Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №13 июнь 2017
1 место в номинации "Проза" рассказ Талгата Ишемгулова "Ястребок". В номинации "Лирика" 1 место Иван Малов с подборкой стихов "Степью навеяны строки".











Ведьма

…Припомнилась соседка Никишиха ещё не совсем древняя старуха-бобылка, давным-давно схоронившая мужа и по всякой важной надобности всегда обращавшаяся за помощью к Ерофееву. Михаил не отказывал, потому что бабку побаивался. За старухой как-то само собой издавна приклеилась слава ведьмы, и повод к тому действительно был. Силу её знахарских способностей однажды ему самому довелось испытать. Было это лет восемь тому, как-то уж поздно по осени в пору первых белых мух Никишиха принесла на починку пару старых стоптанных валенок. Михаил наскоро за один вечер управился с ними, подшив дырявые подошвы резиновыми подмётками, применив на это остаток завалящей старой транспортёрной ленты.
Зайдя за валенками, Никишиха принесла с пяток яиц да кулёк конфет из сельмага.
- Ты уж не обессудь, милок. От щедрот старушьих возьми детям леденцы.
- Ты бы, старая, пол-литра лучше мне поднесла, – безо всякой мысли и не со зла бросил в ответ Михаил.
- Так я не додумалась, – просто повинилась Никишиха. – Завтра возьму в магазине. Зайди, ежели не перехочется.
- Это не перехочется, – вроде отшутился Ерофеев.
Но назавтра о полулитре не забыл и, возвращаясь из пихтоварни после работы, зашёл на запущенное подворье к соседке. Та, не разговаривая долго, вытащила из почерневшего от времени деревянного шкафчика бутылку дешёвой водки, прозванной вероятно за то, что в горле дерёт, «сучком».
- Что-то холодная она у тебя? – заметил Михаил.
-Так по холодку в сельмаг ходила, – как-то с хитрецой ответила старуха.
- Это мы отогреем враз, – пристраивая бутылку в карман рабочей куртки, Михаил почти не слушал её.
Выходя лишь, зацепившись в сенях головой за пучок сухого чистотела, свисающего с низкого потолка, без упрёка просто для порядка бросил:
- Сумрачно у тебя как-то. Свет небось экономишь? Да и во дворе бес ногу сломит. Дрова, когда ещё сбросили валом, гля-ко, так и лежат.
- А у меня, милок, давно уж свой порядок – работа, что по силам, а свет – по глазам. Ты разве не знашь, что к старости дале видишь, потому что не только глазом глядишь, а работашь меньше, потому как меньше ешь.
- Всё шутишь, старая? Ну-ну, – переступая порог, на прощанье бросил Михаил.
Дома, ополоснув руки под рукомойником, сел не торопясь за стол. Дарья приходила со школы всегда позже, когда заканчивалась вторая смена. Наскоро остограмившись и закусив солёным огурцом из подвернувшейся под руку трёхлитровой банки, почувствовал усталость и прилёг в горнице на широкой сосновой лавке, бросив под голову фуфайку, насквозь пропахшую пихтовым и машинным маслом. Уснул тут же, словно провалился в гулкий сухой колодец. Спустя час проснулся, заслышав, как пришла с детьми из школы Дарья. Но подняться сразу не смог, что-то тяжкое и горячее обхватило за шею и словно привязало голову к лавке. Подумалось со страхом: «Что за напасть?». Ощупывая шею, Михаил нашёл её опухшей и непомерно толстой. Боли никакой не было, но дышать было трудно. Он не на шутку перепугался и дико зарычал, усилием воли заставляя себя подняться. Вошедшая в горницу Дарья, всплеснув руками, запричитала:
- Ой-ё-ёй…! Миша, да что же это такое?! В больницу надо!
Притихшие дети, не понимая случившегося, таращились на отца из-за материнской спины. А Михаил, с трудом удерживаясь за лавку обеими руками, вращал медленно головой и ревел:
- Ну, старая карга, рассчиталась бутылочкой за свои вонючие онучи! Ну, ты ответишь мне, поганка…!
С трудом поднявшись, он подхватил висевшую на стене одностволку, и как был в одной рубахе, босиком выскочил на улицу.
- Ты куда, Миша? – не понимая мужа, кинулась следом Дарья.
Никишиха ещё не закрывалась на ночь, но гостей явно не ждала и жутко напугалась, когда в тёмном коридорчике грохнула входная дверь, и раздался сиплый голос соседа:
- Ну-ка где ты тут, ведьма старая?
При свете тусклой лампочки в хату шумно ворвался Ерофеев и, угрожая ружьём, навис над старухой:
- Ну, спасибо за холодную водочку, коряга ты еловая! Удружила! Ну-ка, делай по-скорому всё как было, иначе расстреляю…, как врага народа!
Из-за спины его глянула испугано Дарья.
- Да, окстись, Миша! Бог с тобой, не шути так…, – замахала руками Никишиха.
- А я и не думаю шутить! – хрипел Михаил, наставляя ружьё в сухую грудь старухи. – Ты только глянь на меня! Твоя работа, больше некому, хрычовка ты дремучая! Это твоя благодарность за валенки? Говорю, застрелю, значит, застрелю, если не сделаешь всё по-доброму!
- Меня убить и без ружья давно уж можно, – чуть оправилась от первого страха Никишиха. – И меня зазря винишь. Моей вины в том нет. Худого никогда людям не желала. Своё бы нетерпение обвинил перво-наперво, может быть и взаправду бутылка в коридорчике нахолонула, пока стояла, тебя дожидаючи.
- Ты мне зубы не заговаривай! Делай всё как было, а то убью! – грозил, не унимаясь, Ерофеев.
Дарья повисла у него на руке:
- Ой, Миша, не говори так! В тюрьму захотел? Ой, мамонька моя, детей вспомни!
Михаил после этих её слов чуть остыл, опустил ружьё и, прислонившись к дверному косяку, болезненно обмяк.
- Ну, бабы дуры, что же вы со мной сделали…, – только и просипел опухшей глоткой.
- Ну-ка, милок, присядь-ка, – Никишиха подала ему тяжёлую грубо сколоченную табуретку. – Дай-ка гляну на тебя. Ох-хо-хо, не моя вина, не моя. Напраслину возводишь.
Михаил грузно сел.
- Кончай гнусить, карга! Помоги лучше. Дышать нечем, горит всё тут…, – свободной рукой он осторожно ощупывал шею, второй по-прежнему угрожающе держал ружьё.
Никишиха, приблизившись, прищуром мельком глянула на опухоль и спокойно проговорила:
- От неё проклятой… хворь, ей же и поправишься.
Отошла от мужика, повернулась, обращаясь к Дарье:
- Ежели не всю водку выпил, остаток согрей малость прямо в миске над живым огнём, сделай ему компресс. До утра пройдёт.
Последнее было сказано беспечно и уверенно.
Утром, когда действительно отёк бесследно исчез, Ерофеев, как бы извиняясь за случай с ружьём, отправил старших детей сложить у Никишихи во дворе дрова порядком в поленицу. Но сам не пошёл. И с тех пор серьёзно побаивался старуху, и встречаться с глазу на глаз с ней никогда не хотел, а к алкоголю, удивительное дело, пристрастие у него ушло навсегда, как и не бывало…
***
Категория: Рассказы Автор: Николай Тертышный нравится 0   Дата: 11:10:2012


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru