Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---






#Приподнятая вуаль.

В доме было тихо и сумрачно. Он был построен в старом стиле. В нём было всегда тепло и тихо. Толстые стены ограждали жильцов от малейшего шума. Они были выложены из массивных блоков из известняка и чёрной глины. Этот материал в любую погоду сохранял в доме тепло и определённую влажность. Пористый известняк поглощал в себя мельчайшие звуки, доходившие из вне. Старые ветки дикого винограда оплетали всю внешнюю стену дома. Издалека он казался маленькой лесной избушкой. Только подъехав ближе, ты начинаешь понимать, что этот дом больше похож на небольшой замок.
Во всём городке, который находился на юге Австрии, не было дома ему равного. Что-то необъяснимое давало тебе понять, что в этом доме всегда существовали роскошь и достаток.
У окна этого старинного дома стояла девушка. Она была одета в свадебное платье, цвета светлого шампанского. Оно облегало стройную фигуру девушки, спадая волнами на пол.
Девушка была очень красива. Это была красота женщины, глядя на которую становится грустно. Это можно сравнить с тем, когда смотришь на журчащий ручеек: ты долго смотришь на прозрачную, серебристую воду, которая завораживает твой взор, медленно успокаиваешься. И тебе становится спокойно и хорошо настолько, что не хочется возвращать свои мысли туда, откуда они пришли.
Лицо девушки было совершенным. Высокий лоб, большие тигриные глаза, то ли тёмно- зелёного, толи светло коричневого цвета. Длинные чёрные волосы, собраны в тугой узел на макушке, придавали шее ещё более утончённый вид. Прямой нос и пухлые губы придавали девушке благородство. Всё было идеально в ней. Красивая высокая грудь, длинные ноги, тонкие и длинные пальцы рук…
Девушка смотрела через залитые летним дождём стёкла и о чём-то думала. Её лицо не выражало никаких эмоций. Скорее, она что-то вспоминала, потому что глаза замерли в одной точке, лишь изредка моргая веками.
За окном рос старый сад. Он отличался от других соседских садиков своим размахом и простотой. В нём не было смешанного стиля, который стал модным в Австрии в последние годы. Это был старый, ухоженный, грустный сад.
Вишнёвые деревья жались друг к дружке, спасая свои юные ягоды от густого июньского дождя. Грузные яблони подставляли свои широкие листья под капли, как будто пытались их искупать в дождевой воде. Смешной и важный крыжовник игриво шелестел под струйками воды, которые стекали с пышной и довольной собой груши.
Время от времени какой-то плод громко падал на землю, тут же отправляясь в путешествие в мутном ручейке в низ сада.
В комнату вошла пожилая женщина. Она на мгновение остановилась, невольно залюбовавшись красотой девушки.
« Какая красивая жена буде у моего сына!!! И дети…»- подумала женщина и тут же окликнула девушку:
- Анна, ты готова, сокровище моё?- Тихо промолвила женщина по-немецки, - Давид уже давно ждёт тебя в церкви.
-Да, сейчас,- не поворачивая голову,- ответила с явным акцентом Анна.
Женщина ещё мгновение постояла, потом повернулась и грузно направилась к двери.
Анна потянулась к подоконнику, взяла сигарету, зажигалку и закурила.
« Это будет моя последняя сигарета. Я обещала Давиду» - подумала она, и тут же снова провалилась в свои воспоминания.
Анна родилась на юге Украины. В большом и грязном промышленном городе.
Девушка помнила себя не с очень маленького возраста. Где-то с 4-5 лет. Сколько помнила себя она, на неё всегда смотрели люди. Молодые и старые, женщины и мужчины.
Иногда она замечала, что мама прячет её за себя, когда они проходили мимо мужской компании. Сначала Анна не понимала, почему она так сильно привлекает внимание к себе. Только в лет 10 она поняла, что очень красива.
Анна была не только красивым, но и добрым ребёнком. Её любили все - учителя, дети, родители детей, просто прохожие. Они пытались погладить её по голове, как проходящую мимо пушистую кошку.
Анна была смелая и отважная. За это её любили и уважали всё мальчишки школы. Любили и побаивались. Что-то угрожающее было в этой девочке. Это как смотреть на красивого и забавного тигрёнка. Смотреть все могут, но погладить не каждый рискнёт.
Анне было скучно сидеть на нудных уроках. Ей было намного интереснее в это время проказничать с мальчишками. Она любила, когда весело. Весело должно было быть всегда и везде, не зависимо от времени и обстановки.
Иногда Анну пробивало на рисование. Она, сжав губки, что-то изображала на бумаге, да такое, что потом и сама понять не могла. Учитель рисования долго всматривался в её «творения», о чём-то долго думал, затем уносил их с собой. Анну не беспокоил тот факт, что только её рисунки оседают в учительской папке. «Наверное, они смешные»-думала девочка и тут же забывала о них. Часто девочка замолкала и о чём-то мечтала. Сумбурные мысли догоняли друг друга, цепляясь за скрюченные фантазии.
Так и прошло её детство - в мечтах и мелких шалостях.
В старших классах Анна сформировалась. Её длинные ноги перестали пугать её маму. Она сложилась хорошо и складно. Весь её облик выражал породу. Ей подруги, одна за другой повторяли : «Мне бы твою красоту…я бы перевернула мир». Анна не считала себя красивой, поэтому и не пыталась пользоваться этим достоинством. Она любила жизнь. Порхая, как бабочка, девушка бездумно летела на красивые огоньки, то на один, то на другой, раскрывая свою тёплую душу им на встречу. В ней не было ни злости, ни зависти, в отличии, от других девушек.
Подружки одна за другой влюблялись, то в старшеклассников, то в учителей. А Анна смеялась над их страданиями и сама тихонечко мечтала о любви. Но влюбиться было не в кого. Сверстники её побаивались, некоторые принимали за своего парня. Учителя её раздражали. И только позже она влюбилась в парня из соседнего дома. Он был красивый и дерзкий, намного старше её. Это чувство не очень понравилось девушке. При виде Андрея (так звали этого парня), Анна робела и стеснялась, постоянно пребывая в состоянии, близким к стрессу. А девушка не любила таких состояний души. Ей нравилось, когда ей легко и просто. Она любила свободу. Свободу от страданий и бессонных ночей. После этого она дала себе слово не влюбляться больше никогда. Но нарушила своё слово почти сразу. Позже были встречи и расставания, разочарование и тоска. И снова встречи. Однажды Анне показалось, что это и есть любовь. Та, которую она ждала всю свою сознательную жизнь. Она родила от него ребёнка. Любовь осталась в этом хрупком и тёплом комочке, которого ей принесли кормить в роддоме. Она приложила ребёнка к груди и забыла его навсегда. Дочь росла, а любовь и боль затихли, лишь изредка напоминая о себе в облике маленькой дочурки.
Анна очнулась от мыслей, посмотрела на часы, висящие на стене, и вздохнула. Скоро она выйдет замуж за Давида. Он любит её. Он сделал её другой. Вернее, он спас её. Спас от неистовой зависимости, всепоглощающей любви. Спас от мучений и угрызения совести.
Спас от самой себя.
Это случилось два года тому назад.
Они снова случайно встретились…
Олег обнял её и спросил:
- Ну что, моя кошка, замуж ещё не вышла?
Анна улыбнулась ему, и они начали болтать, как всегда - обо всём на свете и не о чём конкретном. Потом договорились встретиться выпить вместе кофе. И сами не заметили, когда стали любовниками.
Олег был очень сильным. Его внешность абсолютно не вязалась с его характером. Он был выше среднего роста, широкоплечий, с густой, слегка поседевшей шевелюрой. Глаза. Вот что завораживало в этом мужчине. Они были умными, добрыми и очень грустными. Он, как будто что-то понимал, чего не могут понять другие люди. Но ему от этого не было легче. Наоборот. Он как будто страдал от того, что не может ничего изменить.
Олег был намного старше Анны. Ко всему прочему, он был ещё и женат. И у него были дети.
Анну это не сильно беспокоило. Она твёрдо знала, что никогда не будет настаивать на том, что бы он бросил семью. Ей было жаль всех…Олега, его жену, детей. И меньше всего себя. Ей было очень хорошо с ним. Она любила его. Неистово и самозабвенно.
Но со временем, Анна начала замечать, что она очень счастлива, когда он находился рядом. Но, стоило только им расстаться, как на неё находило необъяснимое чувство. Её сердечко тяжело ныло. Она страдала. Что-то мучило её. Много раз девушка пыталась разобраться в своих чувствах к этому мужчине. Но тщетно. Пока однажды не зашла в церковь. Это была большая православная церковь в центре города. Анна пробегала мимо, вдруг, зазвонили колокола. Она от неожиданности остановилась, и некоторое время так и стояла на тротуаре. Какая-то сила сама понесла её в внутрь церкви.
Анна осторожно зашла в неё. Она, крадучись, подошла к иконе какого- то святого и начала рассматривать её. На её большое удивление, лик святого отводил от неё глаза. Анна подумала, что всё это ей причудилось. Она подошла ко второй иконе. Но, и другой святой не хотел смотреть ей в глаза. Анна разозлилась на собственные фантазии, и быстро вышла из церкви. После этого случая в церкви, она часто грустила, и её всё чаще накрывало чувство камня на душе. Со временем это стало учащаться.
Однажды, Олег спросил у неё:
- «Маленькая моя, ты понимаешь, что я никогда не уйду из семьи?»
Анна ответила утвердительно. Но, после этого в её душу прокрался ещё один тёмный лучик. Отныне она не находила себе покоя. Дошло до того, что девушка начала плохо себя чувствовать. Анна ничего не могла понять. Вроде бы и отдыхает много, а ноги не носят её. Она уже не летает, как прежде, а тяжело передвигает свои стройныё ножки, как будто неся за собой огромные глыбы. Девушка по-прежнему очень сильно скучала по Олегу. Она бежала к нему на свидание, не видя перед собой земли. Но, потом, дома, Анна снова ощущала это ненавистное давление.
Это продолжалось до тех пор, пока она, доведённая до края, не сбежала от всех. Она улетела в Прагу. Туристическое агенство быстро оформило ей тур, и девушка отправилась в Прагу. В Праге она поселилась в хорошем отеле в центре города. По прилёту, как только она вошла в свой номер, она упала, не раздеваясь на кровать, и тут же уснула. Неизвестно, сколько ей удалось так проспать. В комнату постучала горничная, открыла своим ключом дверь. Она спросила, как чувствует себя Анна. Видимо, в отеле заметили, что девушка долгое время не выходила из своей комнаты.
Анна приняла душ и отправилась в город на прогулку. Ей абсолютно не было страшно, хотя она не знала ни чешского, ни английского языков. Девушка шла по красивым улицам этого прекрасного древнего города. Был сентябрь месяц. Немногочисленные деревья уже начали осыпать свои слегка пожелтевшие листья.
Прага- это город старого камня.
Громоздкие, благородные дома нависают над головами прохожих. Замысловатые памятники занимают все свободные островки между домами. Мостовая также выложена из отшлифованного камня. Увидеть в центре города островок из деревьев очень трудно. Для этого необходимо выбраться в парк, или новый город. И мосты…мосты…мосты..
Анна сбилась с толку их считать. Они соединяли 2 берега широкой, могучей, но дружелюбной реки. Когда смотришь с моста на воду, кажется, что быстрое течение несёт этот мост и тебя на нём, унося туда, где соединяется река и небо. Анна подолгу стояла на «Карловом» мосту и наблюдала за людьми.
Она отметила про себя, что почти все туристы или слишком старые, или же наоборот - студенческого возраста.
Молодые люди резво спешили, сбиваясь в стайки на другой берег, напоминая разноцветные тучки. Китайцы, монголы, французы, немцы…
Люди преклонного возраста, не спеша, плелись, подбадривая друг друга громкими шутками. Анна видела в их глазах тихую печаль, вперемешку со скрываемым страхом. Эти старики понимали, что они уже перешли на тот берег давно, и знают что там лишь одиночество и старость.
Анну удивлял тот факт, что людей среднего возраста почти не было в числе туристов, гуляющих по Праге. Тогда в её голову пришла мысль, вернее ассоциация: молодость и старость – это 2 берега одной реки. А мост- это и есть средний возраст. Эти люди много работают, воспитывают детей, строят дома и собирают хлеб. Им некогда гулять по «Карлову» мосту. Они уже отправились с одного берега, но ещё не дошли до другого. Да так и застыли там, на долгие годы, добывая хлеб насущный. Только не знают они того, что дорога от одного берега к другому очень короткая, учитывая ту скорость, которую выбрала молодёжь. Молодые люди не боятся ничего. И в том числе старости, они попросту не знают, что это такое. Им кажется, что это их никогда не коснётся. А если даже коснётся, то это будет очень и очень не скоро.
Возвращаясь в гостиницу, девушка вернулась обратно по мосту на свой берег. В начале моста она увидела толпу и рядом стоящую машину «Скорой помощи».
Анна по натуре была очень любопытной. Она просочилась через стену туристов и перед ней предстала страшная картина. Умирал пожилой мужчина. Или уже умер. Врачи что-то ещё пытались делать, но их лица говорили: »Всё».
Анна с ужасом отступила несколько метров назад. Никогда раньше она не была так близко к смерти. Это настолько сильно потрясло её, что она так и стояла некоторое время на этом месте. Вскоре она опомнилась, отошла подальше начала наблюдать за толпой.
Больше всего девушку поразило равнодушие этих людей. Это была немецкая группа. Мужчина, видимо, путешествовал один. Это было понятно сразу. Над ним никто не плакал и не «убивался» за ним. В стороне стояли немцы с его группы и тихо беседовали. Некоторые даже умудрялись что-то жевать.
« Что искал этот старик в чужой стране в таком преклонном возрасте? Почему он один и почему ему не сидится дома?»- Анна лихорадочно перемалывала в голове мысли, одна за другой.
Видимо, он хотел обмануть смерть. Он сбежал от неё, не захотел ждать её у себя в тёплой постели. Ему хотелось жить, поэтому он сбежал…
Но судьба безжалостно настигла его именно на берегу реки, в начале моста… или в конце. Никто этого не знает, где начало моста, а где конец. Где же лучше умереть, в своём родном доме, или на мосту в чужой стране?
Анна опомнилась и в подавленном настроении поплелась в отель.
По пути её то и дело попадались костёлы. Их так много здесь, в центре Праги!
Маленькие и важные, низкие и со шпилями, уходящими высоко в небо.
Анну потянуло именно в величественный, с элементами гротеска, древний костёл.
Она вошла вовнутрь, на ходу выключая мобильный телефон.
Раньше Анна уже посещала костёлы, но когда она вошла в этот, она пришла в изумление.
Размах и величие этого костёла захватывали дух. Она скромно присела с краешку скамейки и принялась рассматривать людей. Да, именно людей. Анне всегда были интересны люди. Она считала, что эти все памятники архитектуры буду стоять тысячи лет. А вот каждый человек- это есть самый ценный и неповторимый памятник. И что самое важное - этот памятник не вечен. Человек уходит, и на его место приходит уже совсем другой.
А тот, что ушёл, уходит в забвение. Лишь изредка его вспоминают родные люди, так и до конца не узнавшие этого человека. Он уносит всё с собой. Лишь выдающимся людям выпадает такое счастье, как вечная память. О нём написаны книги, ему посвящены песни, с него сваяли памятник из бронзы, или гранита.
Мало кто из писателей набирался смелости описывать жизнь конкретного, простого человека.
Анна пробежалась взглядом по лицам людей. В отличие от её соотечественников эти люди выглядели спокойными и умиротворёнными.
Девушка задержала свой взгляд на молодом человеке. Он стоял возле огромной позолоченной иконы и, не шевелясь, рассматривал её. В таком положении он простоял больше часа. Анна с любопытством наблюдала за ним. Вдруг, юноша резко повернулся к ней лицом и мило улыбнулся ей. Анна растерялась от осознания того, что оказывается, он не смотрел на неё всё это время, но видел её. Она засмущалась и отвела взгляд.
Анна окинула взглядом храм и направилась к выходу.
Во дворе храма она включила телефон и медленно побрела в сторону отеля.
На утро Анна снова оказалась в этом костёле. Ноги сами понесли её туда. Она сидела в глубине храма и глазами искала вчерашнего парня. Что-то тянуло её к нему, а что девушка не могла понять. Но юноша не появлялся. Анна поднялась и направилась к выходу. За дверью костёла девушка принялась включать телефон, но он выскользнул из её маленьких рук и упал на гранитный пол, рассыпаясь на части. Девушке пришлось присесть, что бы собрать всё, что осталось от этого телефона.
Вставая, она ощутила столкновение с кем-то. Она подняла глаза и увидела вчерашнего парня. Он, видимо хотел присесть, что бы помочь ей с телефоном, но в это время Анна уже поднималась и они столкнулись. Вопреки боли, Анна виновато заулыбалась.
- Простите, - сказала она.
-Sorry,-ответил парень,- Давид - внезапно выпалил он, и протянул руку девушке.
Анна растерялась, явно не понимая, зачем он протянул ей свою руку.
Давид ещё несколько секунд задержал руку в воздухе, затем спрятал её за спину. Как - будто пытался успокоить девушку этим.
Они так и стояли. Давид что-то говорил то на немецком, то на английском языке, а Анна глупо ему улыбалась.
Давид первый сообразил, что нужно предпринять. Он схватил руку девушку и потащил её в глубину двора, где лежала куча песка, недавно привезённая сюда строителями. В костёле велись ремонтные работы.
Он наклонился и нарисовал на песке земной шар, а рядом вопросительный знак. Анна захохотала и произнесла медленно: «У К Р А И Н А».
Так они общались, рисуя и говоря на разных языках до наступления сумерек.
Давид проводил Анну до отеля и написал свой номер телефона ей на ладони.
На следующий день утром он позвонил ей и попросил выйти на улицу, только на, им двоим понятном, языке. Так шли дни за днями. Они гуляли по улицам Праги, пили кофе и рисовали на салфетках. Однажды Давид пригласил её в парк, где росло неимоверное количество роз. Он долго вёл её по узкой тропинке, пока они не наткнулись на маленькое сооружение, накрытое лоскутом ткани. Давид сбросил эту ткань. Под ней оказался мольберт и столик с красками и кисточками.
Анна широко раскрыла глаза. Давид показал ей жестами, что она должна начать рисовать. Девушка замахала головой. Но юноша взял её за плечи и подвёл к мольберту. Сам же удобно расположился на траве и устремил свой взор в небо. Анна сначала с опасением, потом смелее, смелее наносила мазки на холст, провалившись позже в какое-то забытьё.
Она очнулась, когда Давид взял её за руку. Анна посмотрела на холст и испугалась саму себя. Она нарисовала небо. Оно было всё в тучах. Серых и тяжёлых.
Последующих 2 дня они снова проводили вместе. Анне был интересен этот юноша. Он был высокий, рыжеволосый и с крупными веснушками по всему телу. Если бы девушке кто-нибудь раньше сказал, что она будет встречаться с парнем с такой внешностью, она бы в жизни не поверила. А сейчас ей интересно проводить время с Давидом и его веснушки даже забавляли её.
Давид приехал из Австрии. Этим летом он получил диплом врача и приехал в Прагу, что бы набраться новых сил для трудной и кропотливой работы по специальности.
Он сразу влюбился в Анну- эту ангельски красивую девушку с почти неизвестной ему страны. Ещё там, в костёле, он просил Деву Марию любви с этой незнакомой светлой девушкой. Его не пугали трудности. Он не боялся отличия языков и культуры. Он боялся только одного - эта девушка не обратит внимания на такого, как он: рыжеволосого, в «конопушках» австрийца.
Но, видимо, Дева Мария выполнила его просьбу, потому как Анна с удовольствием общалась с ним. Это самое главное. Остального он добьётся, чего бы ему это не стоило.
И он добился. Давид уже через 2 недели посетил Украину. Он жил у Анны почти неделю. За это время они успели познакомиться со всей её немногочисленной роднёй, и главное - к нему привязалась София, дочь Анны.
Он не слезала с его колен и даже однажды назвала его папой.
А через 2 месяца Анна уже гостила у Давида дома.
Его интеллигентные родители в глубине души не стильно одобряли выбор сына. Всё-таки она была мало образована и не знала других языков, кроме русского. Но они очень сильно любили своего сына и смирились с возможностью скорой свадьбы.
Их первая близость была в гостинице Вены. Давид повёз Анну в Вену, что бы показать ей этот старый и сонный город. Они остались на ночь в гостинице.
Вечером они посетили итальянский ресторан, Анна много пила красного вина. Она слегка захмелела. Давид помог лечь ей в постель и сел рядом. Что было потом, плохо помнит Анна, но навсегда запомнил юноша. Ещё никогда в жизни он не был таким счастливым. Его накрыло всепоглощающей страстью.
Утром, на своё удивление, Анна не почувствовала отвращения к Давиду. Она лишь на мгновение отметила, что любит она всё-таки Олега. Но они давно не виделись. Девушка избегала с ним встречи по приезду из Праги. Она заметила, что её уже не мучают те ощущения, которые её не давали покоя в последнее время. Она, как - будто очистилась от чего-то липкого и вязкого. Но, по ночам она жутко скучала по Олегу. Иногда она даже плакала, уткнув нос в подушку, не дай бог услышит мама.
Вечером за семейным ужином Давид попросил её руки. Анна, на своё удивление согласилась, чем безмерно осчастливила свою маму. Мама никогда не озвучивала в слух своё недовольство связью дочери с Олегом. Но она была уверена - это плохо.
Теперь мама не находила себе места от нахлынувших на неё положительных эмоций.
Она была по настоящему счастлива. Одного опасалась мама Анны. Это появление Олега. Она знала свою дочь очень хорошо. Если он появится, дочь передумает выходить замуж за этого тихого и доброго парня из Австрии.
Мама незаметно стёрла номер Олега из телефона Анны, и всячески загружала дочь домашней работой. Лишь бы та не начала искать Олега. И вот свершилось. Сегодня свадьба. Мама Анны одевала Софию в другой комнате этого роскошного дома и думала свои материнские думы: «Надо пойти в церковь по приезду. Надо поблагодарить бога за избавление Анны от той не нужной, губительной страсти». В комнате появилась Анна во всей своей красоте. Мама от изумления выпустила из рук зонт, он шумно грохнул на пол. –Доченька, какая ты у меня красавица!!!- воскликнула мама.
-Мама, София- нам пора,- с грустным лицом ответила Анна.
Православная церковь находилась в новой части города, среди построек советских времён. Давид попытался уговорить Анну венчаться в католическом костёле. Но она была непоколебима. Это было её главным и единственным условием - венчаться в православной церкви. После нескольких раундов переговоров со своими родителями, Давид сдался.
Теперь он стоял возле этой церкви и ждал свою любимую Анну.
Он был счастлив. Он любил Анну и не меньше любил её дочь Софию. Юноша понимал, что Анна почти не любит его. Но он верил: она узнает его лучше и полюбит его также, как и он её. Давид догадывался, что девушка любит другого мужчину, но он терпеливо настроился ждать. Ждать, пока она забудет его.
За этими мыслями Давид не заметил, когда к площади приблизился свадебный кортеж.
Он быстро подбежал к машине и открыл дверцу. Из машины вышла Анна.
Давиду показалось, что в этот момент на неё смотрят все люди, которые находились в радиусе километра от церкви.
Её красота была такой необыкновенной, что Давид лишь поднял свой взор и прошептал: «Спасибо, Дева Мария».
Через секунду он схватил Софию на руки и преподнёс её к лицу Анны. София взялась за края вуали и медленно приподняла её. Она поцеловала маму в щеку и громко захохотала. Вдруг, Давид увидел в глазах Анны дикую тревогу и испуг. Она смотрела на другую сторону площади, туда, куда Давид был повёрнут спиной. Он медленно повернулся, ощущая металл во всём теле. Он всем своим естеством почувствовал опасность…
На другой стороне площади, возле фонаря стоял седоватый мужчина, с красивыми умными глазами. «Это он!!!» -промелькнула в голове у Давида мысль.
Мужчина смотрел на Анну каким-то потерянным взглядом. Весь его вид излучал тоску и грусть.
Анна тяжело дышала. Её красивая грудь то опускалась, то поднималась, выдавая её волнение.
Давид замер. Он не мог ни думать, ни чувствовать. Всё, что он смог сделать - это сильнее прижать к себе Софию, как будто выдавая этим свои намерения –«Я не отдам тебя им, даже если твоя мама бросит меня».
Анна, наконец, очнулась от своего шока. Она отвела взгляд от мужчины, перехватила дыхание и лихорадочно переводила свой взгляд то на Софию, то на Давида, то на Олега.
Напряжение настолько нарастало, что даже голуби, гуляющие рядом, казалось, остановились и замерли.
Анна неожиданно поцеловала свою дочь и опустила вуаль. Она взяла за руки Давида и промолвила слегка дрожащим, но уверенным голосом:
-Пойдём, любимый, нам пора.
Давид не в состоянии ни о чём думать, взял за руку Анну, и они направились в церковь. А вокруг всё приняло вид броуновского движения. Вдруг беспорядочно начали двигаться люди, голуби, машины, трамваи, лошади.
Зазвенели колокола, прекратился дождь. Солнце обняло позолоченные купола церкви, мокрые от дождя. И они заискрились миллионами золотых огоньков, кидая блики в синеву июньского неба. Казалось, что всё вокруг ощутило божью благодать. Благодать от радости за ещё одну спасённую человеческую душу.


Бог даёт многим красоту телесную, многим красоту души.
Но очень редко он даёт и то и другое вместе.
Но если это происходит, то бог сражается за эту душу до конца.
И если он выиграл это сражение - тогда этот человек БЛАЖЕНЕН.



Категория: Рассказы Автор: Мария Яирам нравится 1   Дата: 16:04:2012
Пользователи которым понравилась публикация
Дорофеева-Миро Татьяна


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru