Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №13 июнь 2017
1 место в номинации "Проза" рассказ Талгата Ишемгулова "Ястребок". В номинации "Лирика" 1 место Иван Малов с подборкой стихов "Степью навеяны строки".











Королева


Давно это было, но вспомнилась моя история только сейчас, когда я остановился перед красивой церковью напротив Спасо-Евфимиевского монастыря в городе Суздале.
На этот раз не старина разбудила мое воображение, вспомнилось реальное юношеское приключение, которое непосредственно и тесно было связано с этой церковью много лет назад.
Мне очень нравилась девочка из 5-го «б», можно сказать, я был по уши влюблён в неё. В моих глазах она была королевой. Её голос, волосы, походка – все вызывало во мне восторг. Естественно, что свое чувство к ней я скрывал, как только мог. В нашем 5 «а» уже был мальчишка, который достаточно настрадался от одноклассников за свои «нежности» к Вале, соседке по парте. Ему изобрели новое имя. Изобретение было очень простое. К его имени Коля прибавили имя Валя, а потом сделали нечто среднее. Получилось – Каля.
Мне вовсе не хотелось, чтобы из меня слепили такую «Калю», поэтому я молчал. Молчал и страдал, страдал и молчал. Я поклонялся «королеве» издалека.
Никто и никогда не смог бы догадаться, что происходило со мной, когда я видел эту девочку, а между тем мое сердце пятиклассника билось так, что казалось, будто это биение слышит вся школа, к тому же, я чувствовал, что по моим щекам водят горячим утюгом.
Стоило ей только подойти к какому-либо мальчишке и что-либо спросить у него, я тут же начинал ощущать, что утюг взят, и поглаживание щёк началось. Я был убежден, что она и разговаривает с этим мальчишкой как-то иначе, чем с девочками, и улыбается по-другому, и смотрит на него по - особенному.
О! Как я ему завидовал! Счастливец! – думал я, – с тобой разговаривает «королева», она одаривает тебя своим вниманием, она улыбается тебе! Счастливец, счастливец!
Подойти к ней у меня не хватало решимости, я просто-напросто не был способен на такой шаг. От одной этой мысли я чувствовал, что колени у меня дрожат, а лицо приобретает оттенок созревшего помидора.
Но однажды у меня создалось точное представление о том, что я должен делать.
Решение пришло само собой. Когда прозвенел звонок на перемену, я выскочил из своего класса и стал ждать, когда откроются двери 5 «б». Но вот они открылись, а через минуту я увидел Её! Сорвавшись с места, я стремительно ринулся бежать по коридору. Добежав до «королевы», я сделал вид, что оступился, а затем картинно рухнул ей под ноги, жалобно застонав. Всем своим видом, схватившись за своё колено, я стал показывать, как мне больно. Вот! Вот оно мое счастье, думал я! Сейчас «королева» поможет мне подняться, спросит, не отвести ли меня к врачу, а я, опершись на ее царственное плечико, отвечу, что все это пустяки, и что ничего страшного с моей ногой не произошло. Вот он, вот он миг удачи!!!
– Допрыгался, – раздался властный голос нашей классной руководительницы, – сколько раз я говорила, чтобы вы не носились по коридору, как очумелые. Горе мне с вами! Когда же вы, наконец, повзрослеете! Что с ногой-то?
– Ничего! – прошептал я, кося глаза в сторону «королевы».
«Королева» стояла мраморным изваянием.
– Чуть меня с ног не сбил, оглобля неуклюжая, – процедила она, и ее царственное плечико, на которое я так хотел опереться, дернулось от возмущения.
Я почувствовал, как горячий утюг неумолимо заходил по моим щекам.
Желанное знакомство с «королевой», можно сказать, не состоялось.
Мне пришлось ждать более подходящего случая, заявить о себе.
Однажды, когда мы с моим другом Вовкой проходили мимо Спасо-Евфимиевского монастыря, я увидел «королеву», которая сидела на лавочке вместе со своей школьной подругой. Они о чем-то оживленно беседовали. И тогда я принял решение.
– Вовка, – сказал я, показывая на церковь, что стояла на другой стороне улицы, – спорим, что я пройду по карнизу вокруг этой церкви, мне это – пара пустяков!
– Ты что, сдурел, – прошептал тот, – жить надоело?
– Не твоя забота, так спорим или нет?
– Нет! – категорически заявил Вовка, – и тебе не советую.
– Ну, так без спора докажу тебе, что я не такой трус, как ты!
– Не надо, не надо ничего доказывать, – Вовка не на шутку испугался.
Я, молча, направился к церкви.
– Стой, – закричал Вовка, – да ты и вправду сдурел!
Я его не слушал, мыслями я уже был там, на карнизе: «Сейчас «королева» увидит, на что способна оглобля неуклюжая».
Решение было принято, и я ринулся совершать подвиг. Добравшись до смотровой площадки, я посмотрел вниз и …обомлел! «Королева», видимо, не имела ни малейшего желания следить за моими «героическими деяниями». Она продолжала упорно доказывать что-то своей собеседнице. Голова у дамы моего сердца крутилась вправо, влево, чуть ли не назад, но только не туда, куда надо. Только сейчас я понял, как опрометчиво поступил: надо было еще внизу как-нибудь привлечь внимание «королевы». Теперь же моя рискованная затея могла оказаться не только опасной, но, что самое главное, не нужной. Смотреть вверх «королева» явно не желала.
– Э-ге-гей! – закричал я во всю глотку. Вовка, что, не хотел спорить, испугался? А это все потому, что ты жалкий трусишка.
Вовка молчал, а «королева» по-прежнему была занята разговором с подружкой. Складывалась трагическая ситуация. Я теперь со всей отчетливостью понял, что совершить подвиг на глазах у изумленной «королевы» – это совсем не то, когда приходится рисковать в гордом одиночестве. Для Вовки я мог, во всяком случае, придумать что-нибудь менее рискованное.
И тут я увидел, что «королева» меня заметила. Она махнула мне рукой и что-то закричала. Ага, – сказал я сам себе, – теперь-то «королева» поймет, кого она обзывала неуклюжей оглоблей. Гордость за самого себя переполнила мое сердце, я шагнул на карниз. Шаг, два, три! Еще шаг, … еще! Стараясь не думать о той бездне, которая разверзлась подо мной, я буквально вжался в стену, слившись с ней воедино. Еще шаг, еще! Стало страшно. Промелькнула мысль: «Зачем я все это делаю? Вон Света Куприянова из 6-го класса запросто позволяет Сережке Ершову свой портфель до дому доносить, а что он для этого сделал? – Ничего! Во всяком случае, он по карнизам не ходил, да и под ноги ей, наверняка, на перемене не бросался».
Ещё шаг, ещё, ещё! Сердце стучало так, что казалось, оно отпихивает своими ударами меня от стены, к которой я прижимался из последних сил. Мне теперь было безразлично, смотрит на меня «королева» или нет. Только бы дойти, только бы дойти! Я продвинул на несколько сантиметров левую ногу вперед, с тем чтобы, опершись на нее, подтянуть правую, и вдруг с ужасом почувствовал, что в этом месте карниз уходит из-под ноги.
Не может быть, – подумал я, – неужели дальше пути нет! Пальцы мои впились в стену, и я еще плотнее прильнув всем телом к холодным камням этой многовековой церкви, заплакал! Пот стал застилать глаза, но я, уткнулся носом в стену, и изо всех сил сдерживая душившие меня слезы, пошел назад. Шаг, два, три. Еще шаг, … еще! Только бы дойти, только бы дойти! Церковь дышала на меня могучим дыханием прошедших трех столетий, а я, в самом прямом смысле всем своим существом, слившись с этой исторической достопримечательностью, все шел и шел! Еще шаг, … еще! Когда я добрался до площадки, радости моей в ту минуту не было предела. Всё, всё обошлось хорошо, все нормально! Я ликовал! Спустившись вниз, я, как ни в чем не бывало, подошел к Вовке.
– Жаль, что карниз оказался испорченным, – сказал я, – а то бы вокруг церкви по нему можно было хоть целый день ходить.
– Да при чём тут карниз? – замахал руками Вовка – я такого страху натерпелся, что и выразить не могу. Ну и смельчак же ты!
– Подумаешь смельчак, – засмущался я, – это для меня – пара пустяков. Если бы не испорченный карниз, я хоть десять раз мог бы обойти по нему вокруг церкви. Он же широкий, на нем спать можно, я, брат, и не такое могу!
– Послушай, – услышал я чей-то голос, – на первом же пионерском сборе я расскажу, как ты на церковь забирался. Я обернулся, передо мной стояла «королева».
– Это же памятник архитектуры, исторический памятник, – чеканя каждое слово, продолжала она, – наша историческая достопримечательность, а ты, наверное, там все стенки покарябал. Стыдно! Соображать надо! А еще пионер!
Она уничтожающе посмотрела на меня и направилась к своей подруге. Я окаменел! Вот уж такого подарка я от «королевы» явно не ожидал. По щекам опять пошел гулять горячий утюг, но на этот раз его водила рука негодования, а не любви.
– Мымра, – закричал я ей вслед, – мымра воображалистая. Ты чего ко мне цепляешься, что ты меня выслеживаешь?
Получив в ответ уже знакомый мне уничтожающий взгляд «королевы», я замолчал. Мне стало до слез жалко тех невероятно трудных усилий, которые я затратил, чтобы понравиться этой девчонке.
– Пошли отсюда, – сказал вдруг Вовка и потянул меня за рукав, – не связывайся с ней. Знаю я ее. Это такая зануда, что до нее никакие слова дойти не могут. Они по пути к ее персоне от тоски прямо на лету засыхают.
– Знаешь? Откуда? - я удивленно посмотрел на Вовку.
– Знаю и все тут, пошли отсюда, – Вовка смачно шмыгнул носом, – а то, что воображалистая она – это точно, это ты верно сказал! Натуральная мымра!
– Ладно, пошли, – согласился я, – не перед кем нам здесь героев разыгрывать!
А уже через пятнадцать минут мы с Вовкой сидели на крыльце моего дома и с аппетитом ели сочные яблоки. «Королевы» для меня больше не существовало!

























Категория: Рассказы Автор: Юрий Чигров нравится 0   Дата: 14:11:2011


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru