Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---
---
---






Вопреки

На прикроватной тумбочке настойчиво дребезжал будильник. Наконец из-под одеяла показалась рука, которая плавно опустилась на кричащий будильник. На циферблате было ровно шесть утра и две минуты. Сонный и совсем не отдохнувший Иван Иванович, выбравшись из пышного теплого одеяла, уселся на краю кровати и, свесив ноги вниз, начал усердно искать тапочки. Он сладко зевнул и посмотрел на будильник. Время шло, и нужно было собираться на работу. Только теперь до него стали доноситься отчетливые звуки из кухни. Звенели тарелки, свистел чайник. Это его любимая жена Маша готовила завтрак. Иван Иванович довольно улыбнулся, похлопал себя по щекам, чтобы окончательно проснуться, и отправился в ванную умываться.
- Ой, Ваня, уже все готово, – приветливо встретила мужа Мария Антоновна, когда он входил в кухню, - садись кушать.
Омлет и свежий салат, стакан томатного сока. Все это так приятно пахло и красиво выглядело, что Иван Иванович опять довольно улыбнулся. Его не надо было долго уговаривать. Он умостился на свое любимое место и принялся за еду.
- Ваня, ты так много работаешь, так нельзя, – рядом за стол присела Мария Антоновна и аккуратно начала разговор, - ты вчера вернулся с работы в два часа ночи. Сегодня вот пораньше на службу. Ты совсем не высыпаешься. Ваня, ты уже не мальчик!
Иван Иванович даже закашлялся.
- Маша, ну что ты! – он мягко улыбнулся, - конечно, я уже не мальчик. Я мужчина.
- Опять ты шутишь! – Мария Антоновна переживательно сердилась, – Ну что, разве без тебя на работе не могут обойтись хоть денечек?
- Машенька, у нас все специалисты на вес золота. Тем более мне отчет нужно сдавать по вчерашнему происшествию, – уже вставая из-за стола, продолжал Иван, – Ну, не хочет к нам идти работать молодежь. Тяжело у нас в отделе молодым ребятам. Вот и Сашка с Юркой норовят сбежать. И года еще не прошло, как они после института к нам устроились работать, а уже все пороги начальству оббили, чтобы их перевели в другой отдел.
Иван Иванович допил сок и собрал тарелки со стола.
- Очень вкусно! Спасибо тебе, Машенька! – он нежно поцеловал жену и направился в коридор одеваться.
- Сколько сил и нервов ты вкладываешь в свою работу. Пора уже на заслуженный отдых. Пообещай, что подумаешь над этим вопросом, – уже в коридоре продолжила разговор Мария Антоновна. - А еще знай, что тебя любят и всегда ждут дома.
Иван Иванович с обожанием взглянул на свою жену. Мария Антоновна заботливо повязала ему шарф.
- Спасибо тебе, моя родная, – Иван опять довольно улыбнулся, а потом смешно поморщил нос.
- Ну и проказник же ты! – Маша звонко засмеялась.
Иван ловко выскочил в открытую дверь и словно мальчишка побежал вниз по лестнице. Возле подъезда он впрыгнул в ожидавшую его машину скорой помощи. Раздались два коротких сигнала для Марии Антоновны, и старенький УАЗик тронулся с места.
***
- Василий Сергеевич, доброе утро! – весело поприветствовал Иван водителя УАЗика.
- Доброе, Иван Иванович! Удалось хоть немного отдохнуть?
- Немного… Слушай, Вася, а давай на этих выходных на рыбалку съездим? – Иван задорно потер руками в ожидании положительного ответа.
- Да, я же только за! Так вы ведь сами и не поедете. Опять пойдете на подмену. Кто-то вас попросит, а вы и не откажите.
- Нет, в этот раз железно едем! – с максимальной серьезностью в голосе сказал Иван.
- Ловлю вас на слове, Иван Иванович! – довольно улыбнулся Василий.
По радио зазвучала веселая мелодия и Вася сделал звук по громче. Не зная слов, он, словно мурлыкая, пытался подпевать приятному мужскому голосу. При этом всем своим лицом изображал все, о чем пелось в песне. Этим он так веселил Ивана Ивановича, что тот иногда даже не мог сдерживаться и заливался веселым хохотом. В Василии Сергеевиче, водителе с приличным стажем работы, соединялись ответственность с юношеской бесшабашностью. Даже при идеальном порядке в машине и всей серьезности использования данного транспорта, у него на панели красовалась игрушечная девочка - гавайка, которая при каждом движении автомобиля смешно двигала из стороны в сторону бедрами, обернутыми в юбку из листвы. Он называл ее Алаула и говорил, что она помогает ему не сойти с ума после тяжелого рабочего дня.
- Ну, Василий Сергеевич, хорошего нам рабочего дня! – пожелал Иван Иванович, когда они с Василием прибыли на территорию станции скорой помощи, на что получил одобрительную улыбку Василия.
Иван вышел из машины и быстрыми шагами направился к входной двери. Уже у самой двери он столкнулся со старшей медсестрой Зинаидой Петровной.
- Доброе утро, Зиночка! – весело поприветствовал Иван Зинаиду Петровну, которая со всей своей полнотой была очень активным человеком и вот теперь опять куда-то мчалась, едва не сбив его дверью.
- Доброе утро, Иван Иванович! Простите меня, чуток Вас не зашибла, - она быстренько и профессионально окинула Ивана взглядом с головы до ног.
- Здоров! – констатировал Иван Иванович, и засмеялся. – Куда это Вы так спешите? Мы на работу, а Вы с работы…
- Я в магазин. Это же две минутки. Туда и обратно. Пришла утром, а ни чая, ни кофе нет. Эта молодежь ни о чем не думает! – покачала она головой.
- Да, у молодежи всегда найдутся занятия поважнее, - улыбнулся Иван. Ему только сейчас пришла в голову мысль, что он и сам уже не помнит, когда в последний раз покупал чай. И чтобы Зинаида не заметила его смущения, он решил поскорее закончить разговор. - Не задерживайтесь, Зиночка.
В кабинете в такую позднюю осень всегда было холодно. Даже в отопительный сезон батареи были скудны на тепло.
- Надо же, как похолодало! – сказал молодой специалист Сашка, еще больше кутаясь в свою курточку.
- Угу! – поддержал его Юрка, такой же молодой специалист, не отрываясь от монитора компьютера.
- За людей нас не считают! Если мы часто бываем на выезде, что нам теперь и топить нормально не надо! – продолжал бурчать Сашка.
Сашка был из тех специалистов, которые когда учились в институте, совсем по-другому представляли свою профессию, так сказать, в реальной жизни. Думал, что такая важная профессия даст ему возможность подняться на ноги, обеспечить себя и своих родителей, а в будущем и свою семью. Но сейчас Сашка по распределению попал в психиатрическую специализированную бригаду №36 на станции скорой помощи, и эта служба рушила все его стереотипы. Еще и года они вместе с Юркой не проработали в этой бригаде, а Сашка уже ненавидел каждый рабочий день. Его ужасало количество психически нездоровых людей в городе. Однажды он даже выезжал на вызов к собственному соседу, о котором никогда и не подумал бы, что у него есть такого рода проблемы. Каждый день он возвращается в дом своих родителей, с которыми по-прежнему живет, каждый месяц получает нищенскую зарплату, на которую и себя-то с трудом кормит.
- Чего ты завелся с самого утра? Сейчас пошлют на вызов, согреешься, – оторвавшись от компьютера, съехидничал Юрка.
Сашка лишь одарил его презрительным взглядом.
- Ой, да брось ты! Не хочешь работать здесь, иди работать в частную клинику. Чего других-то напрягать своей кислой физиономией! – и Юрка снова уткнулся в монитор компьютера.
Юрку никогда не видели в плохом настроении или поникшим. Он и Сашка учились вместе в одной группе мединститута, были очень разными и, наверное, именно поэтому дружили. Друг для друга они были неким стимулом: один был слишком серьезным, а другой чрезмерно веселым. Вместе идеальное сочетание ответственности и хорошего чувства юмора.
Дверь в кабинет открылась и на пороге показалась высокая фигура Ивана Ивановича.
- Приветствую! – поздоровался Иван с Сашкой и Юркой.
- Здравствуйте! – в один голос ответили молодые специалисты.
- Что это вы Зинаиду Петровну в магазин сослали? – с улыбкой на лице спросил он у ребят.
- Так мы предлагали сходить, но куда там! Получили по первое число! – начал отчитываться Юрка. Он отклонился от компьютера, чтобы видеть Ивана Ивановича.
- Она сама не хочет, чтобы ей помогали, – добавил Сашка.
- Характер у нашей Зиночки Петровны, конечно, не подарок, – снимая курточку и вешая ее в шкаф, мягко сказал Иван, - но это не значит, что она не хочет, чтобы ей помогали. Отчасти ее характер - это не ее вина, а отпечаток нашей работы. Вам очень многому можно у нее научиться. Поверьте, если бы не эта чуткая женщина, то даже такой мелочи как чай, ну я точно уже бы лет десять не видел в нашем кабинете.
- Так мы знаем это, Иван Иванович. Ну, совсем из башки вылетело, а ведь она мне вчера напоминала, чтобы я купил чай, а я ей: «Конечно, Зинаида Петровна! Не вопрос, Зинаида Петровна!», - сам себя перекривляя, затараторил Юрка.
От этих Юркиных гримас и псевдопародий то на себя, то на Зину, даже Сашка не удержался и захихикал. Иван Иванович, одевая свою ярко оранжевую спецкурточку, с улыбкой на лице лишь покачал головой.
Зинаида Петровна была права. Она очень быстро вернулась из магазина.
- Ну, вот и я, – Зиночка, немного запыхавшись, оповестила всех о своем приходе, - сейчас чайку попьем.
Юрка решил реабилитироваться в глазах коллег и тут же кинулся помогать Зинаиде Петровне с приготовлением чая. Иван Иванович посмотрел на свои часы, было без пятнадцати восемь утра. В кабинет вошел Юрий Степанович, старший врач предыдущей смены.
- Доброе утро. Мы все, уже по домам. Последние карты вызовов сданы диспетчеру. Принимайте дежурство, - Юрий Степанович приподнял свою шапку за козырек в знак прощания, - всех благ.
По кабинету, что в привычном общении, назывался комнатой отдыха, стал распространяться приятный фруктовый аромат чая. На минуту Иван Иванович представил себя в саду, где до самой земли нагнулись ветви деревьев под весом богатого урожая красных яблок. Он протянул руку, чтобы сорвать яблочко, но резкий звонок телефона вернул его в реальность.
- Слободко слушает! – Иван Иванович ответил по телефону.
- Тридцать шестая бригада на выезд. Мужчина тридцати лет, - в трубке слышался женский голос диспетчера скорой помощи, - угрожает, что выпрыгнет из окна девятого этажа, если его требования не будут выполнены.
Иван Иванович положил трубку телефона и оповестил свою бригаду о вызове. Через две минуты все уже находились в машине скорой помощи, а еще через семь минут, вся бригада уже стояла под тем самым домом, из окна которого собирался прыгнуть потенциальный самоубийца.
- Василий Сергеевич, отгони машину чуть в сторону, чтобы не маячила перед его глазами, - Иван Иванович не сводил глаз с силуэта в окне на девятом этаже. – Кто его знает, как он будет реагировать.
Лифт не работал и бригада молча поднималась по лестнице. Все это время они слышали, как сверху доносились разъяренные крики чего-то требующего мужчины. Он выбрал подъездное окно, при этом, распахнул полностью фрамугу и время от времени то залазил на подоконник, то слазил с него. Все эти манипуляции он сопровождал нецензурной бранью, криками, которые порой становились похожими толи на плачь, толи на вой.
Первым на площадку аккуратно поднялся Иван Иванович. За ним чуть в стороне остановилась Зинаида Петровна. Сашку и Юрку Иван Иванович попросил пока не показываться, чтобы не раздражать и без того нервного мужчину. Мужчина сидел на подоконнике спиной к открытому окну и под нервный смех раскачивался вперед-назад. Услышав, что кто-то зашел на площадку он закричал.
- Стой! Я прыгну! – вскочив, он развернулся лицом к открытому окну и поставил одну ногу на подоконник.
- Тише, тише, - спокойно заговорил Иван, при этом остановился. – Я хочу знать, почему ты хочешь прыгнуть? Возможно, тебе кажется, что нет выхода из сложившихся обстоятельств, но это не так. Хочешь, я помогу тебе…
- Да не надо мне твой выход! – взревел мужчина. – Дай мне чекушку!
Было видно, что парень прилично пьян.
- Хорошо! Но, если ты спустишься с окна и пойдешь со мной, то я смогу купить ту чекушку, которую ты захочешь, - Иван Иванович сделал шаг вперед.
- Стой, я тебе сказал! Седой, ты, что не понимаешь? – и мужчина взобрался двумя ногами на подоконник, упершись руками в деревянные откосы. – Мне нужна чекушка водки! Ты думаешь, я жить хочу? Я хочу чекушку!
Пьяное тело шатало из стороны в сторону.
- А эта пусть даже не подходит. Ненавижу толстых теток! – кивнул в сторону Зины потенциальный самоубийца.
- Хорошо! Вот, смотри, - Иван Иванович сунул руку в карман и достал деньги, - пошли, я куплю тебе все, что ты захочешь!
Показалось даже, что мужчина облизнулся.
- Ладно, седой…
Иван Иванович начал потихоньку подходить к мужчине, когда увидел, что его тело предательски пошатнулось назад и, сам того не ожидая, мужчина начал цепляться за деревянный откос. Все, что успел сделать Иван Иванович, это ухватиться за рукав куртки падающего мужчины.
Это потом в расследовании расскажут о том, что был низкий подоконник и что нельзя удержать навесу падающее тело. И будут говорить о храбром сердце и о вечных ценностях, а еще о цене жизни.
А сейчас возле двух тел, которые лежат на асфальте мечется, не зная границ отчаяния, водитель скорой помощи и рвет на себе волосы, и приседает, и опять встает на ноги, и опять приседает. Поворачивается к толпе зевак и полными слез глазами ищет того, кто сможет дать ответ на вопрос «почему?». А из подъезда злосчастного дома выбегает старшая медсестра. Она все знает и все понимает, но все равно бросается к лежащему вниз лицом бездыханному телу в оранжевой курточке. И зовет на помощь молодых ребят, молодых специалистов, и они послушно идут, пребывая в полном недоумении. А рядом лежит тело самоубийцы. По иронии судьбы его тело приняло позу кающегося грешника: он стоял на коленях, упершись головою в асфальт, но о покаянии не было и речи.
Категория: Рассказы Автор: Виктория Максимчук нравится 0   Дата: 15:12:2012


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru