Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №14 коротких рассказов и стихов
Конкурс закрыт. Дата подведения итогов и оглашения победителей будет объявлена дополнительно. Спасибо всем участникам!











Девочка Женя



Только что закончилось жаркое студенческое лето и наступили те дни, когда можно было забыться и немного расслабить мышцы перед скорым началом учебы. Тем более, что деньжат подкинули хорошо, не обидел директор совхоза, вознаградил за строительство телятника. Да и работали не слабо – от зари и до...
Леха блаженно тянулся на тахте в своей маленькой комнатке, увешанной милыми для него физиономиями из западных ансамблей «Бони М», «АВВА», «Чингиз хан». Вчера Еня, - не то чтобы друг, а так, кореш из параллельной группы, предложил поразвлечься где-то в пансионате за городом. Леха не очень -то его жаловал за занудство, вечно тупые шуточки, гнусавость и жалел, что отсутствовал закадычный школьный дружок Левон, который уехал со своей подругой на юга и вернется только к началу учебы.
Полистав старые студенческие журналы «Меридиан», он взглянул на часы и в этот момент зазвонил телефон и из трубки знакомый голос затараторил,
- Леха, давай, Леха, собирайся! Оторвемся, дискотека, там девочки. Да, с нами еще Кузин катит. Короче, встречаемся на вокзале.
Леха положил трубку и поплелся на кухню. Его мать, женщина крупная не только по весу, но и по должности – главный бухгалтер, грезила свое чадо увидеть где-то в приличном обществе. Она постоянно твердила,
- Учись, Лешенька, судьба вознаградит тебя.
На что тот отвечал,
- Тебя тоже.
Мать, понятно, обижалась. Но теперь, когда он будет учиться уже на третьем курсе университета, - «Нравоучения в его адрес непозволительны», - думал про себя Леха. Конечно, мать есть мать, и она по-прежнему беспокоилась за сына, несмотря на то, что он уже высоченный, взрослый и все сам понимает. Она специально взяла отпуск, чтобы побыть с сыном, откормить его, уставшего после стройотряда. И все-таки он чувствовал свою значимость и пользовался этим.
- Мам, мы тут отдыхать с ребятами собрались на природу. У речки позагораем. Да, и возможно с ночевкой останемся.
Та от неожиданной новости бухнулась широким задом на стул и на ее лице появились морщинки озабоченности и тревоги,
- Сынуля, хватит болтаться, отдохнул бы дома, а то на учебу скоро.
Леха практически не обратил внимания на эти слова и продолжал уминать только что зажаренные, запашистые и теплые блинчики с маслом, запивая их молоком, а мать глубоко вздохнув, продолжала давать ему последние наставления. Он не встревал, знал, что лучше все выслушать и согласиться, но сделать по-своему.
***
Леха подъехал к вокзалу к семнадцати, как и договаривались.
Последние летние дни были жаркими и солнце, яркое на закате, светило из-за крыш, заставляя прищуриваться. Еня и Кузин стояли у киоска, тянули сигареты «Родопи» и вертели головами, пытаясь заметить отсутствовавшего товарища, но все же прозевали и неожиданно появившийся Леха поддав легонько обоим сзади по плечам поздоровался.
- Ты взял чего? – Еня поднял два пальца углом, обращаясь к Лехе и поняв, что тот пустой добавил,
- Ну, давай, короче, скидываемся по пузырю.
- Много, - Кузин скривил свои большие губы.
- Ты че, не себе ведь все! Девочки там..., короче.
Леха без слов достал несколько «чириков» и подал «бумажки» Ене. Тот на ходу считая, побежал в привокзальный гастроном. За разговорами о предстоящем гулянии время, проведенное в электричке, пролетело незаметно. Пансионат состоял из пяти белых, кирпичных трехэтажных корпусов, стоявших на возвышенности. Внизу под крутым спуском протекала небольшая, но быстрая речка Лежа, шириной метров тридцать и виднелся насыпной песочный пляж.
Еня гнусавя «тянул» свои соображения,
- Сейчас сразу идем на дискотеку, а потом собираемся на костер.
Место, действительно всем понравилось, природа впечатляла. Высокие стройные сосны вдоль берега реки, а сверху ярко-алое, двигающееся в сторону заката солнце.
***
Большой актовый зал пансионата был забит достаточно взрослыми людьми, приехавшими на отдых и лечение. После девяти вечера на улице быстро потемнело и пожилые поняв, что их танцевальное время заканчивается. потолкавшись и «оглохнув» от супер модной непонятной им музыки постепенно разошлись, а на смену им набежала местная и приезжая молодежь. Диско-жоккей, заглушая своим голосом музыкальное сопровождение, выкрикивал в микрофон энергичные приветствия новым гостям и названия включаемых им зарубежных шлягеров. Шустрый Еня сразу пролез к нескольким танцующим девочкам и жестами позвал к себе Леху и Кузина. Из огромных динамиков неслись «чингиз-хановские» «Самураи» и каждый дергался, как хотел, или как умел. Слов было практически не слышно и, чтобы что-то сказать приходилось наклонять губы к уху соседа. Сам собой у парней с девчонками образовался танцевальный круг. По знакам внимания партнеров все поняли, кто кому симпатизирует. Ребята об этом еще судили по улыбкам и не отвергнутым незнакомками как бы неспециальным легким прикосновениям. Лехе приглянулась стройненькая, с четко обозначенной талией и черными волосами со стрижкой «каре» миловидная девочка. Она была в обтягивающем свитере и удлиненной юбке. Лицо и цвет одежды разглядеть ему не удавалось из-за мигания фонарей светомузыки, но он определил по ее движениям, что она достаточно очень даже хороша собой.
После нескольких танцев Кузин жестами предложил всем перекурить. Еня, уже вошедший в раж быстрых движений резко затормозил и согласившись, подал девчонкам свои ладони. Так, взявшись за руки, они вышли из жаркого и потного зала на свежий воздух. Выкурив на природе по сигарете и правильно поняв намек Кузина: «Есть чем погреться изнутри!», девицы согласились бросить «это грязное дело» и все дружно пошли к речке.
***
Красотки оказались из обслуги пансионата. Совсем недавно, весной их направили сюда после окончания кулинарного училища на работу поварами. Крашенная в белый цвет Люся забежала по пути на кухню. Пока Леха с Кузиным собирали ветки для костра, а Еня разжигал огонь, девушка принесла сверток с котлетами, хлебом и парой кружек. Еня под мерцающий свет медленно разливал спиртное «на глазок». Пили по кругу. Девочки не отказывались, тем более за знакомство, да и мальчики, вроде попались веселые и озорные.
Леха успел разглядеть поближе черноволосую. Тонкие черты лица, выразительные серые глаза делали ее очень даже привлекательной. Только сильно накрашенные ресницы и губы не понравились Лехе. Да, в принципе, он этому факту не придал особого значения, подумал, что не понимает как должно быть.
Веселье было в самом разгаре. Еня невнятно гнусавя, рассказывал пошлые анекдоты, обняв пышногрудую рыжеволосую Тому. Леха подметил, что они даже чем-то похожи, если не лицом, то фигурой точно. Водка оказалась сильно «пьяной», то ли от того, что была качественной, то ли от душистого соснового и речного свежего воздуха. Девочки совсем разомлели. Кузин шептал что-то на ухо крашеной Люсе, а та громко смеясь, чмокала его в губы. Тома растянулась на песке и, положив голову Ене на ноги, ласково мяукала, когда тот водил своими неуклюжими пальцами по недозволенным местам ее фигуры. Черноволосая Женя пускала колечками сигаретный дым и пыталась нанизать его своим носом. Леха понял, что эту ночь он будет проводить с ней, и про себя подумал: «Повезло, что не рыжая!». Он взял ее сигарету, и они, по очереди затягиваясь, пускали разной величины дымовые фигурки. У Жени был приятный голос, и она заразительно смеялась, когда Леха, пытаясь поймать очередное дымное колечко, «клевал» носом в песок.
Наконец, опьяневший Кузин, нацеловавшись со своей новой пассией закричал,
- За дам, еще не пили, за дам!
Девочки встрепенулись, и рыжая, очумев от ласк Ени, восторженно завопила,
- Давайте мальчики, давайте за нас!
Еня быстренько, на глазок разлил из второй бутылки остатки спиртного в кружки. Девочки, выпив, запрыгали на песке от горькой водки – закуска уже закончилась, и остались одни сигареты.
«Обалдев от градусов» и навалявшись в песке, Люся побежала к воде,
- А купаться слабо? – она забрела в воду.
Конечно, было уже заполночь и не жарко, но все-таки лето. Еня первый откликнулся на призыв и, сбросив брюки, рванул в воду.
- Мы без купальников! - закричала крашеная.
- И мы тоже! - Кузин скинул с себя всю одежду.
- Девочки, раздевайсь, все-равно темно! – скомандовала Тома.
Вода была не парное молоко, но согретые изнутри, да с такой компанией. Визг и крики разносились на весь берег, но местные давно спали, а кто и слышал случайные возгласы, не обращал на обычный летний шум внимания, мало ли что пьяные чудят.
Окончательно замерзнув, все выскочили к чуть тлеющему костру, быстренько накинув на постыдные места свою одежонку, и принялись его раздувать. Еня достал последний «припас». Выпили за дружбу и любовь.
- У нас в блоке есть свободные комнаты, пошли туда, - предложила Люся. Гуляки ее поддержали, и стали быстро одеваться.
Кузин весь вывалялся в песке и никак не мог поймать вторую штанину. Леха ласково помог Жене надеть показвшийся ему теплый и мягкий свитер и прижал ее к себе. Она совсем не сопротивлялась.
Люся сбегала в соседний корпус на вахту за ключами. Еня намекнул еще чуток посидеть, но его не поддержали и пары разошлись по комнатам.
***
Утром партнерши рано убежали по своей поварской работе, а Еня, решивший больше не спать, организовал для друзей маленькую опохмелку. Заранее уговорившись, девочки пришли к электричке, чтобы проводить своих приятелей. Вместе вспомнили приятные минуты вчерашнего вечера, поговорили и помечтали о следующей встрече, хотя все понимали, что вряд ли она состоится. Кузин божился, - «Точно приедем, возможно, на ближайший праздник или на выходные». Девочки помахали с перрона отходящему поезду. Лехе показалось, что у Жени были не очень веселые глаза, или это только показалось. В поезде Еня, не вытерпев, сбегал в вагон-ресторан за пивом. И после этого начались воспоминания.
Кузин не мог нахвалиться своей крашеной Люсей и ночными удачами. Еня, перебивая друга, рассказывал о своих «сексуальных победах» причем в это время даже преобразился его надоевший тянучий и глухой голос. Леха больше отмалчивался и слушал. Вообщем-то, всем показалось, что время провели не зря. Со следующей поездкой решили повременить, тем более, что «на носу» был сентябрь.
***
Прошел месяц. Постепенно ребята втягивались в учебный процесс. Лекции, семинары, занятия. Время, казалось, сжималось, и дни быстро пролетали. Леха часто вспоминал свою случайную подружку, ее большие глаза, нежную белесую кожу, ласковые и теплые руки, тонкую фигуру, но были моменты, когда в суете учебных дел, эти воспоминания как бы удалялись. Но снова и снова что-то возвращало его память туда, к ней. Он даже не знал, зачем ему это нужно и почему его гложет тоска по ставшей вдруг желанной его сердцу девушке. Один раз Леха поймал себя на мысли, что очень хочет снова увидеть понравившуюся ему Женю и не когда-то, а быстрее, сейчас. Он стал интересоваться у знакомых и местных студентов, не сдает ли кто комнату. «Коллегам» по выезду Леха ничего не говорил, а объяснял свой интерес неувязками в родительском доме. Не зря русская пословица гласит: «не имей сто рублей, а имей сто друзей». Через неделю ему нашли комнату в двухкомнатной квартире у мужичка, любившего «приложиться». Небольшая оплата Леху устраивала и он согласился.
***
С момента их встречи прошло почти два месяца. Женя очень удивилась и обрадовалась, увидев старого знакомого, и чуть не лишилась дара речи от Лехиного предложения уехать. Девочки быстренько соорудили стол, стали обсуждать ситуацию. Пока он бегал в магазин за вином, все уже было решено. Рыжая своим громким голосом объявила, что Женю решили отпустить с Лешей, и пусть он ее бережет, а они потом приедут навестить.
- Правда, Женька! Чего тебе красивой тут в глухом поселке прозябать? – добавила крашеная Люся.
Собирать особо было нечего, и Леха, взяв в одну руку чемодан с вещами суженной, а в другую – сумку с продуктами, которые девочки насобирали накануне, двинул к вокзалу. Подруги плелись сзади и громко смеялись. На платформе все выкурили по прощальной сигарете.
Комната Жене показалась не очень чистой и уютной. Первое время она занималась ее приборкой и перестановкой небогатой мебели. Леха приходил поздно. После занятий в университете забегать к матери, а потом уходил с ребятами на халтуру. В основном это была разгрузка вагонов то с цементом, то с кирпичом, ведь деньги вдруг стали очень нужны. Женя просила купить новые обои, чтобы заменить ободранные, чашки, тарелки и другую посуду, да и с одеждой у нее было небогато. Она намекнула, что неплохо бы на барахолке примерить ей зимние сапоги.
Сначала Леха решил, что Женя работать не будет. Уставший за день и согретый ее ночным теплом, нежным телом и «завораживающими ласками» он обещал ей «золотые горы»,
- Ты, любимая, отдыхай, еще наработаешься. Работать должен я, как мужик.
Она прижимала свою головку к его плечу и ворковала,
- Конечно, милый, я тут устаю, приборка. К ремонту все закупаю, а тебя нет целый день, я все одна и одна. Она успокаивалась, если Леха ласкал ее и не возражал.
Незаметно пролетело два месяца и подошло время сессии. У Лехи накопилось много долгов и несданных зачетов, а это означало, что к экзаменам его не допустят. Он стал нервничать, плохо спал. Видя все это, мать проявила требовательность и суровость, и пытаясь вразумить категорически заявила, чтобы он прекратил житье с этой девицей. Рассказывала соседке, как эта «мокрая курица» увела от нее сына, громко ругалась, а потом плакала.
- Она хорошая. Мама, ты просто ее не знаешь, - Леша пытался использовать разные доводы в пользу своей Жени.
- Ты, что, не видишь? - Мать вся белела и «спадала с лица». - Это же пигалица, а ведет себя, как последняя..., - дальше она не договаривала и смотрела на своего Лешу влажными, умоляющими глазами и продолжала свое повествование о том, как зашла к ней днем,
- Бродит, чуть ли не в купальнике, волосы намазаны черт те чем, во рту сигарета, - Мать, жестикулируя, показывала увиденное руками.
- А там еще мужики в соседней комнате так и зыркают на нее. Так она, бесстыжая, хоть бы прикрылась чем!
Леха пытался было что-то возразить, да разве устоишь против матери. Постепенно между Женей и Лехой возникли натянутые отношения. Молодой «муж» понимая сложность возникшей ситуации, стал больше времени уделять запущенной учебе, перестал ходить на заработки. Деньги, естественно, быстро кончились, и Женя начала потихоньку его «подъедать». Сначала Леха успокаивал свою избранницу, но скоро терпение у него кончилось. Теперь, перед экзаменами он, бывало, ночевал, а вернее готовился к предметам у своей матери. Думал, что сдаст сессию и все уладится.
***
К соседу-алкашу, у которого они снимали комнату, иногда наведывались друзья-собутыльники. Женя освоилась, осмелела и бывало покрикивала на них, пугала милицией, и они тихо сидели у себя в комнате. Сосед даже стал побаиваться грозную квартирантку и тайком таскал ей на сданные бутылки конфеты. Однажды он привел с собой каких-то «крутых» ребят. Женя услышала через дверь их разговор. Те, видимо, хотели купить у алкаша комнату и торговались. Она не стала молчать и решила тоже вступить в разговор, но незнакомцы сделали ей внушение,
- Не вякай, а то и тебя выпнем! - Женя немного оробела, но вида не подала.
Хорошенькая, темноволосая, с яркими глазками и нежными губками девушка, естественно, понравилась пришельцам.
- Успокойтесь, ребята, такая милашка, а вы хамите. - Самый полный и возрастной из них, с небольшой лысинкой на затылке мужчина подошел к Жене и протянул руку. – Мое почтение, мадемуазель, Слава, - и заулыбался своим большим ртом с отвислыми губами.
Леха не приходил уже несколько дней, и заскучавшая без него «хозяйка» обрадовалась новому, хоть и не желанному знакомству. Через несколько часов Слава вернулся с шампанским и всякими съестными припасами. Женя хотела было возразить, но потом вспомнила с обидой, что Леха ее бросил, денег нет, и еда тоже вся закончилась.
***
С божьей помощью сдав последний экзамен, Леха, не заходя к матери, забежал на базар за цветами. За десять дней отсутствия он сильно соскучился по своей Жене!
Думал, - «Все постепенно уладится. Перейду на вечернее отделение и пойду работать – выкрутимся».
Дверь открыл алкаш и не пустил Леху,
- Не велено, иди, паря, иди. Тута и без тебя уже..., - произнес он, шепелявя беззубым ртом. Леха стал барабанить, но дверь больше не открылась.
Выйдя на улицу, он увидел в затемненном окне их комнаты два силуэта. Лехе было горько и обидно. Столько старался, ведь любил... . Выругавшись про себя и оставив цветы замерзать на заснеженной скамейке он пошел в общагу к ребятам, где отмечалось окончание сессии, и первый раз сильно напился.
***
Прошло несколько дней. Сначала Леха думал, что Женька сама найдет его и все выяснится. Он не хотел верить, что она предала его. Потом ему стало казаться, что виноват он сам, долго не приходил, оставил одну. Терзался в неведении и все-таки решил поставить точку в своих сомнениях, а для этого обязательно хотел увидеть Женю и поговорить с ней. «Смалодушничал!», – ругал он себя, вспоминая последнее посещение.
Дверь открыла Женя. На ней был красный замшевый, совсем незнакомый халат, и сама она была какой-то не такой. Он сразу это почувствовал. Чужой взгляд, «не родной» запах духов, цвет помады и взгляд был как бы ее и в то же время не ее, глаза «бегали не находя места». Разговор не получился, Леха выскочил на улицу, сел на скамейку. Закурил. Злоба душила его. Про себя он перебирал различные ругательные слова, предназначая их возлюбленной.
«Еще, милый, прости говорит!» - Леха сплюнул на землю. – «Замуж она, видите ли, собралась, дурра!»
Сказав в запальчивости эти слова, он бросил окурок и быстро ушел. Друзья успокоили товарища убедительными доводами. Да и действительно, ему еще учиться, а тут бы «на шее»...
- Хорошо еще без детей, легко отделался. А то, знаешь, сейчас бабы какие? – предостерег Левон.
Больше всех ссоре, конечно, обрадовалась мама Лехи.
- Послушай, сын, все наладится, а хорошую девушку еще найдем. - Она гладила Лешу по голове и довольная улыбалась.
Постепенно все стало забываться, появились новые подружки, но все же он вспоминал свою Женю как сон, красивый, несбывшийся сон. Несколько раз его тянуло сходить к дому и повстречаться с ней, но видимо из-за сердечной горечи поход отменялся. Да и на кого смотреть? Ведь слух прошел, что Женя вышла замуж за какого-то бизнесмена. Кузин и Еня раздобыли информацию, что они и живут в той же квартире, выкупив ее у алкаша. Кузин вызнал, что у нового муженька водятся деньжата и ездит он на классной машине.
- Повезло бабе, - с ухмылкой тянул Еня после одной из тусовок и предложил,
-Может, взорвать его, в смысле - машину? - На что Леха категорически отказался и запретил корешам что-либо делать без его ведома.
***
Так незаметно подошла и успешно прошла летняя сессия, студенты опять готовились ехать на заработки. Леха с друзьями подрядились на строительство здания котельной в одном из колхозов. Там за месяц ударной работы парни сумели хорошо подзаработать на кладке кирпичных стен здания и вернулись на несколько дней в город поразвлечься, тем более, что кирпич кончился и делать все равно было нечего.
- Леша, - мать встретила в прихожей своего уставшего и, как ей показалось, похудевшего сына, - Слушай, звонил какой-то Славик, сказал, что муж Жени. - Мать удивленно посмотрела на сына.
- Ну, и..? - Леха не менее удивленно хлопал глазами.
- У них родился сын, и он приглашал тебя в эти выходные на крестины. - Мать сделала паузу, накрывая обеденный стол. - Я сказала, что тебя нет.
Леха весь чистый, прямо из ванной комнаты, вдыхал приятный аромат домашнего съестного. Но что-то не давало его душе покоя. «Зачем этот Славик? Знать его не знаю, и вдруг – в гости».
Мать все хотела порасспросить Лешу, как да что за работа там, но тот мыслями «ушел в себя» и отвечал невпопад.
- Лешенька, да плюнь, не ходи. Вот ведь напасть какая и тут им не живется, - ругалась она, подпихивая тарелки с кушаньем сыну.
Ночью он плохо спал из-за кошмарных снов, которых раньше вовек не видал. Проснулся рано, весь в холодном поту. Долго лежал, соображая, и, наконец, решил идти. Сколько же он не видел Женю? Леха пытался вспомнить их последние дни, последние встречи. Получалось что-то уж очень давно, чуть ли не восемь месяцев. Он не знал, о чем они будут говорить, а тем более со Славиком.
Друзьям Леха сказал, что приболел и никак не может с ними повеселиться. Конечно, матери он тоже не хотел говорить правду, мало ли чего. По дороге зашел в магазин и купил коробку конфет и небольшого плюшевого медвежонка, который ему приглянулся. Для себя решил, - «Цветы пусть покупает муж» и, настроившись решительно, зашел в подъезд.
Двойную и, видимо, тяжелую дверь после звяканья замками открыл в длинном махровом халате полный, добродушно-круглолицый, с большими залысинами мужчина. Гость представился, и широкое лицо хозяина расплылось в улыбке. Он представился Славиком, долго тряс руку гостя. Леха помнил еще те замызганные комнаты и не узнавал свое бывшее жилье. Теперь шикарная, видимо, импортная мебель заполняла их.
- У нас сегодня праздник, крестины сына. Мы его Лешей назвали. - Славик топтался на месте, смешно перебирая ногами. - Женечка просила пригласить вас, как очень хорошего давнего друга. Будут еще гости, но это ничего. Вы знаете, все-таки сын.
- Да, я поздравляю, - Леха, смущаясь, положил на столик конфеты и медвежонка.
- Сейчас выйдет Женя, она кормит малыша, - и Славик показал на закрытую дверь той комнаты, где когда-то... Конечно, ведь прошло не так много времени, и Леха вдруг что-то вспомнил из той поры. У него даже чуть-чуть закружилась голова от этих бурных событий. Хозяин начал было рассказывать о мебели, которую он где-то достал за валюту, чем гордился, но его рассказ неожиданно оборвался, когда дверь тихонько отворилась,
- Женечка идет.
Лехе казалось, что у него давление «шкалит» и вся голова от напряжения наливается кровью. На улице он бы даже не узнал ее, Женю. Она похорошела,
округлилась. Волосы, лицо – все не то, чужое, незнакомое. Глаза и улыбка – милая, прежняя улыбка. У Лехи по телу забегали мурашки. Он пытался вглядеться в нее, в свою бывшую Женю, понять, что же в ней изменилось, но мысли его терялись, не находили ответа и таяли в голове.
- Здравствуй, Леша. - Женя подошла и протянула ему свою пухлую руку.
Он хотел встать и не мог, что-то промямлил в ответ.
- Молодец, что пришел. - Женя присела на край дивана.
- Я сейчас кофе и коньячку за знакомство, - Славик, потирая свои ручонки, ушел за дверь.
Леха молчал и смотрел на бывшую любимую печальными, потерянными глазами.
- Пойдем, я покажу тебе малыша. Сегодня в церкви крестили. Я хотела, чтобы и ты пришел. Леха на ватных ногах пошел за ней. В кроватке весь закутанный лежал маленький человечек, только его красное немного шевелившееся личико говорило, что это не кукла.
- Спит, наелся и спит. А сопит-то как! - Женя улыбнулась и поправила одеяльце на ребенке.
- На кого похож? - она посмотрела на Леху.
- Не знаю?
- А мне кажется на меня. Смотри, особенно губы и чуточку на тебя, - Она наклонилась над малышом подняла его головку и немного сощуренным, пронзительно ярким взглядом посмотрела на Леху.
Тот от всего увиденного и услышанного, неожиданных слов вдруг покраснел, потерялся и быстро замигал ресницами. Ему казалось, что он пьян без всякого коньяка.
- Да ладно, не тушуйся, он наш, - Женя вдруг выпрямилась, прижалась к Лехе мягкими горячими грудями, которые он ощутил даже через свою одежду и ее халат и прислонила свои теплые, нежные губы к его щеке. Затем взяла его за руку и вывела из комнаты.
***
- Садитесь, садитесь, - Славик принес большой цветастый поднос с кофе и коньяком. Леха теперь совсем не знал, о чем говорить, он только решил для себя, что нужно скорей уходить. Заплакал ребенок, и Женя вернулась в свою комнату. Он еще раз промямлил какие-то слова поздравления, залпом вылил в себя наполненную рюмку. Посидев для приличия еще минутку, вдруг стал прощаться, сославшись на срочные дела.
- Вы уж, Леша, вечером не забудьте, приходите часиков в семь, - Славик дружелюбно улыбался. - Поближе познакомимся, поговорим.
Но Леха мысленно был уже за дверью. Дойдя до сквера, он плюхнулся на первую скамейку и долго сидел, наблюдая за шустрыми, прыгающими воробьями.
«Что же делать, как же быть?» - напевал он про себя, постепенно обдумывая происшедшее. Мысли его медленно восстанавливались, но «мурашки» все еще не прошли.
- Дяденька, который час? – Леха вдруг очнулся и увидел рядом стоящего небольшого парнишку. - Дяденька!
- Что? Да, действительно, который? - и Леха посмотрел на часы...
Категория: Рассказы Автор: Андрей Котов нравится 0   Дата: 01:10:2012


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru