Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №14 коротких рассказов и стихов
Конкурс закрыт. Дата подведения итогов и оглашения победителей будет объявлена дополнительно. Спасибо всем участникам!











Раньше сядешь - раньше выйдешь

О том, что эта худенькая малолетка скоро появится в тюрьме, подследственные узнали из новостей. По словам репортёра криминальной хроники, Олеся поразила всех цинизмом. На вопрос, сожалеет ли она о своих преступлениях, девушка ответила в телекамеру: «Какая теперь разница. Раньше сядешь – раньше выйдешь!».
«Детей на мобильники кидать! У моего ребенка бы отняли телефон, да еще и с ножом! Я бы эту мразь не судила, а сразу придавила!» - горячились одни женщины. Другие возражали: «Да она сама – ребёнок! Только восемнадцать исполнилось. Тем более — наркоманка!»
Оказавшись в камере, Олеся заявила, что во всем созналась, судится в особом порядке и рассчитывает получить реальный срок – на момент ареста она уже находилась на условном*. Она оказалась коммуникабельной и веселой девчонкой. Несмотря на юный возраст Олеси, биография её была полна приключений.
Олеся была детдомовской. Когда она была подростком, её удочерила женщина, которую Олеся стала называть матерью. К этому возрасту Олеся обладала всеми вредными привычками, включая зависимость от опиатов.
Новая мама периодически оплачивала Олесе лечение в нарколожках** и просила устроиться на работу. Олеся то сбегала от неё к цыганам в табор, то веселилась с взрослыми мужиками, которые её обеспечивали. К одному из них она даже питала некое подобие уважения, но их отношения прервались. Причина была такова: он стал потерпевшим по её первому уголовному делу — шестидесятилетний научный работник, обладатель большой квартиры в центре города.
Однажды Олеся проснулась у него. Денег у неё не было совсем. Сожителя дома тоже не было. Пришлось забрать старый мобильный телефон своего благодетеля и все деньги, найденные в квартире. Этого было мало, поэтому Олеся сняла со стены картину «Морской пейзаж» и прихватила её с собой в ломбард. Чтобы спонсор не нервничал, Олеся оставила ему на столе записку «Мы забрали эту сучку, молись, чтобы она осталась в живых!». К вечеру деньги кончились, Олесе было стыдно перед своим кавалером. Она разбила пивную бутылку у входа в подъезд дома, изрезала себе руки и ноги осколками и окровавленная упала в объятья любимого. Олеся рассказала, что ей удалось вырваться и убежать от похитителей. Но без последствий эта авантюра не осталась: пока ее не было, спонсор уже сбегал в прокуратуру. Там возбудили дело о похищении человека. Когда Олеся увидела свою безграмотную записку в руках у следователя и поняла, что плод её фантазии превратился в вещественное доказательство, её разобрал дикий хохот. Следователь без труда распутал это незатейливое дело. «Морской пейзаж» XIX века вернуть не удалось, а в жизни Олеси появился условный срок.
Её престарелый любовник на суде вел себя не слишком адекватно. Стоя в клетке, Олеся краснела и жалела, что вообще связалась с таким занудой. Он постоянно перебивал участников процесса конструктивными на его взгляд предложениями и затягивал слушание. Требовал Олесю лечить от наркозависимости и аргументированно доказывал судье, что наркомания это болезнь. Свои тирады он перемежал сожалениями об утраченном навсегда «Морском пейзаже».
Судья даже пригрозила выставить его вон и ехидно поинтересовалась – что может связывать несовершеннолетнюю наркоманку и вполне уважаемого гражданина почтенного возраста. Тот сник. Олеся хотела пояснить судье, что сексуальных контактов между ними не было, и благодетель всего лишь мастурбировал на неё обнаженную, правда, практически каждый вечер. Но тот уже мямлил что-то о жалости к сиротке. Выглядело это довольно жалко, и она решила смолчать.
Получив условный срок, Олеся вернулась к названой матери, но денег ей по-прежнему не хватало — ее доза составляла уже восемь граммов в сутки***, а это значит, что каждый день надо было где-то найти восемь тысяч рублей. Очередной отдых в ГНБ**** из угрозы превращался в слишком вероятное ближайшее будущее. Олеся принялась воровать продукты под заказ для магазинчиков и кабачков Петроградской стороны. Несмотря на то, что она была очень осторожной и помнила о камерах, в одном из магазинов на выходе ее остановили и молча отвели в подсобку. Там Олеся получила удар в грудь и упала на каменный пол. Над ней возвышалась девушка в тяжелых ботинках с металлическими носами.
«Бабушке на лекарства надо?» - спокойно спросила она. – «Или на наркотики?»
Дальнейшие минуты казались Олесе бесконечными и состояли из вспышек боли и тьмы. Девушка молча избивала ее ногами, потом охранник магазина выкинул Олесю на улицу и посоветовал обратиться в милицию.
Гнев и обида кипели в Олесе. Пока переломанные ребра не срослись, она отлеживалась дома. Покончив с воровством продуктов, Олеся пересела на велосипед и выдергивала сумки у зазевавшихся девушек и бабушек. Ее объявили в розыск уже несколько районов города, и тогда Олеся вновь переквалифицировалась — принялась забирать мобильные телефоны у школьников. Вначале она просила отдать трубку по-хорошему в подъезде. Если школьник ей отдавал телефон, Олеся благодарила и уходила. Если нет – угрожала. Один раз она пыталась отнять телефон у одного хилого школьника, но тот сильно ударил ее по голове сумкой с учебниками, и Олеся еле-еле уползла от него. Нож она с собой не носила, прекрасно понимая, что это – лишнее. Как правило, школьники равнодушно отдавали «трубки» и шли домой жаловаться родителям.
Как-то на улице ее узнали по ориентировке оперативники и кинулись за ней в погоню. Олеся описывала это так: «Я бегу, такая красивая, на каблуках, волосы назад… » Один все-таки ее догнал, за что был искусан. Олеся выла, шипела и орала так, что милиционеры решили, что она психически больна.
Еще на опознании потерпевшие ребята стали отводить от Олеси глаза, передавали ей в камеру сигареты и шоколад. Оказывается, практически все школьники на допросах в красках описывала, как сильная девушка им угрожала ножом, и как они перепугались. Вес Олеси составлял примерно сорок килограммов, роста она была небольшого. А ограбленные школьники были выше ее и крепче физически. Хотя они стали путаться в показаниях насчет ножа, Олеся признала вину полностью, потому что летом в следственном изоляторе было очень душно, и она хотела поскорее уехать в колонию. Ей дали шесть лет лишения свободы. Олеся напевала блатные песенки и смеялась громче обычного, но во сне плакала. И тут сама прокуратура потребовала пересмотра дела! По их мнению, наказание было слишком жестоким, так как при вынесении приговора суд не учел, что у Олеси ВИЧ.
Дело направили на пересмотр в ином составе суда. Олеся горько смеялась, жаловалась, что небо в клетку ей надоело, и не трепали бы уже нервы. Но все в камере увидели в этом перст Судьбы и принялись уверять Олесю, что срок ей непременно снизят. Первый месяц Олеся орала: «Да идите вы!», на протяжении еще двух – то же самое, но в ее глазах затеплилась надежда. Олеся давала себе обещания измениться, начала креститься на иконки и перестала скандалить напропалую.
Ее предыдущий поклонник не оставлял надежды спасти заблудшую душу Олеси и писал ей поучительные письма в изолятор. В них, помимо жалоб на нехватку денег, содержались упреки и воспоминания об их с Олесей совместной жизни. Впрочем, конверт для ответа он вкладывал. Олеся писала ему в том же духе – просила прощения, рассказывала о тяготах своей теперешней жизни и делилась своими планами – получить в колонии профессию, отрастить волосы, найти настоящих подруг.
Приговор суд оставил без изменений. Узнав об этом, Олеся закричала: «Суки вы, я так и знала!» и расхохоталась. До вечера она смотрела мультики у старшей на шконаре. После проверки она долго писала маме письмо, опустив голову, курила одну сигарету за другой и вдруг горько, по-детски жалобно зарыдала.


*Согласно действующему законодательству, при совершении преступления на испытательном или условном сроке условный срок заменяют реальным, добавляют наказание за новое преступление и определяют общий срок путем частичного сложения.
**нарколожка – наркологическая клиника
***Зависимость от героина характеризуется в том числе быстрым привыканием организма к наркотику. Поэтому дозу приходится постоянно увеличивать, уже не ради «кайфа», а просто для того, чтобы не было «ломок». Из-за этого многие наркоманы умирают – пытаясь получить забытое удовольствие, вводят слишком большую дозу.
****ГНБ – городская наркологическая больница.
.
Категория: Рассказы Автор: Мария Иванова нравится 1   Дата: 01:09:2011
Пользователи которым понравилась публикация
Валеев Марат


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru