираемся – закончил Балай. Здоровый парень с пулеметом времен второй мировой, он рассказывал, что еще его дед с войны его припер, Немецкий MG – 42, а затвор то мы подогнали под 7.62, вот так и живем.
Тем временем я спустился со своего поста, переломав все ветки и кустики своими берцами, решил пойти обратно в здание, как услышал тихое чавканье в стороне поста Ноя, чуть пройдя вдоль стены дома, я приготовился открыть огонь на поражение, передернув затвор еще раз для большей уверенности и включив свет на головном фонаре, Сашка резко выпрыгнул в переулок и то, что, он увидел его слишком сильно удивило. В переходе сидела огромная тварь, раза в два больше чем он, сидела и жрала Ноя, от него остался лишь каркас, с криками – Аааааа и мочи урода!! Я выпустил в эту тварь ровно два рожка из Ак – 74, что получилось очень красиво, ее грудная клетка превратилась в кровавое месиво, головы почти не было видно и так, а после атаки и вовсе снесло, она свисала на позвонках вдоль груди, точнее дыры в ней. Когда на место сбежались его товарищи и командиры, чудовище почти все разложилось и сгорело.
- Кислота – огласил Умник, у нее не кровь, а кислота.
- А что там с Ноем? – спросил, подходя ближе Кис, а то он уж больно плохо выглядит.
- Нет больше Ноя – повернувшись лицом к нам, ответил Умник, после приказал мне собрать с трупа снаряжение и двигаться в здание.
После последнего, как сказал Балай, ночного дозора, пошли сплетни, мутанты лезут, радиоактивный фон поднялся, противогазов не хватит.
- Хватит ныть – не ожидав, этого от себя самого, выкрикнул Саша, ноете как бабы, всего хватит, дойдем до вокзала, а там, в Новосибирск, им помощь не помешает, а нам уже здесь делать не чего!
- Ты так не кричи – осадил его Умник, что в это время копался в оружии Ноя, пусть люди по - переживают, поговорят, может им, от этого легче, ты ведь не можешь знать всего.
- Хорошо, хорошо – сел на место я и посмотрев пристально на Умника, закурил, самокрутку, табака у нас в городе было достаточно. Сборы все так и продолжались, кто – то собрал уже по три – четыре рюкзака, еда, вода, патроны, все, что было нужно с собой, лично у меня было лишь два рюкзака, с едой и провизией, и с одеждой. Говорят на территории СибГау твориться ужасное, когда Кис был помоложе, они ходили в дозор, он и его группа, говорят, что вернулся только Кис, после того, что там увидел вовсе не хотел идти в ту сторону. Говорят, что люди там совсем одичали, пару раз видели как они друг друга сжирали, еще говорят, что там посреди дороги, что идет по Красноярскому Рабочему, огромная дыра в земле, огромная и зловеще глубокая. Страх из нее так и лезет, говорят, что летающие твари гнездятся на ракете, что стоит возле Аэрокосмического. Но все это говорят, не поверю, пока сам не увижу своими глазами. У нас было пару дней, прежде чем Кис встретит нас на Павлова. Машины у нас не было, своим ходом за два дня до Павлова это очень тяжко, раньше помню за полчаса можно было пройти, а ведь нам еще возле администрации станции Злобино проходить, кладбище на горе, трупы шастают, говорят после ударов ракетами, на рынке завелись твари, что – то вроде глистов, только огромные, несколько метров в высоту, и больше 7 метров в длину, страшно до костей, но идти надо, ведь жить то хочется.
- Так парни собрались, не грустим, идем быстро пока день, построились по трое! – скомандовал Кис. Запевай – Нашей армии боец Федор Сухов. При себе завел семь жен и Петруху, с Абдулой конфликтовал, из – за женщин. Путь в пустыне по пескам бесконечен! Петруха и Гюльчатай прошу на посту не спать, Абдула не убей, он не умеет стрелять и где – то ждет его мать. Мудреный восток, коварной змеей, караван с Коноплей, он на Запад ползет во главе с Абдулой.
После пары слов песне послышался смех и насмешки, хороша музыка была – заключил Сашка. Жаль не долго, продолжалась, но и то хорошо. Спустя пару часов движений мы были уже возле Злобино, после того как мы переступили границу, Кис приказал нам рассредоточиться по квадрату, медленно передвигаясь мы осматривали все, цепляясь взглядами за все возможные темные уголки и здания, особенно нам были не по нраву пустые глазницы окон и лестницы ведущие в подвал. Как, накаркал, пронзительный крик разрезал тишину в небе и на земле, над нами пролетали пару тварей неба. Мы все попрятались под козырьки и полуразрушенный мост. Голос тварей разбудил станцию, компрессоры на проржавевших локомотивах и тепловозах заработали, гудели только так. Кис приказал нам немедленно перейти на их сторону и отойти от окон, попытавшись отойти от стены, двоих парней засосало во внутрь здания, даже звука не послышалось от них. Руки медленно прошли сквозь дыры в стене, оплели мое тело и потащили на себя. Силач, не растерявшись, кинул пару гранат в здание и высадил в руки пол рожка, схватив меня за шкирку, он резко двинулся в сторону бригады.
- Еще двоих потеряли – заявил Кис, все ни каких остановок, живо двигаемся дальше, скоро будет Авангард, наш старый стадион, где обитают глинокопы, что очень любят свежее и теплое мясо, с гарниром в штанах – чуть рассмеялся он.
Все мы выдвинулись прямиком за Кисом, строй замыкал Бодун, не большой мужчина, но очень крепкий, в руках у него был Калашников с под ствольным гранатометом Вог – 25. Тишина царила в нашем строе, все шли, размеренно переставляя подошвы берц, и каждые десять минут проверяя дозиметр. Я решил покурить, снял противогаз затянулся пару хороших, долгих раз, а потом решил подшутить над ребятами, Ведь я думаю все смотрел звездные войны. Сделав голос грубее, я выпустил из противогаза дым со словами – Люк прими темную сторону силы! Люююк!. Не много посмеявшись, пошли дальше.
- Тишина в строю – скомандовал лидер, тридцать метров правее вышки ЛЭП, смотри, зомби шатаются, и походу идут сюда, быстрыми шагами через забор и в кусты, живо - живо!
Наш отряд оживился и стал двигаться в сторону кустов, Володя, запнувшись о кусок рельс, красочно выругался и описал местонахождение, каждого органа, что назвал вслух, и про себя. В кустах мы все не умещались, поэтому Кис приказал всем двигаться через улицу Котовского, там стадион уже близко будет.
- Смотри, что это там такое торчит? – спросил Петруха у Командира, мне кажется, что это пулеметная точка.
- Ну ка, дай мне свой прицел я посмотрю. После нескольких минут упорного осматривания позиции наш лидер громогласно заключил. Блокпост военных, людей нет, оружие валяется, стоит старый бобон, в нем труп то ли майора то ли лейтенанта, я не очень хорошо разбираюсь в званиях.
- Позвольте мне товарищ командир – попросил я у него окуляр, посмотрев в сторону блокпоста, я тчательно изучал труп офицера, это майор, точно майор, не мент, МЧС, пагон зеленый ну еще плесень на нем, точно МЧС – чуть улыбнулся я, отдавая окуляр обратно в руки лидера.
- Значит так, Петруха, Володя и Посох живо туда, осмотреться и доложить, Силач, Умник и Плут прикрывают – посмотрел он на меня и чуть подмигнул, мол, не боись паря прорвемся. Все заняли свои позиции, как только Кис скомандовал, группа разведки стала прокладывать путь к посту, метров 100 – 150 до него было, если не больше. Все очень хорошо следили за тем, что происходит там за сотым метром, сосредоточенно кусая перчатку, Васян, пялился на столб. – Товарищ командир – чуть не проскулил он. Там на столбе, что – то очень большое ползет вниз.
- Это глинокопы – Группа быстро назад, скомандовал Кис сквозь шипение рации, что была отключена. Плут живо за ними – приказал он мне, мы прикроем.
Семь раз перекрестившись Сашка двинулся в их сторону очень быстро, осматривая здания и стены, на каждой, практически на каждой сидели эти твари, по 2 – 3 штуки, мелкие, но такие говнистые. Пройдя дальше, он попытался позвать парней, но те были как оглушенные, подойдя ближе, он снова попытался докричаться до них, но ответа так и не последовало. Подойдя совсем близко, он положил руку на плечо Посоху и повернул к себе, вместо лица у него была присоска мелкого глинокопа, глаза уже закатились и были белыми. Тоже самое, я обнаружил у всех парней, медленно сняв с их автоматов рожки и полностью выпотрошив разгрузку, Саня решил похоронить их и немедленно уйти с зоны видимости, достав гранату, он медленно выдернул чеку и положил гранату в разгрузку Володи, у него было больше всех гранат, прежде чем она взорвется, пройдет секунд 15 – 20, должно хватить, чтобы добежать до группы. Медленно развернувшись, я начал идти в сторону своих постепенно прибавляя шаг до лошадиного бега, было страшно и морозило кожу, особенно спину и затылок, но я бежал и бежал. Как только пересек линию возможного прыжка, что было сил, оттолкнулся от куска бетона и перепрыгнул нашу линию обороны, чуть не упав на задницу. – Всем пригнуться! – завопил я во все горло и закрыл голову руками, не все сразу поняли, что происходит, но после взрыва сразу же спрятались. Только спустя несколько минут, они пришли в себя.
- Какого хрена ты делаешь засранец! – выругался на меня я Кис, они же были живые.
- Их не было друг, они все были мертвы, глинокопы высасывали из них жидкость, теперь нас еще на три человека меньше, и того семеро из нас в лучшем мире.
Все мы продолжили идти в сторону Авангарда, настрой заметно упал, еще трое из нас погибли, а все эта чертова война…
Глава 2 – Путь наш не близок.
Лунный свет кое - как пробивавшийся сквозь свинцовые тучи неба пролился на улицы Красноярска, ночью, они были очень опасны, твари выходили поохотиться, вчера вечером сожрали, еще одного, Федьку, он был старше меня на два года, но погиб, зомби оторвал ему голову. Мы не отчаивались, все хотели скорее уехать из этого ада, явно проклятое место, но нам еще долго идти, через день мы должны встретиться с Балаем на Мичурина, а там Крастец и мост, скоро все мы будем в Новосибирске, где есть люди, теплая постель, чай и общение.
- Внимание – тихо прошептал Силач, трое идут в нашу сторону, горбатые и щуплые, когтистые лапы, я таких первый раз вижу. Из всех нас, только у Силача был прибор ночного виденья, ПНВ если быть точным. Разбудив еще нескольких, мы наблюдали за ними очень сосредоточенно. Тишину разрезал крик, и они быстро побежали в нашу сторону.
- ОГОНЬ!!!! – скомандовал Силач и стал палить во все стороны по ублюдкам, но те даже не думали умирать или падать, как бежали, так и бежали.
Тишина раздалась после последних выстрелов из Мг, собравшись вокруг костра на цоколе, все кроме дозорных решили рассказать байки, кто правду говорит, а кто вымысел молвит…
- Из военных архивов говорят было выделено – начал свой рассказ Умник. Перед тем как нанести ядерный удар, НАТО готовило десантирование практически по всем точкам Российской Федерации, где – то не успели, где – то отразили, в общем, суть не в этом.
27 сентября 2032 года/09.33 утра/Красноярск
Возле городского суда, были сосредоточены основные силы МВД и ФСБ, спецназ опаздывал, их задержали в стороне крастец, там развязалась жуткая бойня между зараженными и выжившими, рано утром в кабинет главы обороны ворвался ученый, с воплями и криками доносил, он информацию о возможной угрозе от радиации. Военный ни чего не хотел слушать, его люди погибали прямо перед зданием, из окна было видно, как пару десятков человек отстреливаются от мутантов, зомби, даже танк пригнали, 27 тонную махину поставил на главной улице, где – то в районе 11.00 утра, танк разлетелся в куски, от случайного удара РПГ, наводчика подкосило от взрыва гранаты, чуть сместив прицел, он нажал на спуск, башня танка подлетела на пару метров от земли. Прибила пару человек и задавила несколько машин, после этого вся застава у городского суда была перебита… - закончил свой рассказ Умник.
- А вот, что слышал я – перебил его Силач.
Возле Парка горько, как раз где статуя Ильича стоит, войска МВД и охраны проводили зачистку, взяли пару огнеметов, БТР с собой притащили, жгли все, что движется, вот только не рассчитали они, что от перегрева баллоны взорвутся, так и полегли там человек 40, может меньше, а может больше.
- Недавно парни рассказывали, что вроде бы как на Роевом Ручье зверье разгулялось, людей жрало, местных жителей, туристов, всех подряд, особенно друг друга. Вот, говорят, что бункеры в горах есть, там выжившие должны быть.
- А я слышал, что на улице Ленина есть уже построенная станция метрополитена – вклинившись в рассказ, заключил Плут. Говорят, что люди там есть, ведь метро, вход герметичен, может, туда двинемся? – спросил он, повернувшись к командиру.
- Нам все равно по пути к Вокзалу, значит, и туда зайдем – чуть улыбнувшись, одобрил Кис. Балай через двое суток должен выйти к месту сбора, а нам еще идти и идти, собираемся, скоро рассвет.
После тридцати минут пререканий и не охотных сборов, отряд был полностью готов выступить в сторону Щорса. Ведь что бы добраться до СибГау, нужно было пройти по дворам, судя по рассказам там рубец на весь красраб. Все сплетни, может правда, а может ложь. Боеприпасов хватало еще на неделю, если экономно тратить то на полторы, у нас даже пару мин было, тушенка немецкая еще с войны, да советская с 41 года.
“Из военного архива”
- Выжившие, еще есть! Они должны были остаться, ведь почти полтора миллиона в городе было.
- Нам необходимо затопить его, взорвать плотину! Немедленно!
- Так точно товарищ Генерал – Майор, есть выполнить приказ! Конец свзяи…
- Братцы, а правда, что есть вариант свалить в Новосибирск? – спросил Хумель.
- Все может быть друг – ответил ему Силач.
- Хватит болтать! – шепотом накричал на нас Кис, еще не так светло, что бы говорить даже в полголоса. Твари могут быть близко.
- Их ведь не так много – прокомментировал его фразу Полковник. Ведь после нанесения точечных ядерных ударов, все пожгло и снесло.
- Мне бы тоже так хотелось верить – опроверг его слова Кис. Но как говориться “доверяй, да проверяй”.
Следующие полчаса прошли тихо, мы шли по Щорса, держась ближе центра дороги, скрываясь за машинами, в ямах от ударов гранат или ракет, глинокопы нас не преследовали, а те неизвестные мутанты вовсе отвязались. Все, шли как один, подняв головы, не боясь угрозы из вне, форма, берцы и противогазы, почти у каждого, были запотевшие линзы. Странно, но ядерной зимы у нас в городе как таковой не наблюдалось, был кое – где снег и минус 40, но не больше, аномалии тоже были редкостью. Паники не было, но многие боялись, ведь надежды вовсе не было. Балай на связь не выходил, а впереди еще была берлога “таксистов”, было страшно, если признаться честно, все боялись не понятно чего. Говорили, что на левом берегу есть выжившие, говорят там даже есть база для таких как мы, только начальство там с ФСБ, а те как известно, те еще “добряки”. Хорошо, что с нами был силач, почти два метра ростом, MG – 42, и страшно даже не было, хотя его поведение мне казалось странным, я его даже побаивался. Такая мощь, и такой добрый.
- Ты не заметил, что с Саньком, что - то странное твориться – тихо шепнул Оплух.
- Заметил – ответил ему Силач, он бормочет что – то себе под нос, а еще иногда говорит в пустоту, ни чего, вот до Балая доберемся, а он уж там разберется.
Темное время суток очень плохо тем, что именно в это время плохо видим мы, но очень хорошо видят они, твари, что безбожны, вылезают наружу и кромсают нас. Все кто был с нами и все кто есть, единственные выжившие по правому берегу, все мы сбредались на сигналы с Кировского РУВД, к тому моменту как пришел я, здание РУВД было уже обустроено пулеметом, и хорошей охраной, там еще был подвал, пока мутанты не прокопали к нам подкопы, пришлось подвал залить бензином с водой с поджечь, все туннели тварей прожгли, но каких парней потеряли. Скряга, тот еще был шутник, веселый такой, ему всего - то 19 было, много читал, любил подкалывать людей, вообще был жизнерадостный. Еще был Ис, ни кто не знал почему, он себя так кликал, но молчаливый был, говорил только по делу, они со Скрягой, лучшими друзьями были. Еще была у нас семейная пара, только прожили они не долго, жена была беременна не ребенком, а тварью, радиация помогла такой суке образоваться. Муж не выдержал и всадил ей в живот нож, а потом и сам порезался, хоронить нельзя, восстанут или сожрут, мы их сожгли. Еще была девушка по имени Татьяна, и ее сестра Анна, но их забрал патруль, они на улицу вышли посмотреть на солнце, а патруль их в бобик и на базу…через три семерки протащили их, а там уже не знаю, девушкам не завидую. У нас в группе еще один был, Череп, бывший скинхед, он ее изнасиловал, а мы его закопали.
Лидером был Силач, а потом пришел Балай, Фэсор херов, и стал корчить из себя кого – то, даже Кис его не любил, хоть и был ментом. Слишком мутный, он был. Все говорил с кем – то, какие – то ракеты, плотина, люди, мол еще есть живые, а ему так грубо – нет отставить, всех затопить. Больше после этого я патруля не видел, ни одного, вот только позавчера, когда пост пустой нашли, и то там МЧСовец сидел мертвый, давно умер, больше трех месяцев точно, оглоданный, но форма почти целая, видимо только звание получил, а тут бабах, третья мировая, ядерный холокост. Вот жизнь, живешь - живешь, и бах, помер уже, и забыли про тебя. Вообще изначально нас было человек 40, чуть меньше может, и то жили мы в катакомбах, кто под больницей, кто под госпиталем, кто под институтами и школами, даже в подвалах под домами. Пока твари норы рыть не стали, а после этого на поверхность выбрались, прохладно и не очень приятно, солнце то слишком яркое, то его вовсе нет, луна пробивается кое – как. Морозит каждую ночь меня, боюсь, что не доживем мы все, до Новосиба не доедем, пути – то, наверное, все перебиты давным, давно. Нам бы выбраться скорее с территории Аэрокосмического, а то поговаривают, что твари здесь гнездятся, да трупы разгуливают днем, а ночью, а ночью такая мерзость из подвалов лезет, что по сравнению с ними, динозавры, это домашние животные. Чего только стоит та тварюга, что ночью на берег Енисея выбирается, огромная, щупальца, глаза горят, все не нажрется, помню как впервые дни войны, она людей жрала автобусами, машинами, даже танк заглотила, а потом вниз по реке ушла, теперь говорят, она обитает под мостом “777”. И так, спустя нашего похода прошло три дня, потеряли уже семерых, двоих на базе, двоих на улице, троих на блок посту. Хорошие парни были, а ведь мы, почему ушли с базы, если крупная тварь сунулась ночью, значит мелкая попрет днем, а то и хуже, вместе с огромной припрется. Иногда я детство вспоминаю, как мама со мной играла, как папа на руках катал, а сейчас вот, единственная радость, чтобы мутант, не сожрал или покурить, как следует, сигарет, у меня их пачки две осталось, вот экономлю и курю листья тополя, мерзко, гадко, но хоть как – то ублажаю сам себя. Ведь жизнь у нас совсем не сахар, я даже не помню, что это такое сахар. Чай у нас кончился еще две недели назад, тушенка с 41 года, тоже почти вся иссякла, осталась только с 68 года. А греемся мы как, возле костра на улице нельзя, да и в подвале если только окна забиты, вот как сейчас, а то ведь сожрут, за милую душу, даже на говно твое не посмотрят, вместе с ним проглотят. У нас еще минералка была раньше, сейчас вот таблетку из аптечки в лужу кинул, во флягу зачерпнул и пей, отравишься быстрее, чем от радиации, противогазы у нас долговечные, есть со сменным фильтром, а есть с замкнутой системой дыхания, откуда они у нас я не интересовался, но говорят, были когда пришли, или отвали, не знаю.
Перебирая пулькой между пальцев, Умник раздумывал над поведением Пофигиста, и наоборот, в строю поползли подозрения, все готовы были рвать друг другу глотки, кто – то был недоволен командованием, кто – то маршрутом, а некоторые во все говорили, что пойдут своим путем.
- Идите своим путем, если хотите – небрежно сказал в сторону семерых человек Кис. Вам ведь больше всех надо, вот и идите, туда за Авангард, через Павлова. Посмотрим, как вы доберетесь раньше нас – сорвался он.
- Двигаем парни, нам тут не рады, да и мы не рады им – оскалился Влад, что был бывшим гопником.
- Хватит жопы морозить, встали и пошли дальше, Балай ждет уже, наверное, а мы все топчемся на месте, даже до СибГау не дошли, ну как вперед! – зло выкрикнул Кис.
- А кто – нибудь в курсе? Как добираться до Крастец, а то у нас авиалинии перекрыты, а птичек опасно сажать прямо на дорогу – с острил Погон.
- Да конечно, сейчас такси вызову сразу же прямиком до ветлуги домчимся – подыграл ему Опарышь
- А давайте в Турцию, на пару неделек все включено, девочки, пляж, море – подключился к ним Умник.
- А давайте в реальность, мутанты, тушенка, водка, тополь, пух и радиация – прекратил базар Кис, Ведь это тоже прекрасно, радуйтесь, что живы балваны.
- Такую мечту обломал, коктейли, пальмы, солнышко – грустно сказав, закончил Умник.
- Райский букет, не правда ли – откликнулся Опарыш.
- А здесь тоже букет, только из болезней и монстров – вновь рявкнул на них командир. Хватит лясы точить, идем быстрее.
Глава 3 – Ниже к смерти.
Проходя Мичурина, мы заметили небольшую потасовку на углу 8 дома. Какие - то твари поедали друг друга, затем снова и снова. Прибывали новые, командир дал приказ, тихо и без шума пройти мимо них в сторону Мичуринского моста. Умник, Силач и я, вызвались самыми первыми, на прикрытие нас взяли Опарыш и Балтун. - Пошли – скомандовал Силач, наша группа медленно стала “переползать” через улицу, ближе к дворам. Дорога была разрушена, кое – где был асфальт, в основном размытые грунтовые ямы, куски арматуры и сколы от домов, лежали прямо на улицах. Перевернутый трамвай перегораживал почти полдороги, но казалось, что он вот – вот сломается, разрушится и распадется на атомы. А когда – то здесь было хорошо, солнышко, тепло, люди, фонтаны, девушки красивые. – О чем замечтался, мелкий? - спросил меня Умник, будь на стороже. Кивнув ему в знак согласия, я пошел дальше. Пройдя уже пол улицы, мы вдруг заметили, что между домов тоже сидит тварь, спиной к нам, и ест трупы. После того, что я увидел глубже по коридору, я был ошарашен. Почти в самом углу сидела девушка, голая, кое – где проглядывались куски одежды. Силач тоже ее заметил, нам пришлось вернуться обратно к командиру, а с его позволения вновь отправившись в переулок, забрать девушку с собой. Закончив пирушку, твари ушли вглубь земли, спрыгнув в огромные воронки и дыры. Присев рядом с девушкой, Умник достал аптечку и стал нащупывать у нее пульс. Зря надеялись парни, он нулевой.
Зато Силачу в голову полезла очень интересная вещь – она такая красивая, такая невинная, я так хочу ей помочь, он начал стягивать противогаз с головы, я отдам ей свою одежду, свое оружие, все, что у меня есть.
Замети, что он раздевается Умник сделал, следующие. Вдруг из ее горла раздался странный звук, довольно знакомый, но странный. Открыв глаза, она смотрела на нас. Они были ярко желтого цвета, ее зрачки, кожа покрылась чем – то вроде доспехов, она зарычала. Умник не став церемониться с ней, проломил ей голову ножом. Доложив Кису, о переправе, весь отряд благополучно добрался до переулка, дальше наш путь лежал через дворы на мост. Силач пришел в себя, вот это да, ментальный приемчик, я таких в жизни не видел – говорил ему умник.
- А зачем ты там раздевался? – спросил Опарыш, что гармоны заиграли, так вроде радиация у тебя там все давно, он издал, что – то вроде хруста.
Все посмеялись.
- Пошел вон Опарыш – обиженно говорил Силач, а то раздавлю как муху.
- Все, Все молчу – улыбнулся он.
- Так вот, что я вам скажу – начал Балтун, судя по координатам и карте, через пару сотен метров, здесь будет несколько садиков и школа, я еще с детства их не люблю. А когда у нас связь была с Москвой, они рассказывали, что там за твари могут быть.
- Не боись братишка – улыбнувшись, хлопнул его по плечу Опарыш, он был всегда на позитиве и дарил его всем, город у нас меньше чем Москва, по крайней мере, в 10 раз, не думаю, что после ядерных ударов столько народу выжило, к тому же мутантов.
- Обнадежил твою мать – выругался на него Умник, ладно не отбивайтесь от отряда, вперед вперед!
- Я слышал, что в горах еще люди остались, ведь может быть и такое? – спросил Кузнец.
- Можливо – ответил Хохол.
- А мне кажется, что в метро у нас будут шансы выжить – улыбаясь, снова ободрил всех Опарыш, вот единственное, что не радовало, так это его кличка. Больно она на червя похожа.
- Посмотрим, когда дойдем – заключил Кис, направляясь в сторону моста.
И так мы обошли садики и школу, дальше направлялись в сторону моста, через несколько часов перешли на другую сторону, Балай был уже там.
- Добрый день – поздоровался, он со всем – в общем дальше пути нет, а на Енисее какая – то тварюга есть, зато я нашел запасов еще на пару дней, вот сумки, там еда для каждого, боеприпасы, а еще я захватил для вас памперсов – чуть посмеялся Балай. Наш путь теперь лежал через три семерки, единственный, оставшийся в живых мост, время нашего прибывания на него, примерно 4 – 5 дней, там домов не так много, леса, пустыри и развилки, но там может быть повышен радиоактивный фон, а еще нам придется зайти на Крастец, мне знакомый из таксистов сообщил, что там вертолет упал военно - эвакуационный, говорят на нем аппаратура еще живая, можно рискнуть и подать сигналы Новосибу или Москве.
- Хорошо, это хорошо, но как же неоправданный риск, и все такое, если до Крастец дойдем, до боеприпасов будет еще меньше, а там до трех семерок идти еще, того в двое упадут, и не останется ни чего.
- Послушай Кис, я же говорю военно – эвакуационный, он снабжение перевозил еще. Я еще узнал, что дальше, если пойдем, тварей совсем нет, но есть другая проблема.
- Какая же? – спросил Кис, все ведь гладко должно выйти.
- Говорят, там аномалия есть, очень странная, она мозг человеку пудрит, берет его воспоминания, о доме, родных и знакомых, даже которых не было, проектирует и выдает в мозг, глаза тухнут, человек верит во все то, о чем думает и погибает, говорят мозг, закипает от такой энергии. Как туда доберемся, посмотрим, у вас в аптечке есть антирадин, таблетка и шприц, в общем как подойдем к улице 26 бакинских Коммисаров, вкалывайте его себе в шею, а таблетку запивайте водой и глотайте. Парни говорят, помогает, но у нас будет максимум 40 минут, что бы перейти к вертолету и добраться обратно, плюс надо разобраться с ним и по возможности утащить пару вещей.
Категория: Рассказы Автор: Александр Варава нравится 0   Дата: 25:05:2014


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru