Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №13 июнь 2017
1 место в номинации "Проза" рассказ Талгата Ишемгулова "Ястребок". В номинации "Лирика" 1 место Иван Малов с подборкой стихов "Степью навеяны строки".











Босяк.

На украинском хуторе
В далёкие года,
Жила была богатая
Известная семья.

И был у них в работниках
Батрак – Андрей Ботва.
Работал хлопец совестно.
Без отдыха и сна.

Его любили девицы
Красив был и умён,
Да вот беда, что беден он
И гол, то, как сокол.

Не знал он рода племени,
Ни батьки, ни семьи,
Нет хаты захудаленькой
Нет даже кочерги.

Но молодец был бравый он,
Поищешь, не найдёшь,
Такого работящего
В пути не подберёшь.

Решил хозяин молодца
На дочери женить
Обманом, заговорами
В позоре обвинить.

Уж, дочка дева старая
Пора. Давно пора,
Сосватать для любимицы
По краше жениха.

На ужин красное вино,
С дурманною травой.
Подали столько, что Андрей
Не знает, как дошёл.




А утром встал, да не один
«Позор!» - хозяин за топор,
«Испортил девку, под венец,
Или тебе конец!»

Пожил он месяц и другой.
Да сердцу не мила,
Живот растёт, уж у жены,
А с ним и грусть отца.

На утро встали, а Андрей,
Простыл его и след.
- Пока не поздно убегу,
Так будет меньше бед.

Бродил он год,
Бродил он два,
Работал тут и там.
Судьба вела и привела
К казацким хуторам.

Кубань – красивая земля,
Бескрайние поля,
Отрадный хутор
Белый весь, в ромашках.
Как в снегах.

Работник нужен тут всегда
И летом и зимой
Решил Андрей остаться там
На годик, на другой.

Но, чтобы долго не крутить
Я правду вам скажу,
Андрей влюбился и всерьёз,
Решил жениться, что ж?

На Марье вдовушке,
Казак, покойный муж её.
Упал он с лошади в бою,
Оставив четырёх.
Да старшей дочери её
И девяти, то нет.
И та батрачит круглый год
В конюшне с малых лет.

Но, что поделаешь любовь
Не спросит сколько ртов,
Она лишь сердцем вас ведёт
И может даже в брод.

Да, против был лишь старый дед,
То дядя мужа – Ким,
Да тот наделал много бед
Досталось, им двоим.
Он был хозяин для него
-«Андрей – да, он босяк!
Племянник помер, с ним и ты
Не вздумай сделать шаг!»


Послал Андрея торговать
В соседний хуторок.
А он пропил, продал бычков,
Да с горя будь таков.

Решили все - сбежал Андрей,
Доволен старый Ким, -
«Блудница, я же говорил,
Беспутный твой Андрей!»

В лесной сторожке жил Андрей,
Скрываясь от врага,
Но вот пришли к нам на Кубань
И Красные войска.
Андрей вернулся в хуторок,
А дядька хвост поджал,
Теперь кулак он, а Андрей
Красноармейцем стал.
Теперь он бегает к нему,-
«Зятёк мой, помоги!
А то запишут в кулаки,
Сочлись мои деньки».


Войска ушли
И с ними он,
Опять она одна,
Опять на Марьиных плечах
И дом и детвора.

Писал он часто письма им
О битвах, о себе,
О сотнях пройденных дорог
По степям и тайге.

Но вот дождалась,
Он пришёл,
Хранил его Господь,
Для той, которая так ждёт,
Не зная сон, покой…

И жили счастливо они.
Не десять, двадцать лет.
И стал, уже он не отец.
А внукам её дед.

Всегда для них он был отцом.
Не трогал никогда.
Не упрекал жену свою,
За сына сорванца.

Все вышли замуж, разбрелись.
У каждого семья,
Вдвоём остались старики,
Да в хате пустота.

За столько лет не дал Господь
Совместное дитя.
Андрей старик, уже седой
И Марьюшка стара.
Она хозяйством занята
Коровы, огород…
А он помощник ей во всём,
Всё дружно, всё вдвоём.




И так бы жили
Да, беда пришла к ним
В дом пустой.
Один прекрасный летний день
Д ля них стал роковой.

С утра проснулись, как всегда
Ранёхонько с зарёй,
Погнала Марьюшка коров
Со стадом за колхоз.
А дед Андрей пошёл косить
Траву в зелёный луг,
Уже и солнце поднялось,
Согрело всё вокруг,
Пропали капельки росы,
Взлетели к облакам.
Большой паук, уж сплёл капкан,
Для не родивых птах.

Вернулись старики домой.
Поели не спеша.
- Ну, всё старик пойдём кА в сад
Работы целый ряд.

По узкой тропке в огород
В обнимку шли они.
Смешно смотрелись старики
Стары, что ль для любви?

Лишь только к месту добрались,
Коровий слышен мыч.
- Бурёнка рано так пришла.
Слышь, как мычит, мычит!

Схожу, старик я посмотрю,
Случилось, может что?
А ты останься, посиди
Приду, тогда начнём.

- Ну, что, Бурёнка, ты пришла?
Сейчас водички дам.
Да, что мычишь?
Ведь это я.
Что смотришь? Что же там?

Корова только головой,
Мотнула снизу в бок.
Рога пробили ей живот,
И крови льёт поток.
Схватила Марьюшка живот,
Но выпали кишки,
Она бежит, - «Андрей! Андрей!
Родимый, помоги!»

Поднял он на руки её,
Понёс к соседям в дом,
А сам на лошадь за врачом
И всё бегом, бегом!

« Лекарства нет! » - сказал им врач.
Езжайте в Краснодар,
Коль даже выживет она,
То будет божий дар.

Искал лекарство наш Андрей,
Три ночи и три дня,
А на четвёртый умерла,
Она от столбняка.

Босяк наш плакал целый год.
Старик, как свечка гас.
Он словно таил на глазах,
С небес просил проказ.

Но дети, внуки старика,
Лишь радость для него.
-Идите жить ко мне домой.
Уж так мне тяжело,
Нет силы, в хату мне зайти,
Стоит она в глазах,
Один весь день.
А мысли всё гуляют в облаках.

Зачем оставил Бог меня, без сердца моего,
Моей души, моей любви,
Скорей, уже б я сдох!?

-Да нет, дедуля,
Приходи ты лучше жить кА к нам.
У нас хозяйство, огород,
И полон дом ребят.

- О, нет, родные, не могу!
- Тогда женись, отец,
Не будешь больше ты скучать,
Просить покой с небес.

Старуха – помощь для тебя.
Не шлём мы под венец.
Хозяйка в доме ведь нужна.
Пойми ты нас отец.

Прознали бабки в хуторке
Жених завидный есть.
И каждый только норовит
Вкуснее, что принесть.
Кто пирожки, кто хлеб ржаной.
Но всех наглей была –
Параня – старая карга.
Скрутила старика.
Пришла и вещи принесла
- Ну, что, Андрей, вдвоём
С тобой мы славно заживём,
Но только в загс пойдём.

С печатью новою своей
Старуха разошлась,
Старик стал лишним вдруг в избе.
Она вся извилась,
Не так он лег,
Не так он встал,
Не так в избу вошел,
Пилила, целый день его,
Хоть выгоняй её.

Запила бабка.
Целый день лежит всё на печи,
А он хозяйка для неё,
И в хате и везде.

Пришла война.
Войска бегут.
Фашисты на Кубань,
Уже забрались и кругом,
Кругом фашистский клан.
Вдруг свой становиться врагом.
Похуже, чем чужак,
От старост нет покоя всем,
Везде великий страх.

Там новый староста,
Как зверь носился в хуторке.
Как будто чёрт вошёл в ребро,
Где он там быть беде.

Поймал еврейскую семью.
Погнал их в лес густой,
Нашли три трупа,
А лицо еврейки молодой,
В гримасе ужас сохранён,
Все помнят и сейчас,
Её открытые глаза.
Мольба в них запеклась.

Андрей скрывал в своём хлеву.
Еврея от врагов,
А значит быть ему в беде,
Узнают, смерь за кров.

Пришёл вдруг староста к нему
- Старик, евреи где?
Да стал, лупить его, как мяч,
По плечам, по спине.
Забрал с собой
И знали все, что смерть его там ждёт,
И слёзы, просьбы хуторян
Ничто не будет впрок.

Но утром вдруг пришёл старик,
Вернее еле полз,
Какой - то немец молодой
От старосты увёз.


Да этот зверь не долго жил
Его за хуторком нашли
Расстрелянным потом,
Для немцев слишком зол.


Старик избитый, еле жив
Ходить почти не мог,
Лежит весь день,
Ни сесть, ни встать,
Совсем, уж занемог.

Так год лежал,
Войне конец,
Страна ликует – мир!
А он лежит,
И не ту сил,
И свет, уже не мил.

- Параня, дай кА мне воды.
- Лежи, молчи, старик!
Сама Параня на печи,
Напилась баба вдрызг.
- Параня, дай, молю тебя!
Просохло всё внутри.
Уж слиплись губы, нет слюны.
Прошу, подай воды!

- Ну ладно, старый хрыч, подам!
Взялась за кочергу.
И по ногам ему дала.
- Теперь, уж я посплю!

Пробила кость ему карга.
А он лежит в грязи,
Не встать, ни сесть, всё под себя,
Теперь, уж он молчит.

Детей Параня отвела от дома старика,
Никто не стал ходить к нему.
Как в дом она вошла.

Хоть звали мамкою её.
Но язва, что сказать.
-Любви я их и не хочу,
Им лишь бы, что – то взять.

Параня смолоду была
Хромой Бабой – Ягой,
Одна прожила целый век
И так помрёт каргой.

-Маманя, деда нам верни,-
Просили дочь и зять.
-Хотите дом его прибрать!?
Он будет здесь лежать.



Но вот валялась как – то раз
Старуха не в себе.
Бутылки две вокруг неё,
Ни капельки на дне.

Пришли, забрали старика,
До дома отвезли.
Дочурка – Саня.
Всё сняла,
Не стала жечь в печи.

Постель, набитую дерьмом
В сарайчик отнесла,
А после баньки за врачом
Послала пострельца.

- Гангрена, - тихо врач сказал,
Гниение ноги,
Ему родные не помочь,
В покое пусть лежит.

Чрез три денька,
А может пять,
Егор к ним сам пришёл,
Их председатель молодой,
С бумажкою большой.

- Параня требует вернуть,
Украли старика,
Она жена, а вы то кто?
Фамилия не та!

А Саня с хаты на порог,
В сарайчик принесла,
Матрас, подушку,
Всё дерьмо, в чём деда привезла.

Егор как это увидал,
- Простите вы меня!
Родные детки вы его,
И вышел, все дела.

Андрей пожил ещё чуть – чуть,
Лишь месяц или два.
Но помер, залитый слезой.
Собралась вся семья.
- Вы детки, милые мои,
Прощаюсь, ухожу,
Не забывайте обо мне,
Я всех вас так люблю.

Андрей босяк живёт в сердцах
Потомков и друзей.
Он дед был бабушке моей,
Прапрадед для детей.

Эпилог.

Параня – старая Карга
Продала Марьин дом.
Забрала деньги всё к сестре,
Слегла и день за днём,
Лежала в вони и грязи.
Ходила под себя,
И так в мученьях померла
Не повидав добра.


Категория: Рассказы Автор: Ольга Адамова нравится 0   Дата: 26:07:2012


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru