Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №13 июнь 2017
1 место в номинации "Проза" рассказ Талгата Ишемгулова "Ястребок". В номинации "Лирика" 1 место Иван Малов с подборкой стихов "Степью навеяны строки".











Женька, или не все то золото, что блестит

(из несовременных)

- Неужели это мне такая красота! Сашенька, родной мой, мне не верится - такой роскошный подарок! - восклицала женщина, примеряя нарядное платье черного бархата. Линия тонкой талии еще больше подчеркивалась тканью, округлые бедра туманили взор мужа: «Не зря старался, доставал у завскладом эту вещь. Правда, взял, как за шубу... Ну что уж жалеть - Женька как мадонна - глаз не оторвать...» И он, широко улыбаясь, подошел к жене, развернул ее к себе:

- Да будет тебе перед зеркалом! Оно и соврать может. А я скажу - царица! Это еще что! Я тебя одену, обую... за границу съездим. Жить будем, как белые люди! — любовался он Женей, раскрасневшейся от удовольствия и еще более соблазнительной в этот миг. Но последние слова Саши, сказанные с каким-то вызовом, встревожили женщину. Она высвободилась из его объятий и спросила:

- Саш, вещь дорогая очень, откуда деньги? Почему ты не говорил мне раньше, что у тебя их столько, откуда? - она опять взглянула на себя в зеркало и уже будто пожалела о том, что спросила - уж так платье подходит, какая разница - откуда? Подарок же!
- Да выбрось сомнения. День рождения - один раз в году. Считай, целый год копил, вот и накопил. А ты - откуда? Оттуда - поняла? - и он опять привлек жену к себе и крепко поцеловал в губы.

- С днем рождения, Женуля-свет-жена! Носи, пусть завидуют. Я теперь - мужик-не промах. Глядишь, и к платью еще что добавим, а? -щелкнул он по носу свою родную половину. - Кормить будешь?
Обнявшись, оба неспешно направились в кухню. По такому случаю Женя застелила стол белой скатертью, на которой празднично выглядели новые тарелки с золотой и си¬ней полосками. Два бокала для вина и роза в вазе посередине подчеркивали интимность обстановки.

- А угощения где? Запах чую - аж под ложечкой засосало, - застонал Саша и сел, громыхнув стулом.
Женя, таинственно улыбаюсь, резко открыла дверцу духовки, и пряный запах, вырвавшись на свободу, заполнил всю КУХНЮ, щекоча ноздри. А хозяйка уже подавала на блюде зажаренную утку с яблоками. От вида румяного бока утки Саша сглотнул слюну и закричал:
- Ну и Женька! Это получше всякого бархата будет! Он с хрустом оторвал себе кусок взял соленый огурчик (мастерицей была Женя) и с аппетитом стал есть. Потом спохватился, открыл бутылку вина и сказал:
- Женечка, за твои тридцать пять! И чем дальше, тем интересней ты будешь вы¬глядеть, поверь мне, я уж постараюсь. Они выпили и, ласково глядя друг на друга, аппетитно поглощали вкусную пищу...

- Саш, а ведь Алешку пора забрать у мамы. Уже месяц в деревне. Как думаешь?
- Парню там хорошо, пусть отдыхает, на рыбалку вволю походит и маме нескучно. Я бы сам рванул в деревенскую благодать.
Стол наполовину опустел. «Ох и наелись, хорошо-то как», - подумалось обоим, и они отправились на балкон полюбоваться звездным небом. Лунный свет делал загадочным все вокруг... и эту влюбленную пару.

Десять тет женаты и не знали особых хлопот. В общем, как у всех, - считали оба. Саша - инженер на автотракторном заводе, зарабатывал немного, не всегда хватало от зарплат ы до зарплаты, но не тужили. Так и прожили свое десятилетие, венцом которому стал сын Алешка, забавный и неистребимый на выдумки.
Им было хорошо при этом лунном свете ощущать тепло друг друга.
Уже позже, засыпая, Женя опять спросила:
- Саш, ты что - работу поменял? часто задерживаться стал, что молчишь?
- Женя, ты как Шерлок Холмс. Ну, поменял. Сейчас в кооперативе по ремонту машин - в рядовых, но... платье понравилось, вот так-то, - и он обнял одной рукой Женю, - Спи, завтра поговорим.

Утро выдалось пасмурным, немного болела голова, и что-то занозой сидело в мозгу: «Ах да, Саша перешел на другую работу. И молчал. Милый, готовил сюрприз. Обещал все рассказать, а сам спозаранку исчез. Нелегко, видно, денежки достаются».
Жене сегодня во вторую смену, она бригадиром на швейной фабрике.

- Девчонки ахнут, увидев меня в бархате. Надо надеть при случае, - приятная мысль отогнала тревоги. - Еще раз примерю... Да, к нему бы колье, серьги и туфельки «модерн». А сказал - «все будет». Ну и хорошо, что ушел с завода, в кооперативах - вон, сколько зарабатывают. Правда, видеться стали - поздно вечером, а утром рано уходит, зато богатенькими станем, - и она довольно улыбнулась своему отражению в зеркале -хорошо-то как!
Полдня прошли в домашних хлопотах, написала письмо маме, полистала журнал «Работница». Расстроилась после прочитанного рассказа - она ушла к другому, бросив семью. «Ой, нет, у нас такого быть не может». Оделась постояла, разглядывая свое лицо и, удовлетворенная осмотром, вышла из квартиры уверенной походкой.
День прошел обычно. Вечер опять в одиночестве - скучно. Ужин готовить не надо - столько осталось от вчерашнего. Да и поздно уже - одиннадцать скоро. «Неужто работа Сашку так держит? надо узнать - чем черт не шутит. А то - вот тебе платье, а сам к другой. Сколько об этом пишут. Ой, нет, он не такой,- ход ее мыслей прервал звонок в дверь. — Наконец-то! - и Женя, облегченно вздохнув, поспешила открывать.

Но на пороге стоял незнакомый плотный мужчина лет пятидесяти с немного нагловатыми цепкими глазами. Женя даже поежилась под его взглядом.
- Извините, передаю просьбу мужа - задержится, срочная работенка, но и прибыльная. Заботливый он у вас, пришлось сделать крюк на машине. Но... не жалею. - его глаза забегали по Жениной фигуре, от чего он поспешно поблагодарила мужчину и закрыла дверь.
- Господи, бывают же такие! Хотя в общем смотрится неплохо-крепенький орешек, а Сашка мой совсем за месяц сдал - похудел. Ничего, зато потом за границу съездим - Тонька с мужем уже и в Румынии и в Польше успела побывать, но и мы не лыком шиты, - Женя сбросила халат и нырнула под одеяло. Быстро уснула и не слышала, как тихонько пришел муж, что-то пожевал на кухне и на цыпочках, чтобы не разбудить Женю, устроился спать на диване. Казалось, прошло не больше часа, хотелось спать-спать, но Женькины руки теребили его волосы, пахли чем-то душистым и отгоняли этим сон.

- Мучительница, не даешь мужу выспаться... съем! - Саша подскочил, сгреб в охапку Женьку и прижал к себе. -Ну, рассказывай, как жила без меня сутки?
Сели на диван.
- Нет, это ты рассказывай, где бродишь по ночам, и какая-такая у тебя работа, и что за гонцов присылаешь?- и Женя капризно надула губы.
- Да что рассказывать. Я тебе уже говорил - чиню машины, голова имеется сообразительная, деньги большие идут, пусть тебя это не беспокоит, душа моя, - он закружил Женю по комнате, напевая: «Любовь моя-а, моя-а любовь...»
Погладил по щеке «свою любовь» и уже из ванной крикнул:

- А гонец - так это мой начальник, хваткий мужик, деньжищ имеет - нам и не снилось!
Женя надела халат, поправила перед зеркалом прическу и отметила, что чувствует себя такой же молодой и задорной как тогда, когда Саша робко пытался ухаживать за ней. Уже ставя чайник на плиту, вспомнила, сколько парней за ней увивалось, потом появился Антон Павлович из планового отдела, думать о нем расхотелось - закрутил он ее тогда в водовороте, любовь - не любовь была, а какая-то тягучая , не нужная ей связь. Через два года уехал с семьей, и все оборвалось. А потом появился Саша - В автобусе билетик передавал закомпостировать... Смешно. Ходил по пятам, узнал смены, встречал после вечерней. Так и поженились. Хороший он человек, душевный.

- О ком думаешь? признавайся, что обо мне, а?
- Да о ком же еще, не о том же дядьке, что меня вчера напугал?!
- А он, кстати, кот-мужичок! Смотри у меня, Евгения! - и он шутливо погрозил пальцем.
Завтракали, слушая мелодии прошлых лет, оба согласились, что хороши они необыкновенно своей напевностью, поспешили одеться и вышли вместе. Саша решил показать Жене свое новое место работы, она успевала по своим делам и на фабрику.
Небольшое здание, с широкой площадкой перед ним, находилось за Домом быта почти в центре. Было чисто везде. Машины стояли там и тут. Возле каждой возились люди. Некоторые кивали Саше и продолжали молча работать.

- Ну, вот здесь я и добываю деньгу. Место чистое. А что - инженер - так мне это как раз и нужно. Так что, Женечка, будешь скоро и колье, и туфельки иметь. А теперь пора за работу, - и он показал ей, как пройти к выходу.
Женя, задумчиво шла по площадке и вдруг остановилась. Она почувствовала, что кто-то наблюдает за ней, оглянулась. У открытого окна стоял «мужичок-кот», она его сразу узнала. Он кивнул ей и улыбнулся. Но Женя, не ответив на приветствие, поспешила к выходу.

- А вообще-то он - ничего, выглядит эффектно, модный костюмчик. Еще бы! Саша говорил, что имеет он - дай бог каждому, - даже с завистью подумала она. - Ишь, кивает, как старой знакомой - дон-жуан нашелся... Значит, и я смотрюсь... - и, довольная, она скрылась за воротами кооператива.

Проходили дни за днями, недели за неделями. Александр старался заработать побольше, порадовать свою ненаглядную, хотя стал замечать неприятные перемены в жене: то грубое слово бросит в лицо (посмотри, на кого похож, доходяга), то недовольна чем-то - не сядет рядом за стол, то у знакомых задержится допоздна. Он пытался с ней поговорить, но Женя ссылалась на головную боль, усталость. Но особенно обижало, что все чаще стала отворачиваться к стене, не лаская, как раньше. «Наверно, период такой - женских каприз - перетерплю», - утешал себя Саша, не успевая додумать до конца, разобраться. Очень уставал, но и зарабатывать стал прилично. Появилось и ко¬лье к бархатному платью, и туфельки «модерн», и ... серьги.

- Какая ты, Женька, экономная, столько приобрела! - начинал хвалить Саша.
- Знакомые помогли достать дешевле. Да что это - много что ли? - изумлялась она, -жизни не знаешь, - и ее брови сердито хмурились.
Лето подходило к концу. Пора было ехать за Алешей, а Женя будто и забыла о сыне. Наконец, Саша решил серьезно поговорить с женой и выяснить причины таких перемен. Уйдя с работы пораньше, заскочил на рынок, купил цветов, как нередко случалось - порадовать дорогую супругу. Он бежал через две ступеньки. «Все будет как прежде -поговорим, разберемся. Я ее очень люблю», - с этими мыслями он, запыхавшись, остановился перед своей дверью и нетерпеливо нажал на звонок. В квартире стояла тишина. Он опять позвонил, но никто так и не ответил. Саша нашел свой ключ, с тревогой вставил в замочную скважину. Вошел как-то робко, боясь неожиданности. В комнате царил хаос. По всему было видно, что человек спешил, собирая вещи. «Неужели Женька...» -это было бы выше его сил. Он остолбенел, но глаза искали записку - с объяснением Женьки. Что случилось? Не жестокая ведь она?! Ушла?!

И вдруг до него донеслись... всхлипывания... Господи, что это, где?! Он заметался по комнатам, наконец, догадался, что звуки шли из ванной. Быстрей-быстрей! Это Женька!
Рванул на себя дверь, закрыта. Рванул снова, выдернув щеколду. Она сидела на полу в бархатном платье, туфельки лежали рядом, сидела и плакала в махровое полотенце. Увидев Сашу, застыдилась, сжалась в комок. Рыдания сотрясали плечи. Распухшее от слез лицо, измятое платье, волосы, торчащие в разные стороны - на нее жалко было смотреть. Что же произошло? Саша все держал букет. Он нагнулся приподнял Женино лицо за подбородок и молча протянул ей цветы. Она взяла, уткнулась в них и заплакала горько-горько. Ни о чем не спрашивая, Саша поднял ее с пола, нежно обнял за плечи и повел мимо беспорядка в кухню. Налил воды и стал поить как ребенка. Женя послушно выпила, положила голову на руки. Молчали. Он не торопил, знал - все расскажет. Так и произошло…

Как же он не мог догадаться?! Эх?!
Начальник по испытанной привычке «особого» отношения к женщинам, что называется, «засек» Женьку при первой мимолетной встрече. Не отставал - приходил домой в его отсутствие, уговаривал стать «его женщиной», назначал свидания, сулил горы золотые. Подарил серьги. Взяла. Нервничала. Сегодня в 15.00 отходил поезд «Москва-Варшава», в котором оба, этот «кот» и Женька, собирались отбыть за рубеж. О чем мечтала, могло свершиться, но с другим. Поняла, когда лихорадочно собирала чемодан, - что все родное и близкое уйдет безвозвратно. Неужели такое благополучие выше любви?! А как же Алешка, сынок?! Да что ж она - враг своему счастью, что задумала!

- Сашенька, прости, если можешь, и поверь, что люблю тебя! - она плакала, но все тише и тише.
На следующий день на стол председателя автосервиса лег¬ли серьги и заявление об уходе.
Саша шел, намеренно чеканя шаг, шел к своему заводу. Его помнят, звали не раз обратно. Он не думал о Женьке плохо, ведь это была Его Женька. Только морщинка обо¬значилась на переносице, но ее он и не заметил.
Категория: Рассказы Автор: Наталья Пинчук нравится 0   Дата: 03:08:2012


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru