Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---






Екатерининский сад

Екатерининский парк.
- Бабушка, бабушка, ну когда же мы придем? - Опять ты, мама, все перепутала. Ну, и где тут волшебный сад с тенистым прудом? – Бабушка, жарко, пить хочется. - А где, мама, твои хваленые лебеди? Вечно у тебя все не так. Идем, идем, а куда непонятно.
– Бабушка, а где тут звезды, про которые ты рассказывала?
Мне тоже жарко и солнце застилает глаза, мешая разглядеть всплывающие в памяти картинки из прошлого. Я, действительно, совсем запуталась, и не в силах определить то место, куда мы попали. Вот уже, кажется, целый час мы идем в асфальтовом чаду от метро проспект Мира, и, кажется, опять пришли не туда. Мои дети правы. Я всегда путала направление, всегда терялась в трех соснах, попадала в трудные ситуации и с большими усилиями из них выкарабкивалась.
Этот сад, куда я их вела скоротать жаркий июльский день, был из моего детства, отрочества. Я и не знала, что он называется Екатерининским. В моем тогдашнем детстве он назывался сад ЦДСА. Сюда мы приходили гулять с родителями и старшей сестрой в выходной день. Днем здесь работали нехитрые аттракционы: карусель и огромная лодка-качалка на цепях. Плата за аттракционы было пустячной – 5 копеек. Размеры лодки могли поразить воображение любого ребенка. Она была с маленький корабль - метров 6 в длину и широченная, словно язык волны девятого вала. Именно эту лодку я представляла себе, когда читала в учебнике истории о рабах, прикованных к веслам на галерах. Кормы у лодки не было, а были два носа, горделиво задранные вверх. Ее нужно было раскачивать самостоятельно, желательно вдвоем или вчетвером, стоя с разных концов лодки. Самые смелые становились сверху широкой скамейки, я же всегда предпочитала быть ближе к земле, сидя на полу, уцепившись обеими руками за эту самую скамейку. Один раз моя старшая сестра раскачала лодку так, что еще бы чуть-чуть, и мы сделали бы мертвую петлю. Больше я в эту лодку не садилась.
9 мая и 7 ноября в парке ЦДСА бил ночной салют. Разгоряченные праздничным обедом, мы приходили заранее на площадь перед театром и стояли в тесной толпе шумных горожан. Изнывая от ожидания, я до боли в глазах всматривалась в темное небо и, блеклые в свете городских огней, звездочки разгорались в моих глазах, превращаясь в светящиеся шары. Салют всегда начинался неожиданно. Вот об этом я и рассказала как-то внучке.
В парке ЦДСА тогда был еще лодочный причал в конце заросшего пруда, на котором вечно болтались какие-то мальчишки, помогая желающим прокатиться спуститься на воду или причалиться к берегу. Вот с этого причала мы и поплыли однажды кататься. Мне было лет 13, а сестре моей - 17. Тот, кто впервые встает на борт колыхающейся на воде лодочки, бывает так же, как и я, обескуражен, ощутив свои две ноги, одна из которых остается на суше, а другая, раскачиваясь, уплывает по волне. Двое мальчиков тогда придержали лодку за борт, пока я меняла твердь на стихию воды. В воде лодка оказалась более устойчивой. Она скользила вдоль берега, огибая лебедей, или выплывала на середину, ударялась о борт других лодочек, цеплялась с ними веслами, убегала от лодок, в которых сидели мальчики, идущие на абордаж. Можно сказать, что катание на лодке было небольшим, но захватывающим приключением. За полчаса прогулки - на большее не хватало денег – голова успевала заполниться ветром романтики. Когда в тот день наша лодка причалила к берегу, моя сестра быстро из нее выбралась, а я, растопырив руки, не зная как шагнуть, все сильнее раскачивала лодку. Те же два мальчика, захватив багром борт, плотно прижали ее к причалу. Я, уцепившись двумя руками за причал, пыталась подтянуться и, так же, как моя сестра, ловко выпрыгнуть на берег, но, будучи с рождения неуклюжей, с длинными руками и ногами, не смогла подтянуть свое худое тело. Один из мальчиков подошел и подал мне руку. Не в силах отцепиться от причала, я вползла на него животом, помогая себе коленями, и поднялась на четвереньки. - Эх, девушка, - сказал мальчик. - Я Вам как королеве руку подал, а Вы на карачках!
- Вот сейчас пройдем этот сквер, а за ним будет парк, так в том парке и есть огромный пруд, где лебеди плавают, там и качели, и лодки, и тенистые аллеи, и парковые скульптуры. Он такой большой, что в нем можно потеряться – очнувшись от воспоминаний, ответила я на нытье моих девчонок.
Мы пошли по липовой аллее вдоль заросшего водорослями маленького водоема. Ни плакучих ив, купающих свои ветви в пруду, ни кудрявой зелени рядом не было по его берегам; не было следа и уток с лебедями. Кое-где под деревьями стояли скамейки. Посреди газона из земли бил фонтанчик. Струи, поднимаясь на метр, преломлялись по дуге и падали веером вниз. Моя внучка встала под воду, и сразу покрылась мелкими брызгами. Неподалеку на скамейки сидел мужчина в тенниске и шортах и держал раскрытую книгу перед собой. Но смотрел он мимо страниц, на девочку и улыбался. – Жарко – сказал он – вот бы и нам так.
- А где тут Екатерининский парк, бывший парк ЦДСА? – спросила я его. - Вы как раз в нем и находитесь. – Вон видите одноэтажный флигель. Это бывший дом Советской Армии. - А это тот самый пруд? – не поверила я. - Ну да, а какой еще. Его просто почистили. - В моем детстве все было не так - оглянулась я вокруг. – Там, где сейчас ресторан, был причал. А помните цепочные карусели и ту огромную лодку? А вон там еще была детская площадка и тир. А здесь заливали каток, и мы ходили кататься на коньках каждую зиму. А вы где жили? - Я – на Селезневке. - Мы тоже жили на Селезневке, а потом уехали. - Я здесь сто лет не была.
- Бабушка, тебе ведь 55 лет, как ты могла не быть так долго? – Если бы ты жила в России, Маша, ты бы знала, как – ответила я ей. - Моя внучка американка. Родилась в Штатах – объяснила я мужчине. - А вы катались здесь на лодках? - Я там целыми днями торчал, хотел моряком стать - ответил он. - А со мной был однажды случай. Я не могла вылезти из лодки, чуть не свалилась в воду, и один мальчик подал мне руку. - Да, у вас тогда был очень испуганный вид. Худая, неуклюжая, потерянная девочка. Мне захотелось сделать для вас что-то приятное. - А сейчас, сейчас можете сделать? – спросила я, боясь услышать отказ. – Помню, над ЦДСА сияли яркие звезды. – Попробую – ответил он и подал мне, как королеве, руку. - Идем смотреть на звезды! Я приняла его руку, и мы сделали первый шаг.
- Мама, бабушка – закричали мои девчонки хором - ты с ума сошла! Уходишь с незнакомым мужчиной. Какие сейчас среди белого дня звезды? - Правда, королевы все немного сумасшедшие? – спросила я. - И очень красивые – улыбаясь, сказал он. - А звезды мы идем смотреть в планетарий. Вон он стоит в том конце парка. Бежим наперегонки? – сказал, оборачиваясь к Маше. - Сейчас как раз сеанс начинается. И мы побежали.
Москва 2011
Категория: Рассказы Автор: Ирина Жеребина нравится 1   Дата: 10:09:2011
Пользователи которым понравилась публикация
Вальков Владимир


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru